Category: криминал

melancholy

...

Этих историй гораздо, на порядки больше в фейсбуке, чем здесь. И все-таки зафиксирую здесь тоже.

Мои благодарность и восхищение всем участницам флешмоба ‪#‎янебоюсьсказать‬. Акцию считаю исключительно полезной хотя бы потому что она раскрывает глаза. Говорю это не теоретически, а лично про себя. И главное здесь слово - масштаб. То что мне казалось точечным несчастьем оказалось обыденностью. И одно дело видеть цифры статистики (надо разбираться кто и как собирал) или даже знать о конкретных случаях с твоими родными или знакомыми (точечное несчастье), и другое - видеть поток у себя в ленте, когда один за другим раскрываются люди, которых знаешь лично, и рассказывают, рассказывают, рассказывают. И их много, очень много.

Как вижу из постов в ленте - я далеко не один, для кого масштаб стал откровением.

Самое, может быть, важное - что огромное множество историй и комментариев под историями - о том, что значительная часть общества в той или иной степени становится на сторону насильника. И пока все социальные страты пронизывают стереотипы, что ничего в этом особенного нет ("подумаешь, а мужикам морды бьют", "это природа"), и что для женщины стыдно этим даже поделиться ("это позор"), и что заявить на насильника - дурно ("это от большой любви", "выпил лишнего, бывает", "сама, возможно, спровоцировала") и т.д. - ничего не изменится. Потому что преступники чувствуют у себя за спиной поддержку, ощущают правоту и отлично знают, что это общественное давит и на жертву, поэтому скорее всего все сойдет с рук.

Чтобы это хоть отчасти изменить, это надо понимать. Флешмоб (до чего неуместное тут слово), эффективно вскрывающий степень распространения и запущенности проблемы - первый, сильный и совершенно необходимый на этом пути шаг. Еще раз: мои благодарность и восхищение всем, кто нашел в себе силы рассказать. И не обращайте внимание на dolboebов.
melancholy

...

Заказчик убийства Листьева сидит в Совете Федерации РФ. Заказчик убийства Немцова возглавляет субъект РФ. Заказчик убийства (несостоявшегося) Кашина возглавляет другой субъект РФ. Исполнитель убийства Литвиненко сидит в Государственной Думе РФ.

Все так компактно. Есть в этом какая-то гармония, что ли.

melancholy

Шилишпер

- Еще один. Сколько же этих идиотов по земле ходит... - с тоской думал судебный следователь, разглядывая неопрятно одетого мужика.

- Так расскажи мне, братец, зачем ты отвинчивал гайку?

Мужик молчал, опустив глаза.

- Ну же, давай, рассказывай. И не прикидывайся немым, тебе это не поможет. При обыске у тебя было обнаружено девять таких гаек. Девять! Ты понимаешь, что из этого могло выйти? Да что вам, дуракам объяснять, - следователь встал из-за стола и заходил по комнате. - Впрочем, нет, ты не дурак. Ты только прикидываешься дураком. Вы все прикидываетесь, а на самом деле все понимаете, не можете не понимать.

- А ты знаешь, что ты не первый такой, а? - следователь остановился и пристально посмотрел в глаза мужику. - А если вас таких много, может быть вы все заговорщики? А ты знаешь, как караются у нас заговоры? Если ты будешь дальше молчать, можешь попрощаться со своей семьей. Будешь говорить? Ладно, тогда скажу я.

- Шилишпер? - вдруг спросил следователь и подмигнул. - Шилишпер, а? Шилишпер не водится, а налим со дна берет? Нужна гайка? Так?

На лице мужика в первый раз появилось что-то вроде удивления.

- Думал, я не догадаюсь? Вот видишь, братец, меня не проведешь. Я и сам все знаю про тебя. Но для твоего же блага ты должен сказать мне сам. Говори. Ну? Говори, рассказывай, зачем гайку отвинчивал, сколько их у тебя. Кто еще здесь отвинчивает гайки. Ну же. Говори быстро, дурак! Ах не хочешь? Ну и черт с тобой!

- Семён! - надрывно закричал следователь. - Увести этого идиота! Быстро! И введи его жену.

- Это неслыханный случай - девять гаек! - говорил следователь изможденной, заплаканной женщине. - Поезд недавно опять сошёл с рельсов. Твой муж молчит, но ты должны ответить на все мои вопросы, ему грозит каторга, если ты будешь молчать. Итак, давно он отвинчивает гайки? Один или с кем-то? Отвечай!

- Вы знаете, - сказала женщина, - мама была очень против. Вы теперь, наверное, поняли – он же блаженный. Над ним вся округа смеялась, а он растяпа был, жалкий такой. Мама говорила: «Это же сталкер, это же смертник, это же вечный арестант! А дети? Ты посмотри, какие дети у сталкеров!» И знаете, я даже не спорила!