Илья Симановский (_o_tets_) wrote,
Илья Симановский
_o_tets_

Category:

...

Яков Аркадьевич Гордин позавчера рассказал, как в 1954 году он ехал через всю Россию к месту прохождения армейской службы. Лихое возбуждение, охватившее призывников в дороге, лучше всего выразилось в запомнившемся ему грозном вопле:

"Держитесь, сибирские жиды! Ленинградские хулиганы едут!"

- Понятно, что этот феномен абсолютного раскрепощения по дороге в армию, - добавил Я.А., когда затих смех, - многократно усиливался в военное время, когда люди понимали, что их ждет.

Обсуждались воспоминания Льва Разумовского, где он описывает разгромы и грабежи на железнодорожных станциях, которыми под лозунгом "Помирать едем, хоть гульнем напоследок!" многие его попутчики отметили свой путь на фронт.

[отрывок из воспоминаний Л.С. Разумовского]

Жизнь учит меня грубо и жестоко. Я уже не психую и не лезу в драку, когда на каждой остановке человек тридцать срываются громить базар, а только с тоской гляжу, как разбегаются бабы, утаскивая свои нехитрые пожитки, уже не замечаю ежедневных трофеев с базара, жадное, скотское поглощение их, а то и просто игру трофеями. Летят в прохожих из вагона вареная картошка, куски хлеба, кости от мяса…

Два эпизода запоминаются мне. Девочка лет десяти, закутанная в большой серый платок и в больших материных валенках, останавливается и подбирает кусок сухаря, которым ей залепили по спине, прячет его в рукав какого-то драного полупальтишка и стоит, ждет – может быть, еще бросят?

Двое парней притаскивают в вагон ведро овсяного киселя и сразу же закрывают за собой дверь.

– Бегить бабка за нам! – объясняют они, вынимают ложки и начинают хлебать кисель. Их окружают еще четверо, кисель – это вкусно, ведь мы все время едим всухомятку, иногда размачивая наш рацион кружкой кипятку, нацеженного на станции, а тут – кисель! Целое ведро!

Мне слышен старушечий голос за дверью, жалобный и монотонный.

Слов не разобрать, но ясно, что просит она отдать ведро, просит безнадежно, не надеясь на удачу. Скулит старуха за дверью, с аппетитом чавкают шесть ртов в вагоне.

Через некоторое время раздается властный стук в дверь.

– Открывай!

Мы слышим голос сопровождающего. Ведро быстро убирают под нары, ложки за онучи. Дверь открывается.

– Ведро брали? – строго спрашивает он.

– Не… Како ведро? – тянет смуглый парень, тот, что рассказывал о девках.

– Я говорю – где ведро? – повышает тон сопровождающий. Меня охватывает радость. Сейчас он отнимет у них добычу, а этих сволочей…

– Вот что, робята! – говорит сопровождающий. – Бабка шум подняла, могет охрану станции вызвать. Вы кисель-то съешьте, а ведро бросьте ей, пусть подавится!

Смуглый берет ведро, открывает двери с другой стороны вагона и выкидывает ведро с остатками киселя под насыпь.

Сопровождающий уходит. Все довольны. За дверями бряканье пустого ведра и удаляющиеся всхлипывания.


<....>

Все больше остается за нами разгромленных базаров, опрокинутых бидонов с молоком, пролитых бабьих слез и пьяной похвальбы потом.

Я как-то спросил Вадима – зачем? – и услышал ответ, поразивший меня своей первобытной логикой, чем-то напомнивший мне прочитанное о Золотой Орде:

– Все едино помирать едем, хоть гульнем напоследок!

И гульба идет. Сопровождающий почти не показывается, и я смотрю на него уже совсем иными глазами. Я случайно подглядел, как на днях с ним делились ворованными булками, и он взял! Спокойно засунул одну в рот, две за пазуху и вышел из вагона.

Сегодня утром впервые грабящим был дан отпор. Двое парней из нашего вагона подскочили к женщине и, как обычно, потехи ради, опрокинули ее большой бидон с молоком, – женщина охнула и бросилась его поднимать, остальных баб как ветром сдуло с длинного стола под навесом – импровизированного станционного базарчика.

И вдруг высокий мужчина в ватнике и сапогах подбежал к нашим и пошел работать! Левой, правой, левой, правой! Как у машины, замелькали кулаки! Один из парней упал, второй побежал, но мужчина догнал его, толкнул в спину и лежащего долго охаживал сапогами. Мне слышен был крик, потом я увидел побитого, пробирающегося к эшелону. Руками он закрывал лицо. Из-под пальцев сочилась кровь.

(Л.С. Разумовский, "Нас время учило...")

Tags: лев разумовский
Subscribe

  • ...

    Воспоминания Льва Разумовского "Нас время учило..." о войне и блокаде будут представлена на ярмарке интеллектуальной литературы…

  • ...

    Долгожданная новость: на "Озоне" появилась книга военных воспоминаний Л. Разумовского, которую мы издали всем миром.…

  • ....

    Друзья (особенно питерцы!), приглашаю вас в среду 6 апреля на презентацию книги Льва Разумовского "Нас время учило...". Сам я тоже…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ...

    Воспоминания Льва Разумовского "Нас время учило..." о войне и блокаде будут представлена на ярмарке интеллектуальной литературы…

  • ...

    Долгожданная новость: на "Озоне" появилась книга военных воспоминаний Л. Разумовского, которую мы издали всем миром.…

  • ....

    Друзья (особенно питерцы!), приглашаю вас в среду 6 апреля на презентацию книги Льва Разумовского "Нас время учило...". Сам я тоже…