Илья Симановский (_o_tets_) wrote,
Илья Симановский
_o_tets_

Category:

Природа Корфу

На вопрос "почему именно Корфу" у нас есть несколько ответов, но есть и главный: потому что Даррелл. Не Лоренс (до него, увы, пока так и не добрался), а Джеральд, конечно. Если бы мне предложили заполнить полку только самыми важными для меня книгами, трилогия Дж. Д. о Корфу была бы там на почетном месте. В первый раз я прочел "Моя семья и другие звери" еще в младших классах школы и с тех пор перечитываю почти каждый год.

Из этого предисловия становится понятным, заходить ли под кат. Пляжи, как и мощи святого Спиридона, признаться, меня интересовали одинаково мало, так что про это здесь ничего не будет. В основном природа и немного о людях. Курсивом - цитаты из Дж.Д.





Честно говоря, я был несколько удивлен и, признаться, огорчен тем, что Даррелл на острове не так известен, как я полагал. Это касается и местных жителей (впрочем, общались не так много) и туристов. Из тех русских, с которыми мы разговаривали, имя Даррелла было известно только экскурсоводу. Как я понял, большинство едет на Корфу, как на не успевший стать попсовым курорт и чтобы полюбоваться великолепными видами греческого острова.
Из местных жителей (впрочем, признаюсь, выборка была не очень большая) только один что-то вспомнил, сказав "да-да, но это было очень давно". Официанты в доме Дарреллов тоже, естественно, не в счет.

Более того, отклонения от испытанных туристических маршрутов, такие как, например, стремление погулять по оливковым рощам вызывали у местных явное недоумение. Вот стандартный идиотский диалог:

- Как будете проводить время?
- Сейчас пойдем в оливковые рощи.
- Но зачем?
- Гулять.
- Но что там делать?!
- Гулять. Наш любимый писатель Джеральд Даррелл любил гулять по оливковым рощам. Знаете такого?
- Нет. Остерегайтесь змей! Они обитают как раз в оливковых рощах.

Кстати, об оливковых рощах. Олива - самое распространенное дерево на Корфу. По статистике на Корфу произрастает около четырех миллионов оливковых деревьев - цифра поражающая воображение, с учетом размеров самого острова. Оливами в свое время засадили остров венецианцы, выплачивавшие местным жителям деньги за каждое посаженное дерево. С тех пор, как утверждают, на Корфу нет ни одной оливы, не имеющей хозяина. Учитывая, что население острова составляет приблизительно 150 000 человек, простым усреднением получим, что на каждого жителя Корфу приходится небольшая оливковая роща - двадцать семь деревьев.

Джордж <...> размашисто шагал по тропинке, поблескивая очками и размахивая тростью, когда внезапно одно какое-нибудь оливковое дерево превращалось в злого противника, которому следовало преподать урок. Отбросив книги и шляпу, Джордж осторожно продвигался к дереву, его правая рука держала трость, превратившуюся теперь в шпагу, а левая была изящно откинута назад. Медленно, напрягая ноги, словно терьер, приближавшийся к мастифу, он обходил вокруг дерева, наблюдая прищуренными глазами за его первым недружелюбным движением. Внезапно он делал выпад, и конец трости исчезал в одном из отверстий на стволе оливы. Он произносил довольное «ха» и немедленно отступал назад, прежде чем дерево могло ответить ему тем же. <...> С некоторыми деревьями он расправлялся совсем легко, нанося смертельный удар в большое дупло, где его шпага исчезала почти до эфеса, но иногда олива оказывалась достойным противником, и около четверти часа между ними шел бой не на жизнь, а на смерть.



Из этой фотографии видно, что наиболее характерным свойством оливы действительно является повышенная дуплистость, чем и пользовался Джордж в своих фехтовальных поединках. Говорят, что по количеству этих отверстий, можно судить о возрасте оливы.

Вторым примечательным свойством олив, позволяющем отличить их от других деревьев, является наличие под каждой оливой расстеленной или свернутой (как на фотографии) черной сетки. Нетрудно догадаться, что данное приспособление служит местным жителям для сбора созревших плодов.

-- Посидеть-то под ними хорошо, у них густая тень, прохладная, как вода в роднике. Но вся беда в том, что они усыпляют человека. И ты никогда, ни в коем случае не ложись спать под кипарисом.
Он остановился, погладил усы, подождал, покуда я не спросил, почему нельзя спать под кипарисами, и продолжал:
-- Почему, почему! Потому, что, проснувшись, ты станешь другим человеком. Да, эти черные кипарисы очень опасны. Пока ты спишь, их корни врастают тебе в мозги и крадут твой ум. Когда ты проснешься, ты уже ненормальный, голова у тебя пустая, как свистулька.


Следуя этим наставлениям пастуха Яни, мы никогда не ложились спать под кипарисами, хотя, как видно из следующей фотографии, кипарис является вторым по распространенности деревом, произрастающим на острове.



Ну и чтобы закончить уже поднадоевшую оливковую тему (плодов не показываю - их и так все знают в лицо), единственная наша совместная фотография под старой оливой. Еле успел добежать до сработавшего автоспуска.



Однако, флора острова не ограничивается этими двумя видами деревьев. Вот, например, гранат:



А вот грецкий орех:



Лимоны, апельсины и прочие фруктовые деревья показывать уже не буду, упомяну только, что их на Корфу тоже имеется вполне приличное количество.

Что касается фауны Корфу, то по аналогии с оливами и кипарисами, тут есть тоже два преобладающих вида животных - кузнечики всех мастей и ласточки.



Под карнизом дома жили ласточки. Они прилетели сюда незадолго до нашего переезда и только что закончили постройку своих бугроватых глиняных гнезд, пока еще темно-бурых и влажных, как сдобный кекс с изюмом. Когда гнезда подсохли и посветлели, ласточки начали выкладывать их изнутри, летая на поиски корешков, овечьей шерсти, перышек.



А из окрестных оливковых рощ через ограду из фуксий лился бесконечный звон цикад. Если бы знойное полуденное марево стало вдруг издавать звуки, этой было бы как раз вот такое удивительное звенящее пение.

На каждом дереве в одноименной с островом столице, сидит одна или две цикады. Без преувеличения - на каждом.



Ну, и в конце поста, вернусь к самой первой фотографии.

Выход этой весенней вестницы из ее подземной спальни послужил, видно, сигналом, и все горы покрылись вдруг черепахами. Я еще ни разу не видел, чтобы на таком небольшом пространстве скопилось столько черепах. Крупные черепахи, величиной с глубокую тарелку, и мелкие, не больше чашки, темно-шоколадные прадедушки и светлоокрашенные юнцы неуклюже двигались по песчаным тропкам, ковыляли среди вереска и миртов, иногда спускались к оливковым рощам, где была более сочная зелень.

Конечно, такого количества черепах мы на острове не видели. Но, свели знакомство, например, с вот этой парой:



Надо сказать, что прятаться в панцирь черепахи даже не пытались и со всей доступной силой размахивали лапами в воздухе, пока мы с ними бесцеремонно фотографировались. Видимо, мы были не первыми.



Т.к. этот пост не только про Корфу, но в равной степени про Даррелла, закончу его найденной мной недавно цитатой из записей Фаины Георгиевны Раневской. Не могу, конечно, полностью подписаться, но думаю, что это будет интересно, как любителям Дж.Д., так и Ф.Р.

Читаю Даррелла, у меня его душа, а ум курицы. Даррелл писатель изумительный, а его любовь к зверью делает его самым мне близким сегодня в злом мире.


Продолжение следует. Оно будет про гекконов, ящериц, летучих мышей, столицу Корфу, Мышиный остров, Белый дом семьи Дарреллов и другое.
Tags: даррелл, звери, книги, корфу, отчеты, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →