Илья Симановский (_o_tets_) wrote,
Илья Симановский
_o_tets_

Category:

Ван Гог. Часть 3. "Художник".

Что я такое в глазах большинства? Ноль, чудак, неприятный человек, некто, у кого нет и никогда не будет положения в обществе, - словом, ничтожество из ничтожеств. Ну что ж, допустим, что все это так. Так вот, я хотел бы своей работой показать, что таится в сердце этого чудака, этого ничтожества.» (Винсент Ван Гог, из письма к брату Тео)

За свою жизнь Винсент Ван Гог создал более 850 полотен и 700 рисунков и акварелей. Учитывая, что его творческий путь составлял около десяти лет, несложно рассчитать среднее количество картин – одна в четыре дня! И это еще показатель усредненный по всем десяти годам, ведь, например в Овере, где Ван Гог жил последний период жизни – он написал 70 картин за два месяца, т.е. больше одной картины в день! Это дает хорошее представление о том, насколько фанатично работал художник, какие перегрузки он испытывал и как был целеустремлен. Еще раз представьте: 850 одних только полотен маслом за десять лет. Если вывесить все полотна Винсента в одной галерее и каждое полотно рассматривать минуту, на просмотр всех уйдет более четырнадцати часов.

 Впрочем, из этого гигантского количества можно сделать и другие, с первого взгляда разумные выводы и предположения. Первое из них, а именно – халтура, конечно, может прийти в голову только тому, кто вообще не знаком с биографией художника. И в самом деле, любые разговоры о халтуре становятся смехотворными от одного лишь факта, что при жизни Винсента удалось продать только одно полотно – «Красные виноградники в Арле», которое висит сейчас в музее им. Пушкина. Второе напрашивающееся предположение – род графомании, когда художник одержимый самим процессом, рисует буквально все попадающееся ему на глаза. Чтобы опровергнуть эту гипотезу, нужно либо посмотреть и посравнивать довольно большую выборку картин Ван Гога (и станет очевидно, насколько неслучаен и подчинен вполне строгим законам выбор тем), либо опять же почитать письма Винсента к брату.

Из писем, я с удивлением узнал, что любой рисунок сделанный Ван Гогом, имел свою, сформулированную цель. К примеру,  множество рисунков, эскизов, набросков, копий с чужих картин, художник терпеливо делал только для того, чтобы учиться, понимать чужую живопись, овладевать техникой, запечатлять отдельные детали. Подобной «черновой», «учебной» работой он не гнушался никогда. В одном из писем Винсент говорит, что должен сделать еще минимум 50 набросков на одну тему, прежде чем получится что-то стоящее.

Что касается картин, которые он сам считал удачными и серьезными, - то Ван Гог всегда мог сформулировать, что именно он старался выразить и почему прибег к именно такому сочетанию цветов.

 «В моей картине «Ночное кафе» я пытался показать, что кафе - это место, где можно погибнуть, сойти с ума или совершить преступление. Словом, я пытался, сталкивая контрасты нежно-розового с кроваво-красным и винно-красным, нежно-зеленого и веронеза с желто-зеленым и жестким сине-зеленым, воспроизвести атмосферу адского пекла, цвет бледной серы, передать демоническую мощь кабака-западни. И все это под личиной японской веселости и тартареновского добродушия».

 В принципе, подобные пояснения для восприятия картин не нужны - «говорить за нас должны наши полотна», писал Винсент брату. Тем не менее, это очень интересный случай, когда можно сравнить свои впечатления с тем, «что хотел сказать автор». 

Возвращаясь к невероятной скорости написания картин (впрочем, не всех), надо сказать, что Ван Гог заранее предвидел очевидные обвинения и писал так:

 «Предупреждаю заранее: все сочтут, что я работаю чересчур быстро.
Не верь этому. Ведь искренность восприятия природы и волнение, которые движут нами, бывают порой так сильны, что работаешь, сам не замечая этого, и мазок следует за мазком так же естественно, как слова в речи или письме. Следует только помнить, что так бывает не всегда и что в будущем тебя ждет немало тяжелых дней — дней без проблеска вдохновения.»

Спешка Ван Гога имела и другие – рациональные причины. В начале своего пути художника, он рьяно работал, сознавая, что начал заниматься этим значительно позднее своих сверстников-живописцев – сильно отстал. А ведь надо догонять, надо срочно прогрессировать и писать все лучше и лучше – тогда-то он, в частности, сможет наконец продавать свои картины и расплатится с братом.

В последние годы своей жизни работа была главным оружием, которое помогало сохранять индивидуальность, внутренне собираться, отчаянно бороться с болезнью.

 Каждая тема разрабатывалась им подолгу – «кипарисы», «оливы», «подсолнухи», натюрморты с башмаками, звездное небо… Даже портретов одного человека у Ван Гога обычно несколько – зачастую написанных в разной манере, композиции, цветовом балансе. Он, конечно, был максималист во всем и любую тему за которую брался, старался выразить предельно совершенно и близко к задуманному.  

 «Чтобы преуспеть и наслаждаться длительным благоденствием, надо обладать иным темпераментом, нежели мой: я ведь никогда не сумею добиться того, к чему стремлюсь и чего мог бы достичь.»

 Даже мелочам вроде  рам, в которые должны были помещаться картины, он уделял первостепенное внимание. Даже цвету стен, на которых эти картины должны были, по его задумке, висеть.

 

«Что же касается «Едоков картофеля», то я уверен - эта картина будет хорошо смотреться в золоте. Однако она будет выглядеть не хуже и на стене, оклеенной обоями глубокого цвета спелой ржи. Ее просто невозможно смотреть без такого окружения.»

Возможно этой слишком далекой целью, которую он сам перед собой ставил (идеал никогда не достижим), а может быть неуверенностью в себе, объяснялась та подчеркнутая скромность с которой Ван Гог оценивал свое место в мировой живописи.

 «На меня так часто находит затмение, что я могу претендовать лишь на третьестепенное, нет, на четвертостепенное место. Когда я задумываюсь над значением и достоинствами Делакруа или, скажем, Милле, я твержу себе: да, во мне кое-что есть, я тоже кое-что могу. Но я должен опираться на этих художников и, лишь опираясь на них, могу создать то немногое, на что я способен

Подобные слова встречаются в его письмах часто – порой он рассматривает свое творчество лишь как (в лучшем случае) этап для последующих художников, которые пойдут дальше и создадут, наконец, нечто действительно замечательное.

Признание (да еще какое) пришло слишком поздно... зато в немыслимых масштабах. Через сто лет после смерти Ван Гога, его картина «Портрет доктора Гаше» была продана на аукционе за 82,5 миллиона долларов. Это абсолютный рекорд суммы, заплаченной за живописное произведение. А его полотна разошлись по частным коллекциям и лучшим музеям мира всех континентов кроме Антарктиды.


При написании поста, в частности использовались картины и материалы, взятые с сайтов http://vangogh-world.ru/ http://www.vggallery.com/


Часть 1 "Сумасшедший"
Часть 2 "Идиот"
Tags: ван гог, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →