Илья Симановский (_o_tets_) wrote,
Илья Симановский
_o_tets_

Categories:

Ван Гог. Часть 2. "Идиот"

Если не учитывать последние два года жизни Ван Гога, когда уже начались припадки и сомнений в наличии психического заболевания ни у кого не возникало, а обратиться к более ранним периодам, выяснится, что «слава» сумасшедшего закрепилась за художником значительно раньше. Вернее, в большинстве случаев - не сумасшедшего, а скорее дурака, чудилы, может быть даже идиота. Чтобы не быть голословным, опять обратимся к письмам. Вот, к примеру, Ван Гог описывает начало союза с проституткой Христиной, за который он был фактически проклят ближайшими родственниками (за редким исключением) и встретил брезгливое непонимание со стороны большинства остальных.

«Этой зимой я встретил беременную женщину, оставленную человеком, ребенка которого она носила, беременную женщину, которая зимой бродила по улицам, чтобы заработать себе на хлеб, - ты понимаешь, каким способом.
Я нанял эту женщину, сделал ее своей натурщицей и работал с ней всю зиму. Я не мог платить ей то, что полагается натурщице, но это не помешало мне хоть немного поддержать ее; и, слава Богу, я пока что сумел уберечь и ее самое, и ее будущего ребенка от голода и холода, деля с ней свой собственный хлеб. Когда я встретил эту женщину, она привлекла мое внимание своим болезненным видом. Я заставил ее принимать ванны, обеспечил ее, насколько то было в моих возможностях, более сытной пищей, и она стала гораздо здоровее. Я поехал с нею в Лейден, где есть родовспомогательное заведение, в котором она и разрешится от бремени. Неудивительно, что она была больна: ребенок лежал неправильно; ей еще предстоит подвергнуться операции — ребенка повернут щипцами; однако есть много шансов, что она будет спасена. Родить она должна в июне. Мне кажется, что каждый мало-мальски стоящий мужчина сделал бы в подобном случае то же самое.
Я нахожу свой поступок таким простым и само собой разумеющимся, что даже не считал нужным говорить о нем. Позирование давалось ей очень трудно, однако она научилась; я же сделал успехи в рисовании именно потому, что у меня была хорошая модель. Женщина эта привязана ко мне, как ручной голубь; а так как жениться я могу только раз, то самое лучшее, что я в силах сделать, — это жениться на ней: ведь только так я получу возможность помочь ей, иначе нищета вновь вынудит ее пойти прежней дорогой, которая приведет ее к пропасти»


Теперь, представим какую реакцию подобный поступок мог вызвать (и вызвал) в обществе. Близкий родственник успешных торговцев живописью подбирает на улице шлюху с ребенком, возится с ней – и собирается на ней жениться из сострадания. Как называется такой человек? Идиот.
А вот другой вариант:

«У этого человека есть деньги, и картина ему понравилась, но, когда я увидел, что она хороша, что сочетанием своих красок она создает в гостиной атмосферу тихой, грустной умиротворенности, я почувствовал прилив такой уверенности в себе, что не смог продать эту работу. Но так как она пришлась моему знакомому по душе, я ее подарил ему, и он принял подарок именно так, как мне хотелось, - без лишних слов, сказав только: «Эта штука чертовски хороша»

Учтем, что в этот момент Винсент влачит поистине нищенское существование и без преувеличений голодает. Ну и кто он после этого?

А вот еще:

«Нa прошлой неделе я сделал не один, а целых два портрета моего почтальона - поясные, включая руки, и голову в натуральную величину. Чудак отказался взять с меня деньги, но обошелся мне дороже остальных моделей, так как ел и пил у меня, и я вдобавок дал ему «Лантерн» Рошфора. Впрочем, эти ничтожные убытки - не велика беда: позировал он превосходно, а я к тому же собираюсь написать малыша, которым на днях разрешилась его жена»

Слова «ничтожные убытки» тут не должны вводить в заблуждение – ни копейки лишних денег у Ван Гога никогда не водилось. Скорее всего эти «ничтожные убытки» – его обед за один из дней. Впрочем, почтальон и правда оказался хорошим человеком.

А вот это, думаю, вызовет скрежетание зубов от досады у последнего бессребреника:

«К сожалению, опасаюсь, что арлезианочка натянет мне нос и не даст закончить картину. В последний раз она с самым невинным видом попросила заплатить ей за все сеансы вперед; я охотно согласился, после чего она исчезла и не появляется. Рано или поздно она, вероятно, все-таки вернется - в противном случае ее поведение было бы чересчур откровенным нахальством»

Это пишет человек, который уже перевалил за 35 лет жизни. Какими словами его можно охарактеризовать? Правильно.

Из таких случаев можно соткать историю жизни Ван Гога. Сочетание детской наивности с тем, что Гоген назвал «евангельским альтруизмом» - вот во многом определяющие черты его личности.

И это уже не говоря о периоде его жизни, когда он отправился работать (с полагающимся жалованьем) в качестве миссионера в угольные районы Бельгии – тогда еще сын протестантского пастора Винсент Ван Гог не написал ни одной картины и собирался всю жизнь проповедовать Евангелие.

Вот как это описывает сестра Винсента:

«Зимой среди углекопов началась тифозная эпидемия. Ряды их поредели. Эпидемия не щадила ни старых ни молодых, и вот тогда-то в один прекрасный день жена булочника написала родителям молодого человека своим ясным круглым почерком, в наивных выражениях, о состоянии дел. О том, как ужасна болезнь, как велика нищета, и о том, что молодой господин, "который не такой, как другие", отдает все свои деньги страдающим, сам же поселился в пустой хижине, не имеющей ни мебели, ни вообще чего бы то ни было, причем решительно все, что имел, будь то деньги или одежда, он пожертвовал беднякам; ни днем, ни ночью он не отходил от их ложа"»

А вот к чему это все привело (в изложении жены брата Тео):

«…отдавал все деньги, одежду, кровать, бросил хорошее помещение... и когда в конце февраля из Брюсселя приехал пастор Рошелье, то разыгрался скандал. Такое рвение этим господам казалось чрезмерным. Тот, кто так небрежен к себе, не может служить образцом для других... Из-за него собрали совещание церковного совета, и так как Ван Гог не захотел ему повиноваться, то должен был лишиться должности»

Так у Винсента не сложилось с «духовной карьерой».

Вполне объяснимо, что многие его считали сумасшедшим – поступки «себе во вред» ради чего бы они не делались, всегда считались и считаются чистейшим идиотизмом… ну, или святостью, что в плане отношения к собственной жизни, зачастую почти одно и то же. Разве что решительная и яростная размолвка с Церковью, пристрастие к вредным привычкам, посещение публичных домов, «неполиткорректные» высказывания о религии и периодические вспышки ярости, не позволяют пририсовать нимб к голове Ван Гога. Что, наверное, к лучшему.

Впрочем, странным он казался не только по причине этих свойств своей личности. Многим казалось, что и его работа – проявление явного безумия:

«Люди здесь неплохие, они только ничего не понимают и, видя, как я делаю рисунок большими штрихами и процарапанными линиями, которые для них лишены всякого смысла, предполагают, вероятно, что я просто сумасшедший»

что иногда служило и поводом для издевательств:

«вчера, например, я слышал, как кто-то позади меня сказал: «Ну и художник! Он рисует задницу коня, вместо того чтобы рисовать его спереди». Мне это замечание даже понравилось»

Вероятно, эта слава «тронутого» привела к тому, что никто не удивился, когда Винсент заболел по-настоящему. Если полагать, что быть наивным альтруистом с бурным темпераментом и почти фанатической целеустремленностью – сумасшествие, то, конечно, надо признать, что таким сумасшедшим он был всегда. Что, впрочем, его никогда особенно не волновало.

«Крестьянин, который видит, как я битый час сижу перед старым деревом и рисую его ствол, считает, что я рехнулся, и, разумеется, смеется надо мной. Молодая дама, которая воротит нос от рабочего и его залатанной, засаленной, грязной одежды, не может, разумеется, понять, зачем кто-то едет в Боринаж или Хейст и спускается в забои шахты; она тоже приходит к выводу, что я сумасшедший. Но мне, конечно, безразлично, что обо мне думают, если только ты, и господин Терстех, и К. М., и отец, и другие, с кем я имею дело, не поверят в мое сумасшествие и, воздержавшись от ненужных упреков, скажут: «Этого требует твоя работа, и мы понимаем, почему ты поступаешь так, а не иначе»

Часть 1. "Сумасшедший"
Часть 3. "Художник"
Tags: ван гог, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →