Илья Симановский (_o_tets_) wrote,
Илья Симановский
_o_tets_

Художника может обидеть не каждый

- Сам видишь, - сказал я, открывая бутылку зажигалкой. – И он мне будет писать про «безобразного качества рисунки, намалеванные на задних страницах тетрадей». Подумаешь, мастерство - фотографировать голых баб в кедах. Голых баб в кедах, Ч., я тоже могу фотографировать. Впрочем, про это я ему тоже написал.

- Что это такое? – поморщился Ч., пролистывая мышкой комментарий. – Что за интеллигентские рефлексии? «Художника обидеть может каждый». Ты бы еще написал «не стреляйте в пианиста». Разве так на подобное отвечают?

- Ну… - неопределенно протянул я. – Ты дальше прочти. Я жестко ответил, только он не отреагировал.
- Не умеешь, - сказал Ч.
- Сейчас я ему сам напишу, – сказал Ч.
- Мне не нравятся его фотографии, - пояснил Ч.
- Пиво на балконе. – добавил Ч.
- А смысл? Послать его я и сам могу. Но тут нужна конструктивная критика.
- Будет.

Вернувшись с балкона, я поставил бутылки на пол, заглянул Ч. через плечо и стал читать появляющийся на экране текст. Начало мне понравилось с первого взгляда, я сразу почувствовал глубокую симпатию к этому началу.

«Даже умственно отсталый младенец, способный поднять фотоаппарат...»

В целом, стиль был неоригинален, но отличался немного старомодной красотой витиеватых и вместе с тем испытанных оскорблений. Ощущалась приятная бодрость интонации и основательность подхода. Мешать процессу не хотелось.

Ч. быстро и ритмично печатал, через равные промежутки отхлебывая из бутылки. Она периодически мелькала, совершая жесткие и точные поступательные движения, как каретка печатной машинки, переводимая опытной рукой машинистки. Характерный звоночек возвращаемой в исходное положение каретки, удачно заменялся коротким стуком донышка о поверхность стола.

Через пять минут Ч. отставил пустую бутылку, две секунды помедлил и быстро подписавшись цветастым псевдонимом «Геббельс Абрикосов», отправил сообщение.

- Отлично. А теперь подождем ответа. Думаю, что он не задержится – этот хрен сейчас онлайн.

Мы выпили не больше двух бутылок пива, когда пришел ответ. Факт ответа удивил меня сам по себе, но это было не главное. Главное было то, что он адресовался мне. Ч. забыл разлогиниться.

Я попытался задавить в себе острую неловкость.
Я глупо и громко засмеялся.
Я сказал «бля» и искусственно закашлялся.
Я жадно читал.

Ответ был язвителен, но и как-то жалко беспомощен одновременно. В нем сквозила растерянность. Оружие, которое я считал бутафорским, поразило противника.

«Вы же сами писали, что художника обидеть может каждый…» - удовлетворенно прочитал Ч. вслух. – Ну и мямля. Он бы еще написал «Не стреляйте в пианиста». Тьфу.
Tags: *****
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments