November 17th, 2015

melancholy

...

Два поскриптума к посту про Дунского и Фрида.

PS-1. Из интервью Масленникова на сайте 221b я узнал, что советский сериал про Шерлока Холмса - тот случай, когда сценарист - больше, чем сценарист. Без пары Дунский-Фрид фильма просто бы не было. То есть, вообще. То есть, никакого.

Сценария им никто не заказывал. Конан Дойля никто экранизировать не собирался. Меньше всего - равнодушный к нему Масленников. Фрид и Дунский сами придумали концепцию. По собственной инициативе написали сценарий. По сути, выбрали под этот сценарий режиссера. И все заверте.

Кстати, миссис Хадсон у сэра Артура - вовсе не невозмутимая старушка с задатками мисс Марпл. А Лестрейд - не смешной человечек, он просто бездарный сыщик. Да что брать второстепенных персонажей. Ватсон в книге - хороший человек без определенных примет и характера (не потому что автор поленился его выписать получше, а потому что рассказ идет от лица Ватсона - мы совсем не видим его со стороны). Все эти - такие привычные и, хочется сказать, традиционные образы - работа сценаристов. Об этом тоже пишет Игорь Масленников. Отрывки из его интервью можно почитать здесь:

http://www.221b.ru/history.htm
http://www.221b.ru/history1.htm

Зоя Борисовна Осипова, вдова Юлия Дунского, написала мне:

"Придумывать эту историю - было для них наслаждением. Им принадлежит идея ТАКИХ Холмса и Ватсона. Таких их взаимоотношений. Экранизировать замечательного, но все-таки очень архаичного Конан Дойла они не захотели.

По поводу исключительности в их творчестве этой пары - Холмса и Ватсона, пожалуй, не соглашусь. Напротив, это продолжение их темы. Некрасов и Карякин, Амелин и Кутасов, Царь и Арап... Фрид и Дунский".

PS-2. В воспоминаниях Фрида вычитал такое важное признание:

"Писать каждый сценарий нам помогали воспоминания о лагере. <...> Я убежден, что только лагерный опыт сделал нас с ним — если сделал — писателями <...> Лагерное прошлое — сундучок, из которого, порывшись, мы вытаскивали характеры, ситуации, куски диалога".

На днях я специально пересмотрел две первых серии "Шерлока Холмса", снятых по их сценариям - "Знакомство" и "Кровавая надпись". Было интересно - неужели, вооруженный подобным знанием, я смогу догадаться в каком диалоге-эпизоде мелькнет тень ГУЛАГовского опыта авторов?

Конечно же, я ничего не нашел. Есть ли в этой черной комнате черная кошка или ее там нет - это еще одно доказательство профессионализма сценаристов. Твердое ощущение, что в фильме звучит только Конан Дойль - хотя, как мы уже знаем, это далеко не везде так.

И все-таки я вздрогнул, когда на последних минутах второго фильма, говоря о деле Джефферсона Хоупа, Холмс веско сказал:

"Я не каждого преступника отдаю правосудию. Если человека упрятать в тюрьму, то его тюремные привычки могут остаться с ним на всю жизнь".

Очень близкая фраза есть в рассказе Конана Дойля "Голубой карбункул". Должно быть, Юлий Фрид и Валерий Дунский прочли ее с особым чувством. И вставили в сценарий, где по сюжету она совершенно не нужна. Джефферсона Хоупа полиции Шерлок Холмс как раз сдал.