June 27th, 2015

melancholy

...

К прошедшему дню рождения моего любимого Арсения Тарковского. Как раз сейчас читаю книгу Марины Тарковской "Осколки зеркала", в которой она публикует фронтовые письма отца - и ответные - матери. Марина Арсеньевна долго пыталась установить фамилии неизвестных ей родных или знакомых, обсуждавшихся в каждом письме - непрестанно ссорившихся Танечки и ее бесхарактерного мужа, а также тети Ани, приезда которой все с нетерпением ждали. А когда установила - схватилась за голову - как можно было не догадаться? Но и военная цензура эту рискованную игру проспала - или сложилась бы история семьи Тарковских совсем по-другому.


"Ася <...> то, что Танечка пишет тебе большие письма, мне что-то не нравится, напиши, серьезное ли что она пишет или так, от нечего делать, без всякой цели." (Мария-Арсению, апрель 1942)


"Маруся <...> получаю от Танечки письма почти ежедневно, пишут ее подруги" (Арсений-Марии, август 1942)

[еще + отгадка в конце]"Как ты думаешь, собирается ли Танечка в Москву? А может быть знаешь определенно ее планы? Муж ее как будто поправляется и, наверное, дурить ей больше не даст, а, впрочем, это, наверное, обычное при параличе временное улучшение. Что говорят врачи и сведущие в этом люди?" (М-А, 1942)


"Танечка пишет часто, можно подумать, она только тем и занимается, что сидит за письменным столом. Она изводит столько чернил, что непонятно, где их берет" (А-М, август 1942)


"Я думаю, что Танечка ни к какой весне к нам не переедет, муж ее не отпустит, а он не стронется, верно, с места. А там - кто его знает" (А-М, октябрь 1942)


"Теперь у Танечки обстановка меняется, видимо, с переездом к ней тети Анны. Конечно, муж у Танечки ослабел, стал нудным, и она ставит его почти всегда на свою дорожку. Но ведь Танечка и ее муж не одни на свете, и я смотрю на их будущее оптимистически. У меня пока все хорошо, сегодня получил Танечкино письмо, но я его потерял, не распечатав конверта. Но ее письма такие, что я тому обрадовался, в них всегда есть что-то неприятное - и почерк, и содержание, и особый характер им свойственной напряженности" (А-М, ноябрь 1942)


"Относительно Танечки вот что я думаю: ее мужу лучше теперь, не знаю, насколько надолго, он ведь такой болезненный, нетвердый, рыхлый человек. Может быть, весной тетя Аня приедет помочь, без нее в доме будет вечная чепуха, ссориться они будут все время. Приехать тетя Аня должна поздно или рано, она очень энергичная старушка и наведет в конце концов порядки. Будет ли это скоро - мне она не написала, да если б и написала, то у нее семь пятниц на одной неделе и свои планы; она хитрая, но вообще хорошая, хоть, конечно, и эгоистка" (А-М, январь 1943)


"Насчет Таниного мужа - он действительно очень плохой хозяин и от этого страдает вся семья. Все уже знают, что приедет тетя Аня, и ждут ее с нетерпением. <...> Я что-то не поняла в твоем письме, куда пишет Танечка - в Москву? Это странно, так как она, кажется, с москвичами нашими поссорилась - обиделась" (М-А, февраль 1943)
"Относительно Танечки. Она теперь нездорова, но при ее характере от нее всего можно ожидать, если не теперь, так позже. Муж у нее хороший, но беспорядочный, и они никак не сладят друг с другом. Такая семейная жизнь может долго тянуться, причем то она над ним, то он над ней" (А-М, март 1943)


"Танечка тоже, как и вы, рвется в Москву, но у нее другое положение, ей пока нельзя рассчитывать на пропуск, но она отчаянная душа и может решиться на приезд в Москву и без пропуска, тоже очень, пишет, соскучилась в эвакуации. Таким образом, я против переезда в Москву, не нужно вам слушаться тетю Аню" (А-М, май 1943)


"Что слышно о Танечке? Она несколько раз писала в Горький. Мы ее письма видели - ничего интересного. Получит ли она пропуск и поедет ли в Москву? Об этом мы не знаем. Напиши, что она тебе пишет" (М-А, лето 1943)


----

Если кто-то еще не догадался, Танечка - немецкая армия, ее муж - советская, тетя Аня - Англия и Америка.
melancholy

...

Обчитавшись глупых и безграмотных постов с лозунгом "зоопарки должны быть уничтожены" (по следам событий в Тбилиси) пишу сейчас популярный ответ этим чемберленам. Вырисовывается нечто на 4-5 тыс. знаков. Никому, товарищи редакторы и сочувствующие, случайно не ннадо? Если идей нет, то в понедельник, наверное, запощу здесь.