May 16th, 2012

Бастер-сыщик

.

Мне было известно еще за 10 дней до 6 мая, что часть лидеров планировали завершить митинг на Болотной призывом остаться и устроить бессрочный лагерь. Т.е. было намерение части лидеров сделать то же самое, что они сделали на Пушкинской 5 марта.

(из интервью Владимира Рыжкова)

Что же, теперь, кажется, паззл сложился целиком - это один из вариантов, о котором я говорил. Как и на двух последних больших акциях - на Пушкинской и на Арбате, в конце митинга со сцены было бы предложено стоять (в этот раз, скорее всего сесть) и не расходиться. Как и на Пушкинской и на Арбате все, кто не хотел в этом участвовать, спокойно покинул бы территорию. Те, кто оставались, осознанно взяли бы на себя известный риск. Мальчики направо, девочки налево, со стороны ушедших - никаких претензий.

Так как это знал достаточно большой круг людей, об этом знала и свинья власть. А если бы и не знала, нетрудно было догадаться - сценарий более чем предсказуемый. И очень невыгодный. Ведь поднять человека с земли - это ж надо грубо его выдергивать за руку, применять силу... А если таких - сотни или даже тысячи? Крайне неудобно, некрасиво и, главное, совсем не вовремя.

Потом я прочитал у Кирилла Рогова:

Да, властям не нравилось, что накануне инаугурации, вытаскивая Удальцова из фонтана, они будут вынуждены применить к нему насилие в ответ на его мирный, хотя и не законный фонтанный хепенинг. И эта картинка в мировых СМИ будет перебивать картинку торжеств инаугурации. И мир, разумеется, будет не на стороне насилия. Поэтому показалось «более эффективным» спровоцировать насилие еще на подходах к митингу, тогда удаление протестующих с площади будет выглядеть не насилием, но как бы актом восстановления законности.

Версия выглядит очень вероятной. Хотя может быть и не так и плевать они хотели на картинку в СМИ - это был просто предлог урезать будущие митинги и заодно ударить по оппозиционным лидерам. Но разбираться в мотивах провокаторов мне хочется еще меньше, чем Лапшину рассуждать о психологии убийц. Да и неблагодарное это дело.