October 11th, 2010

melancholy

Лытдыбр аварийный

Т.к. описывать сегодняшнее происшествие не особенно интересно (все здоровы, машину увез эвакуатор, ждать в Москве гаишников и разбираться с ними очень холодно и долго, а те, кто видел пост НН ей уже там сочувствует), расскажу лучше про приключившееся в Альпах несколько лет назад.

Погода в горах, как известно, меняется почти мгновенно, поэтому, зашли мы в приятный ресторан на вершине Гроссглокнера (3798 м. над у.м.) в погоду хорошую, выехали обратно уже в погоду чуть похуже, а через несколько минут она стала почти апокалиптической, хотя особенно мы наверху не засиживались. Проехав небольшое расстояние, мы повстречали дядю на здоровенном снегоуборочнике с цепями на колесах, который расчищал дорогу перед едущим наверх автобусом. Дядя высунулся из окна и выкрикнул нам по-немецки нечто вроде "беда, барин, буран!" и жестами показал, что погода портится и ехать нам не следовало бы. Помахав дяде рукой, мы продолжили ехать вниз (если что - за рулем была не НН и не я*) и вскоре поняли, что не послушали его зря - за десять минут злые снежные ветры с восточной стороны замели все напрочь, а дорога стала предельно скользкой. Выехав из тоннеля с красноречивой надписью "In te, Domine, speravi", наш водитель почел за разумное затормозить о скалу, ибо пропасть была неважной альтернативой.

Машину заметало снегом очень быстро. Мы сперва побегали снаружи для согрева, а потом добежали и до сувенирной лавки, от которой удалились не очень сильно. Видимо, при приближении бури, умные люди оттуда уже эвакуировались, в то время, как глупые продолжали стучаться снаружи. В общем, людей мы там не застали.
Когда мы бежали назад, нас догнал дядя на снегоуборочнике, который решил вернуться и проверить что с нами стало. Он по рации вызвал машину, которая доехала в это довольно безлюдное и удаленное от инфраструктуры место минут, наверное, за двадцать, и увезла нас всех в теплой кабине до ближайшего городка. Признаться, меня впечатлила скорость действий и неравнодушие всех этих австрийских людей. Я вспоминаю о них с большой теплотой.

* у НН тогда еще не было прав, а у меня и сейчас нет