April 15th, 2010

melancholy

НГ-124

Сегодня 124 года со дня рождения Николая Гумилева. По этому случаю - несколько* сохранившихся записей его голоса.

11 февраля 1920 года в созданном Бернштейном “Кабинете изучения художественной речи” Гумилев начитал на фонограф стихи из трех своих последних — по времени выхода — книг: “Колчана”, “Костра” и “Фарфорового павильона”. Ну а поскольку он придавал огромное значение, о чем не раз говорил слушателям на своих занятиях, звучащей стороне и чужого, и своего стиха (“Я говорю и думаю ритмически”), то они с Бернштейном тут же договорились продолжить работу. На слова Бернштейна о том, как он рад, что на валиках записано чтение таких разных произведений, как “Китайская девушка”, “Осень”, “Канцоны” и фрагмент из “Мика”, Гумилев заметил, что и проза его наиболее адекватно может быть воспринята слушателем только в авторском исполнении.


Collapse )

* Здесь примерно половина из сохранившихся записей голоса Гумилева - все, что удалось найти в интернете. Материалы взяты с сайтов http://gumilev.ru и http://imwerden.de. Запись "Канцоны" ("Словно ветер страны счастливой...") я склеил из двух вариантов mp3 - в первой записи было получше качество, зато во второй присутствовала последняя строфа.

Также в отделе звукозаписи Литературного музея существуют следующие записи: “Гондла” (отрывок из драматической поэмы), “Дитя Аллаха” (отрывки из пьесы), “Поэма Начала” (отрывки), “Утешение”, “Золотой рыцарь” (отрывок из новеллы). 12. “Эзбекие”. (источник - Павел Крючков, "Новый мир") Т.е. сохранилась даже запись чтения Гумилевым собственной прозы.

И еще, интересное:

– Про Гумилева разрешалось упоминать?
– Что вы, все делалось с соблюдением конспирации. Мы реставрировали его под псевдонимом Николай Степанович. Начальство спрашивало: что у вас там на коробке написано «Николай Степанович», а где фамилия? Мы говорили: не Степанович, а СтепанОвич. Фамилия такая.
(Лев Шилов - человек, во многом благодаря которому, сегодня доступны все эти записи)
melancholy

Кстати, о мигалках

Один мой друг, проезжая по своей улице, оглашает окрестности диким воплем "ДАС ИС МАЙНЕ КЛЯЙНЕ ШТРАССЕ!!"

И, косясь, постораниваются и дают ему дорогу другие народы и государства.