April 15th, 2008

melancholy

"Кому надо, тот знает"

Ничего не могу с собой поделать - со словом "председатель" у меня какие-то еретические, неуместные ассоциации.

Вот первая:

— Полотенце! Где полотенце, суки позорные? — сходил с ума новичок и свирепо таращил свои глаза.

Штык первым сообразил, в чем дело. Одной рукой продолжая держать штаны, другой он схватил свисавшее с нар чье-то грязное полотенце и издалека бросил его грозному новичку. Тот поймал полотенце на лету, швырнул себе под ноги и стал вытирать об него сапоги.

— Пахан! — ахнул Штык. — Бля буду, самый настоящий пахан! — выкрикнул он возбужденно и восхищенно. И наконец, решился приблизиться к новичку и, глядя на него снизу вверх, заискивающе спросил: — Как тебя называть, папа?

Голубев слегка растерялся. Он хотел было сказать свою фамилию и имя-отчество, но вспомнил, что у воров должны существовать воровские клички. И не имея времени придумать что-нибудь поудачнее:
— Председатель! — сказал он, швыряя полотенце в парашу.


А вот вторая:

Председатель у нас был... Лоэнгрин его звали, строгий такой... И весь в чирьях... И каждый вечер на моторной лодке катался. Сядет в лодку и по речке плывет... Плывет и чирья из себя выдавливает...

Из глаз рассказчика вытекала влага, и он был взволнован:
- А покатается он на лодке... Придет к себе в правление, ляжет на пол... Тут уже к нему не подступись - молчит и молчит. А если скажешь ему слово поперек - отвернется он в угол и заплачет... Стоит и плачет, и пысает на пол, как маленький...
melancholy

О классиках, вкусе и "настоящем"

Одно время я был большой любитель порассуждать на тему вкуса (к прекрасному, конечно). Имел при этом нескромность намекать, что оный вкус у меня есть и собой недурен.

С тех пор, как узнал фразу Бродского "Вкус? Ну это у портных" я каждый раз осекаюсь, когда возникает желание употребить этот термин. Прав потому что Бродский.

Или вот есть такое словцо "настоящее", употребляемое в конструкциях типа "все вокруг - ботва, а вот это - настоящее". Вроде хорошее слово. Но встает где-то за спиной профессор Преображенский и вопрошает насмешливо "А как это "по-настоящему"? Позвольте осведомиться".
И все. Рука не поднимается, язык не поворачивается. И хотя сказано по другому поводу - правильно не поднимается и не поворачивается. Т.к. нестерпимо пафосно.