?

Log in

No account? Create an account
melancholy

_o_tets_

Бутылка, найденная в рукописи


melancholy
_o_tets_

Амон Ра

В той же ленинке на днях. Сидим с НН в курилке, разговариваем. Вдруг НН замечает нечто на горизонте, меняется в лице и говорит:

- Если вон тот дед подойдет к тебе ближе, чем на метр, - сразу посылай его на х*й!
- Как же так, - говорю. - Вполне безобидный дедушка. И, потом, - не могу же я так, - взять и послать незнакомого человек на х*й. Причем пожилого. Причем без повода. Причем сразу. Ни здрасьте, ни до свидания, а сразу "иди-ко ты на х*й!" Не могу же я так.
- Ты не можешь, а я могу! - ответствует НН жестко. Заглянув в ее глаза я понимаю, что правда может.
- Да что он такого сделал-то?
- Дело в том, - поясняет НН, хищно выпуская кольца дыма, - что это Генрих VIII.

Надо сказать, что из нас двоих душевному неравновесию подвержен скорее я, поэтому я посмотрел на НН с удивлением, но очень внимательно. В конце концов она в последнее время слишком много работала над диссертацией.

Почему-то мне не пришло в голову поинтересоваться почему Генриха VIII надо сразу на х*й. Мне казалось, что элементарные правила этикета при беседе с монархами, предполагают несколько другое начало разговора.

- Э?!
- А еще он - Амон Ра.

Из дальнейших объяснений НН я понял, что этот престарелый реинкарнант, любит, как говорится "устраивать движуху" в местах скопления людей, в общих чертах представляющих себе, кто такие Амон Ра и Генрих VIII. После выбора жертвы дедушка вцепляется в нее мертвой хваткой и начинает быстро и беспорядочно описывать переселения своей астральной сущности с момента сотворения мира, пересыпая свой обильный подробностями рассказ гладкими матюгами. При этом скрыться от него практически невозможная задача, т.к. ходит он быстро, в направлении намеченного собеседника и намеков не понимает. Единственное действенное заклинание, освобождающее от чар назойливого пенсионера - "иди на х*й, а то сейчас как въ*бу!"
По словам НН все другие способы воздействия обречены на полнейший провал.

Во время этого рассказа я краем глаза проследил за Генрихом, вцепившимся до побеления костяшек пальцев в рукав какого-то интеллигентного юноши.

- Гм, слушай НН, а если я ему скажу, что я - Осирис?

В этот момент я сразу понял, что ляпнул глупость. Во-первых, родственник, а во-вторых, кто его знает, - где Ра, там и Сет. И лежать мне, разрезанным на 14 частей и раскиданным по ленинской библиотеке. Кто его знает...

Выходя из РГБ мы приметили Генриха, который был занят ожесточенным монологом, направленным на печального юношу. Последний с тоской глядел через плечо старца и иногда кивал. У него был такой убитый вид, такая безнадежность во всей его позе, что стало понятно: лекция продолжается не первый час. Амон Ра возбужденно махал тетрадью, тыкал в нее пальцем и что-то активно втирал. Встретившись глазами с парнем НН ему показала какие-то поддерживающие знаки. Тот слабо улыбнулся и кивнул. К сожалению, верное заклинание было ему неизвестно.