March 21st, 2006

melancholy

В метро

Замоскворецкая линия. Еду в вагоне метро.
В вагон заходят два мальчика. Один постарше играет на гармошке песню Юры Шатунова "Детство-детство" и поёт, второй - лет шести, визгливо и невпопад подпевает, при этом профессионально подсовывая шапку под нос сидящим с меркантильным и убедительным выражением на лице "от этого предложения вы не сможете отказаться".
Дядя в спортивном костюме и лыжной шапочке натянутой на глаза спит на скамейке с ногами, занимая посадочные места.
Внезапно его начинает неудержимо тошнить, пассажиры равнодушно, но привычно и оперативно расчищают пространство.
Какой-то странный мужик лет сорока с немытыми длинными кудрями с наслаждением наклонившись над ухом лежащего дяденьки передразнивает неаппетитные звуки, издаваемые последним, что вызывает "положительную обратную связь".
Гармошка мерзко визжит "...а я, а я, а я хочу опять!!!" По вагону лениво катится пивная бутылка. Влюбленные пары обнимаются слегка отодвинувшись в сторону. Напротив мужика дремлют две школьницы поэтического вида, - одна на плече другой. Только ноги поджали. Едем по перегону - за окном - солнечно, снег - весна, видать. У меня хорошее настроение. Со смешанным чувством брезгливости и парадоксальной радости понимаю "Это твоя Родина, сынок!"

На следующий день, вспоминаю вышеописанное, подходя к автобусной остановке. Утро - солнышко светит. Хорошо, немного зябко... На открытом месте, между остановкой и дорожкой, меланхолично мочится дядя, пожевывая окурок. Весь его естественный и спокойный вид даёт понять - скрывать ему нечего, всё так, как должно быть. Мимо идут люди - никто не удивляется и не возмущается, привычно спешат на работу. Чувства неловкости также не испытывает никто, -ни дядя, ни люди проходящие в двух метрах. Чего там - все свои!

Это не сцены из документального фильма про Россию с рабочим названием "Дикая страна". Нормально всё, - живём!

пс Все думаю, если бы в тот момент потолок вагона пробила бетонная свая, было бы это перебором или, наоборот, дополнило и завершило картину родного безумия?