Tags: историйка

MSK City

цЫрк, тЯтр: выборная историйка

четыре года назад у меня уже был поствыборный репортажик про цЫрк имени жириновского. Сегодня мне снова повезло. на сей раз сходила в тЯтр.
на образцово показательном участке 2079 ничто не предвещало беды. Академия наук, центр Москвы, практически. Много-много лет здесь голосует СБЧП, поэтому еще с вечера все супостаты в радиусе 3 километра зачищены, столы накрыты, флаги развешаны. Хотя на думских выборах с государственными стягами на этом участке вышел конфуз: вывесили вверх ногами. Ну да ладно, дело прошлое.
На сей раз никаких идеологических промахов, заметных невооруженным взглядом, не было. Зато коллег-журналистов собралось больше, чем надо. Наши пресс-службисты, конечно, пытались дирижировать этой толпенью и пул наш был на общем фоне благообразен и управляем вполне. Но вот иностранные коллеги... В общем речи о цивилизованности не шло. В ожидании СБЧП вся эта куча мала в пять рядов выстроилась за урнами, в три ряда рядом с тетками, выдающими бюллетени. Шипели друг на друга, наступали на ноги, падали с лестниц - все как обычно. Но вот пришел СБЧП, что важно, вместе с супругой (!) и рызыгралась театральная драма в трех актах.
Сначала он уронил бюллетени. Адьютанты быстро собрали разлетевшиеся листы, но свои смачные кадры фотокорры получили. Стоило ему подойти к урне, как стомильенов журналистов замкнули кольцо. Иностранцы как обычно начали выкрикивать вопросы. На английском, дураки... Хотите ответ, спрашивайте на немецком. задние ряды поперли на передние, последовало несколько трагических падений с лестниц и тут СБЧП обнаружил пропажу...
Пропала супруга. Людмилсанна замешкалась в кабинке, вышла с бумажками, а поздно - через трехэтажную толпу у урн не пробиться ни с каким боем. Ладно СБЧП заметил.
- Щас Людмилсанна проголосует, пропустите, - скомандовал. Адьютанты бросились расчищать проход, пробились. Дальше все было по протоколу, чинно и важно. Но не надолго.
Только кортеж уехал, как в холл Академии наук ворвались девицы. Никто и глазом моргнуть не успел, как девки разоблачились до пояса, и грозно потрясая сиськарями начали скандировать "Путин - вор!" и орать другие непотребства. Для глухих, видимо, основные мысли были записаны жирным маркером на грудях. Все мужское народонаселение участка приободрилось - не зря на выборы сходили. Но их радость была не долгой. Брыкающихся девок быстро спеленали и унесли от греха подальше в отделение.
Дяденька милицАнер у входа печально вздыхал и говорил мне, что "если б не было команды, он бы девок не тронул".
- Да стойте они у стенки, никто бы их не тронул, никто бы и внимания не обратил, - говорит. - А мужикам приятно))) И улыбается мечтательной улыбкой.
Но лучше всех выступил Песков. Сначала официально сказал, что девушки насмотрелись телевизор и, вдохновившись "подвигами" украинского движения "Фемен", решили урвать собственный кусок славы.
- Девчонки - молодые дурочки. Они считают, что это дух романтизма, - говорит. - Дурочки дурочками, но если говорить серьезно, то это нарушение общественного порядка - раз. Во-вторых, насколько я могу судить, они еще и оказывали сопротивление сотрудникам общественного порядка. Так что их было за что задерживать.
Потом расслабился, встал на сторону большинства нормальных мужиков и высказался по-чесноку:
- Если бы не закон, я бы их не задерживал))))
И загадочно улыбнулся в усы.
MSK City

Твою мать!

Вот есть такая тема "не день бэкхэма", а есть тема "твою мать". И она моя.
Вот пока сегодня все народонаселение планеты уливается розовыми и зелеными соплями (это смотря как у кого в жизни сложилось), средний американец тратит на любовь 126$ (интересно почем нонче бляди?), я собиралась радостно потупить еще денек под теплым одеялом. Меня Мишко отпустил. Но Мишко передумал и пришлось мне из берлоги вылезать.
за четыре дня пододеяльного больничного существования ваша тетка НУЧ превратилась в инфернальную красотку. так что первое же "твою мать!" раздалось в ванной перед зеркалом, второе последовало там же, когда выяснилось, что в кране нет воды, НИ-КА-КОЙ. звоню в ЖЭК, и слышу радостную новость, что в подвале прорвало трубу и когда будет вода и будет ли вообще не известно никому. 
Но моск мой весел и находчив, пойду думаю в парикмахерскую в доме напротив, вымоют мне там мою бошку, репьи вычешут, еще и укладку сделают. По времени как раз успеваю.  Прихожу.
- Девчонки, - говорю. - у вас вода есть?
- в смысле? - не поняли девчонки. 
- ну в кране, мне голову помыть надо, в доме напротив всю отрубили, мало ли у вас тоже.
- вода-то есть, у нас парикмахера нет. А раз его нет, то и фена нет и ничего нет
- *твою мать!*, - думаю, аа вслух говорю. - Девки, выручайте, можно я сама все сделаю и фен свой принесу?
- да пожалуйста, - говорят, - раз уж так приспичило.
Я про себя ругаюсь трехэтажно, наверняка подумали, что у меня рандеву романтическое. А у меня всего лишь очередная встреча с СБЧП. Сгоняла я домой за феном и шампуем, красоту навела холодной, кстати, водой, возвращаюсь домой и ТВОЮ МАТЬ! Воду дали
fuck

здравозахоронение

Я тут иногда плююсь ядом в отечественную систему так называемого "зравоохранения". Но, кажется, пришло время переименовать это дело в "здравозахоронение". Будет больше соответствовать действительности.
Ну это присказка. Теперь, собственно, СКАЗКА. События не вымышлены. Имена изменены.
***
В Большом Городе жила-была девочка. Звали ее Ялю. Девочка была розовощекая, крепенькая, и вообще здоровенькая. А Большой Город был экологической клоакой. Зимой там всегда шел черный-черный снегодожь, а летом воздух пах не озоном, а угарным газом. Но жители привыкли. Они вообще думали, что на яды у них иммунитет. Но тут в Большом Городе завелась вредоносная Бацилла-грипп. Она липла к рукам, лезла в носы, щекотала горло, задирала температуру и укладывала народ в штабеля. Все больницы чуть не лопнули.
Наконец Бацилла-грипп добралась и до нашей девочки Ялю.
Ялю подумала было, что объелась мороженым, и теперь у нее ангина.
Была ночь. В Большом Городе все спали. Только Платный Доктор не спал. Ялю позвонила ему.
-- Девочка, у тебя Бацилла-грипп, а не ангина, -- сурово сказал Платный Доктор. -- Это очень, очень опасно. Тебе надо лежать дома и пить лекарства. Завтра вызови Врачиху. Она даст тебе больничный.
Делать нечего, Ялю согласилась.
А утром пришла Врачиха.
-- Девочка, у тебя Бацилла-грипп! -- с порога запричитала она. -- Тебе срочно нужен больничный! хм... Какой же тебе диагноз-то написать...?
-- Как это какой? -- удивилась девочка. -- У меня же Бацилла-грипп.
-- Нет, не могу тебе такой диагноз поставить, -- беспомощно развела руками Врачиха. -- Этот... ну как его... да этот же ну... эпидемию еще не объявил.
-- Онищенко что ли? -- девочка была очень грамотная и знала наизусть всех чинуш в Большом городе и даже в Большой Стране.
-- Точно Онищенко! Вот пока он эпидемию не объявит, я про Бациллу-грипп ни слова не напишу. Пусть в больничном будет диагноз ОРВИ. Это можно. А лекарства тебе правильные Платный Доктор уже выписал.
***
Через неделю Ялю сама пришла в поликлинику. Но Врачихи там не было. Вместо нее за столом восседала Докторица.
-- Проходитераздевайтесьначтожалуетесьбольной, -- не глядя на девочку скороговоркой выпалила она.
-- У меня бацилла-грипп. Но в больничном написано ОРВИ, потому что Онищенко правду рассказывать не велит, -- покашливая и шмыгая носом прохрипела Ялю. -- Никак не могу излечиться.
-- Очень хорошо, на тебе антибиотики, -- сказала Докторица и принялась строчить рецепт.
-- Антибиотики? Зачем? Бациллу-грипп лечат другими лекарствами! -- девочка была и правда очень грамотной и  знала все-все на свете, даже чем убить Бациллу.
-- Девочка, не лезь не в свое дело! У тебя в больничном написано ОРВИ, вот я и буду тебя лечить от ОРВИ!
***
В том же Большом Городе, может быть даже на соседней улице жила другая девочка. Ее звали Ашас. Она любила гулять без шапки и однажды простудилась. Пришлось ей тоже звать Врачиху.
-- Здравствуйте. Заболела. Простудилась, -- прошептала Ашас в трубку телефона.
-- Больничный с диагнозом ОРВИ или грипп мы не выпишем, -- сразу же предупредила Врачиха.
-- А почему?
-- В Большом Городе сейчас эпидемия Бациллы-грипп. Квоту на больничные такие мы уже выбрали.
- И как же нам быть? -- жалобно спросила девочка.
- Ну давай, к тебе придет Врач, а в больничном напишет, что у тебя отит... предложила Врачиха. -- Впрочем нет, отитов тоже много. Можем написать в больничном, что ты себе что-нибудь сломала. Иначе это испортит нам статистику...

КОНЕЦ
MSK City

сон

как хорошо, что я не помню все свои сны. Потому что это зрелище надо дозировать. То снится мне фрейдистский зоопарк, то arsrgru ставит свои извращенские эксперименты. А я все смотрю-смотрю...
Давеча воспаленное сознание предложило посмотреть реалити-шоу. Поездки в Хабаровск одним днем (для тех кто не в курсе как это -- вылет в 9 вечера, 7 часов туда, прилет в 11 утра по-местному, быстренько поработали и домой -- еще 8,5 часов в самолете и в 3 утра ты дома) выносят моск сразу и навсегда.
Так вот, сижу я в переполненном самолете, дико скрючившись пытаюсь подремать хоть капельку и вдруг явственно слышу, как стюардесса объявляет по громкой связи:
-- Уважаемые пассажиры, Хабаровск не принимает. Наш самолет летит на запасной аэродром в Нью-Йорк.
Сквозь сон думаю, ну Нью-Йорк, так Нью-Йорк. Продолжаю кемарить дальше.
Снова характерные помехи в динамике, и голос борт-проводника.
-- К сожалению, Нью-Йорк отказал нам в посадке. Вы там разбежитесь по универмагам, как мы вас потом переодетых опознавать (!) будем? Мы летим в Бразилию.
Но до Бразилии, где много диких обИзъян мы тоже так и не долетели:(
Почему-то наш самолет аккуратненько приземлился на крышу поезда, идущего через Пермь куда-то в сторону Дальнего Востока. Пилот вышел покурить на крыло, а самолет улетел без него...
MSK City

сон

Приснился мне давеча сон. Почему-то про жж-юзверя arsrgru. Так вот в нем заправский уфолог и плодовитый на всякие извращенские теории Женя был оченно увлечен научным экспериментом. Хотел выяснить степерь психо-эмоциональности или что-то вроде того звезд (в смысле небесных светил, а не в смысле доморощенных димоебланов).
Эксперимент проходил на 13 этаже какой-то девственно белой и абсолютно пустой высотки. Из мебели мое воспаленное подсознание обнаружило только двуспальную кровать. С нее-то я и наблюдала (и даже немного участвовала) за ходом всего действа.
Женя щеголял атлетическим торсом что в реале, ему ваще-то не свойственно, но во сне я все склонна была идеализировать и вдохновенно рисовал радугу. Кисточкой на почти отсутствующих сиськах какой-то плоскогрудой, но очень загорелой девицы.
-- Что, сиськи-то не выросли, -- отпуская гаденькие хохотки, приговаривал он.
Девица была явно обдолбашенная, поэтому не оскорбилась. И по довольной роже экспериментатора не заехала. Покончив с девицей Женя расписал во все цвета радуги и собственную грудь, а потом начертил два крестика фломзиком на искристобелой стене. В эти две точки, только не ржите, должна была сфокусироваться отраженная восходящим солнцем радужная энергия и если все пойдет по плану, то срикошетить на потолок.
Светило взошло. Уж не знаю пошел ли радужный пучок куда надо, но солнечный луч дал мне в глаз со всей дури. В глазах потемнело и белый потолок над занятой мною кровати превратился в звездное небо над нами. одна из звезд сорвалась, истерично сделала мертвую петлю и пропала.
-- Че, ебнулась? -- спросил меня из черноты женин голос.
-- Ага, ебнулась. Совсем ебнулась.
-- Вот, а я что говорил. Истеричка!
MSK City

а это Челябинск

109.22 КБ
да-да, это Челябинск, промышленная Мекка нашей страны. Челябинские мужики настолько суровы, что шнуруют ботинки арматурой и носят чугунные трусы. Именно здесь на трубопрокатном заводе работают единственный в мире фрезеровщик нетрадиционной сексуальной ориентации Иван Дулин и его возлюбленный, упертый натурал, начальник цеха Виктор Михалыч Орешкин.
Эти слова давно пора выбить на мраморе перед челябинской горуправой в качестве девиза, а вместо областного флага с вышитым одногорбым верблюдом Челябинск родина слонов, пардон, верблюдов видимо вывесить красные труселя. Пусть гордо реют. Ибо все, что говорит и показывает НАША RUSSIA, правда.
В этом, мурзики мои, я пару-тройку недель назад убедилась своими глазами. СБЧП отправился в Челябинск поговрить с металлургами. В голосе его угрожающе звенел металл. Но с челябинскими мужиками чистопацанские замашки СБЧП не прокатывают. Прокатывают там только трубы.
***
Натуральный русский завод должен быть местами наскоро покрашен к приезду высоких гостей, а в целом грязным, как промышленная кузница, шумным, засаленным машинным маслом, залитым солидолом, мрачным и старым. Если цех чист, светел, просторен, бесшумен и роботизирован, значит это японский завод. Или обман зрения.
В этом заблуждении я счастливо пребывала вплоть до самого визита в город-герой Челябинск, где у суровых уральских мужиков мускулы как камки и сопли как гранаты. Подозрения, что что-то здесь не так осторожно закрались в тот момент, когда серый заводской бетонный забор заиграл веселенькими психоделическими краскакми. Сложносочиненная композиция из кругов и линий всех цветов радуги слишком ритмично и продуманно тянулася вдоль забора, чтобы быть обычным граффити.
Зрелище, поджидавшее меня за забором, взорвало мне мозг. Там был... LEGOленд! Изумрудно-зеленые газоны сами собой раскатывались по пути следования кортежа, угрюмая серость отступала под натиском бурной дизайнерской мысли и ярких красок. Заводские трубы располосатились как рождественские леденцы в Америке, ангары запестрелись красным, рыжим, желтым. А из депо выкатились четыре ярко-синих паровоза и радостно гудели, пуская розовые и лиловые колечки.
***
Бодро оранжевое "Высота 239" красовалось на черном глянце цеховых стен. По ней же резво бегал стеклянный лифт. На нем задорно хохоча катались охранники. Оспидитыбожамой! Что это были за персонажи. Все как один в коротюсеньких кожаных шортах в облипку, коротенький узенький гастучек едва дотягивался до третьей пуговицы на врезающихся в перенакачанные плеси белых рубашках. На ногах у резвящейся охраны были тугозашнурованные, как в немецком ролевом порно, берцы. До самых колен. Композицию венчала черная, опять же кожанная, опять же откровенно порнушная фуражка. Чувствовалась рука Дулина.
-- Идет педота на Федота, с Федота на Якова, с Якова по всему заводу уже, -- яростно плюясь из цеха выскочил маленький небритый человечек.
-- Михалыч! -- не узнать его было невозможно.
Он даже на секунду не остановился, а пулей промчался взрывая газонную травку канадку к флагштокам.
Ветер развевал российский триколор, золотого челябинского верблюда, и радужное пидаристическое знамя.
-- Чтож вы за гомопроизвол творите! -- орал Михалыч охране и высыпавшим вслед за ним работникам цеха. -- Это ж педогеноцид какой-то!
Публика была весьма колоритна. В модные белоснежные кеды и ослепительно белые халаты нарядилось все руководство. Крановщики были в таких же белых комбезах на голое тело и сверкучих черных касках. Техперсонал в красных труселях и красных касках. Возглавлял процессию Дулин.
-- Я вот запрещу сейчас форму на заводе, будешь голым ходить, -- кричал он Михалычу, яростно сдирающему радужно-полосатый стяг.
-- Хрена с два ты чо запретишь, -- огрызался тот. -- Я пока что начальник цеха, и трусы с камнями на жопе ты на меня не наденешь!
-- Михалыч, оставь знамя, а не то я с тебя трусы ваще сниму! -- погрозил Дулин.
Назревало групповое изнасилование.
***
-- Всю ночь мне снилось, что я вот захожу в ванную комнату, а ты стоишь там в красных труселях, а ты манишь маня и манишь. Ты пойми, я же люблю тебя, Михалыч. Я же если надо жениться могу, -- неожиданно, грозно наступавший на бледного как инженерский халат Орешкина Дулин, бухнулся на колени.
-- Уйди, гомосек! -- истошно заорал оказавшийся в явном сексуальном меньшинсве Михалыч и ринулся в спасительную тень цеха.
Упускать такую журналистскую удачу было нельзя. Наш дружный пул рванул следом. Внутри нас ждал новый культурологический шок. LEGO-лэнд снаружи плавно перетекал внутрь. В цехе вместо привычного полумрака было светло и ярко. Радужные полоски переливались по стенам, станки и агрегаты были расписаны под кислотную хохлому, а начальскому кабинету тянулась выстеленная беленым дубом галерея, уставленная лаврами в кадках.
-- Вот эту педоту перекрашивайте всю! -- тыкал коротеньким пальцем Михалыч направо, налево, вверх, в пол.
-- Вот это эксклюзив, -- пронеслось в моей голове.
Я отпихнула задом Дулина, попридержала под ручку Михалыча и почти пропела ему в ухо:
-- Виктор Михалыч, вы такой мууу...жественный. Оставьте вы всю эту красоту, давайте с вами поговорим о заводе, о металлургии, о перспективах.
Михалыч тут же утих, размяк и повел меня по дороге из беленого дуба в начальский бокс из стекла и стали. Там из сейфа барби-цвета, михалыч достал литр челябинской водки и мы выпили. За завод, за металлургию, за перспективы и за ну, чтобы все. На закуску мне достались бутерброды с "зорексом". Михалыч смачно занюхивал красными труселями. А из динамиков Джордж Майкл распевал свою Fast Love.

Collapse )
MSK City

Москва-Париж. Vol.2

Россия не раз сражала Париж. Да что там Париж. Всю Европу! В 1900 году, например, на Всемирной выставке мы показали миру Транссиб -- железную дорогу через весь Евразийский континет, а через тридцать семь лет вернулись в столицу Франции с "Рабочим и колхозницей" -- новыми хозяевами уже советской земли. и вот мы снова в сердце Франции. Готовые поражать.
Воистину, в Париж русские привезли все самое выдающееся. В прямом размерном смысле. Куда ни взгляни -- величина. От размаха творческой и инженерной мысли дизайнерской конторы Бориса Краснова обалдели все.
Я, например, заходя за резные металлические двери, испещренные изящными узорами в стиле боз-ар (буквальный перевод "изящные искусства", кстати), ну никак не ожидала увидеть... хоровод гигантских матрешек. Настолько нелепы они были в этом чрезвычайно сложном медно-стеклянном пространстве.
Их было шестнадцать. Каждая последующая на два метра выше предыдущей. Расписные, но почему-то безликие. Хотя и "расписные" сказано громко. На ручной росписи явно сэкономили, обойдясь какой-то "самоклейкой" с притнами под гжель, хохлому и городец. Чувствовалась бюджетная резня бензопилой. Зато на совершенно демоническую "Птицу счастья" не пожалели досок. На глаз размах крыла был метров десять.
Вообще матрешек, матрешищ и метрешечек обильно раскидали по всем стендам -- в виде телефонных висюлек, в виде брелков, в виде колонн. Задумывалось как "le souvenir russe" для французских гостей. Но все растащили сами, горстями распихивая символ выставки по карманам. Грешна, каюсь. Сама уперла пару штук. Одна сейчас украшает труп моего телефона.
А вокруг разухабисто гремела "Калинка-малинка". Стройные голоса Хора им. Пятницкого, усиленные десятком динамиков, звучали как-то беспощадно. И танцоры балета Игоря Моисеева залихватски выделывали "ковырялочки", "голубец" и "бегунец". От всей этой свистопляски у меня начала кружиться голова. Но французам, похоже, нравилась эта русская-народная-блатная-хороводная экзотика. Шумно, но ярко. Чего с полной уверенностью не скажешь о выставленных напоказ промышленных и культурных проектах.
Вот, например, Зураб Церетели положился на литературную классику и для выставки заготовил железную композицию "Четыре мушкетера". Фигуры Атоса, Портоса, Арамиса и д'Артаньяна мастер не мудрствуя лукаво честно смастерил по образу и подобию Смехова, Смирнитского, Старыгина и Боярского. По меркам скульптора получилось весьма скромных размеров -- метра по четыре каждый. Не больше. Но заковыристый творческий почерк Церетели угадывается безошибочно. Сам он уверяет, что композиция отправится в Гасконь. Вот французы обрадуются-то!
"АвтоВАЗ" тоже поставил на классику и привез самую обыкновенную "Ниву" (ВАЗ-2121, если чо), в которой ничего не изменилось с 1977 года. Зато всем любопытствующим стендисты с гордостью рассказывали, что у Путина (!) "точно такая же". Фигня, что там под капотом исключительно немецкая начинка? СБЧП этого и не скрывает, кстати. А рядом было припарковано еще одно детище уебище российского автопрома -- "LADA Kalina". Ее неожиданно позиционировали как "спорт-кар". "Сухой" в очередной раз показал макет все еще не существующего, но уже проданного в количестве ста штук, самолета "Sukhoi SuperJet 100". Стенд "Газпрома" был пуст и прозрачен. Как природный газ. А Чечня умудрилась впихнуть на ту же площадь аж три десятка инвестпроектов, увенчанных макетом трехсотметрового небоскреба, "который на метр ниже Эйфелевой башни". Что в контексте важно, конечно ж.
Глядя на прочие экспонаты вроде резных мамонтиных бивней, медных скульптурных уродов и янтарных рамок, обрамляющих портрет Скарлетт Йохансон, мне было очень обидно за державу.

Начало тут
MSK City

Итальянская историйка. Эпилог

С раннего утра на вилле Джернетто строгали пармскую ветчину. десять недорослей под командованием деревенского мясника -- матерого мужичища Джакомо -- ловко крошили деликатес в лоскуты. к 10 утра мясные горы аккуратно сложились в полтора десятка везувиев. Бригада штатных садоводов-огородников дона Сильвио тоже потрудилась изрядно. Выдергав три гектара рукколы голые по пояс, мускулистые парни начали наступать на грядки салата. Кочаны сдались без боя и тут же составили компанию пармским везувиям в небольшой коморке под полом виллы дона Сильвио.
В это же время где-то в окрестностях Милана я лениво потягивалась лежа в гордом одиночестве поперек неприличных размеров кровати в комнате 007. Блудный Бонд так и не появился, возможности пополнить ряды его сексбондблондбомб мне так и не представилось, девичья честь осталась не тронутой, а чернобровая девица, назвавшаяся Марией, заботливо раскладывала передо мной козий сыр, дымящиеся хлебы, виноградные лозы и прочую нехитрую деревенскую еду. Во дворе моего временного пристанища бравые карабинеры на мотоциклах уже строились в боевом порядке. Как только с завтраком было покончено, мы помчались в Джерно. Проверить, как там дон Сильвио заботится о СБЧП.
Увидев, что я в окружении карабинеров со свистом укатываю в неизвестном направлении вчерашний стюард помянул в суе пресвятую Деву Марию Гваделупскую, пробормотал что-то про "мафия бессмертна", "Берлускони-коррупцьоне" и "говорила мне мама не пой бандитские песни". Последнее он ляпнул явно сгоряча и от нервов, потому что ну никак не мог знать про блатные песни, которые мастодонт локальной сцены Ваня Глухов во все горло орет по праздникам в далекой Вятской губернии. Но едва только визг полицейских мопедов стих за углом, на душе у стюарта стало светло и спокойно. Как ни крути, а находиться с подозрительными девицами под одной крышей -- это большой стресс.

***

Дон Сильвио явно чего-то боялся. Скорее всего восстания плэймэйтс. Потому что стоило мне и моей карабинерской свите с визгом на всех парах влететь в ворота виллы Джернетто, как меня окружил отряд амазонок. Тетки с кобылоподобными рожами были в ранге полковниц не меньше. Их штаны с красными лампасами поддерживали армейские ремни, а на ремнях болтались наручники. Самые настоящие наручники. Ни страз, ни перьев. Все они синхронно поправили свои полицейские очки, надвинули поглубже фуражки и воинственно подбоченясь начали окружать меня.
Глубоко сидящий в мозгу пацифизм и детские воспоминания, о том как за драку с каким-то дворовым сопляком мне в наказание два часа чесали об стену кулаки, не позволил мне вступить в бой. Хотя тщательно наманирюренные ногти могли бы в пять секунд разукрасить эти и без того весьма уродские хари.
Во избежание международноко скандала пришлось уподобиться кочанам салата и сдаться без боя. А заодно сдать все то, что воинственные бабы, попискивающие ручными металлоискателями, признали опасным: подаренное goldrat зеркало, привезенный из Нью-Йорка vkumov счастливый презерватив, два колеса зубодробительных таблеток от мигрени, прихваченную в баре бутылку альпийской воды и медвежий полушубок.
Зеркало и презерватив в их глазах могли стать орудием сексуального домогательства к сеньору Берлускони с последующим вымогательством, от чего скандально известный дон Сильвио страдал не раз и не два. Вода и таблетки были признаны ингредиентами коктейля молотова, а полушубок был конфискован как контрабандный товар.

***

Обезоруженных и беззащитных, меня и моих спутников, препроводили в то самое подземелье под полом виллы дона Сильвио, где с самого утра орудовали недоросли дюжего детины Джакомо и полуголые огородники. И тут всем стало ясно: мерзкие итальяшки будут нас пытать. Не зря же ночью мне вспомнился Муссолини.
Из подвальных кондиционеров едва не сыпался снег. Без медвежьего полушубка очень скоро все мы начали отчетливо выстукивать зубами советский гимн.
-- Сойу-у-у-у-уз н-н-нерушы-ы-ы-ымый р-р-р-республик своб-б-бодных... Славьсь-сь-сь-ся а-а-а-а-теч-ч-ч-чество н-н-наше своб-б-б-бодное, -- барабанили мы челюстями в зависимости от возраста и политических взглядов. Но в общем-то получалось довльно складно.
Пою я премерзостно, как вы помните. Так что беспечные итальянцы были на волоске от мучительной смерти через прослушивание. И только мой внезапно разыгравшийся насморк предотвратил непреднамеренный геноцид итальянского народа. Но своего счастья эта гостеприимная нация не заметила. Они перешли от холода к голоду. В разгар нашего пения открылась потайная дверца в ту самую коморку, где еще с утра в шахматном порядке расставили горы пармской ветчины и свежевыдерганный салат. Амбал Джакомо нацепил самую суровую рожу, какую только мог и лично преградил путь к еде. Но тут они просчитались. Наш отряд разведчиков-стюардесс можно было взять чем угодно, только не голодом. Не зря же мы столько лет проходили спецподготовку в рублевской деревне СБЧП и месяцами жили на одном сухаре и сушке.
Итальяшки быстро смекнули, что голыми руками нас не возьмешь. И тут же запретили воду. От распевания патриотических песен, глотки как назло у всех пересохли. Но Джакомо так же жОско как доселе преграждал путь к еде, стал преграждать путь к воде. Попытка разрешить спор путем дипломатических переговоров провалилась.
-- No, -- отвечал он на все доводы, предложения, вопросы и угрозы.
Это было ошибкой. Он то думал, что мы, как все приличные европейцы начнем строичть жалобы в ООН, качать права человека и искать суровой справедливости в гаагском суде. Но мы-то были русскими и нажаловались прямиком консулу. А пока тот занялся сочинением оскорбительной ноты, мы решили положить конец издевательствам.
В красной боевой сумке личников СБЧП всегда было второе дно. Обнаружить его не могли ни кремлевские металлоискатели, ни аэропортовые датчики, срабатывающие на любую опасность, ни бестолковые бабы-амазонки, охраняющие честь и покой дона Сильвио. Но дно было. И там всегда было, есть и будет чё. Оттуда-то и была извлечена нежно зеленая бутылка русской-народной воды "Архыз".
-- пшшшик! -- сказала бутылка, когда мой друг Олег сворачивал ей пробку.
Он жадно присосался к бутылке и тут вдруг с бешенно выпученными глазами бросился на стену, потом взбежал на потолок, потом выскочил в окно и забрызгав сановных итальянских чинуш, со всего маху плюхнулся в фонтан. В бутылке с невинной надписью "архыз" оказалась вода, но почему-то огненная. На заводе перепутали наверное. Но это спасло СБЧП.

***

С тех пор как дон Сильвио с гайцами и бубенцами забрал своего друга Володью из аэропорта и повез хвастаться своей новой виллой, коварный итальянец ни минуты не терял даром. Он был импозантен как Бельмондо. Он рассыпался мелким бесом, кривлялся и паясничал как Челентано. Он был сладкоголос как Рамазотти, Паваротти, Доминго и Карерас вместе взятые.
-- Володья-Володья, никуда я тебя не отпущу. Ты посмотри как прекрасна Италия! -- и он совершенно осоловелыми глазенками делал круг.
-- Белиссимо! -- соглашался СБЧП
-- Взгляни, какие у нас Альпы! Какие коровы! Какой автопром!
-- Сильвио, дорогой друг, хреново дремать на своих природных ресурсах, -- старался предостеречь друга СБЧП.
-- И Феррари наши самые быстрые и самые красные, -- начал зарываться дон Сильвио.
-- Эй-эй, осторожней смотри. Кто нас обидит -- трех дней не проживет, -- по привычке вступился за АвтоВАЗ СБЧП. -- А почему думаешь у нас так не получается? Потому что, извиняюсь, все сопли жуем и политиканствуем.
-- Вот и олигархи твои все в Лондон сбежались. Народ злой у тебя, богатых не любит. а вот у нас в Италии... -- продолжал заговаривать зубы дон Сильвио.
-- Не думаю, что олигархи уж так подтухли, а я думаю, они маскируются под полудохлых, -- не сдавался СБЧП.
-- Страшно жить в России, друг, страшно. Не понос, так золотуха.
-- Мы будем преследовать террористов всюду. Если в туалете поймаем, то и в сортире их замочим.
-- Ну конечно замочат! Дружок, только вот зачем тебе лишние заботы? Вот вилла какая чудная. А? Я тут либеральный университет сделать хочу. будешь в нем профессором. Сидеть будешь в тени буков. Ты и 12 учеников, -- баюкал своего гостя коварный Берл. -- Отдохнешь хоть чуть-чуть. А то вон Юлька-украинка пуганет чем-нить Витьку с Мыколой, а тебе опять угомонки ехать раздавать. Не бережешь ты себя, ох не бережешь...
-- То кровосмешание между русскими и украинцами, которое происходило на протяжении столетий, не оставляет нам никакого выбора, -- начал было уже сонно бормотать СБЧП
-- ПЛЮХ! -- шлепнулся в фонтан Олег в ту самую секунду.
Волна взметнулась из золоченой чаши и с ног до головы окатила всех.
-- Юлька! -- очнулся СБЧП. -- Россия не обязана исполнять условия, навязанные извне. Поучи-ка, Сильвио, жену свою щи варить!
-- Ребята, за мной, -- скомандовал он нам. -- Витька с Мыколой на Украине одни без присмотра остались. Я про них и забыл!
СБЧП улетел. Но обещал вернуться :)

начало тут и тут
MSK City

Итальянская историйка

Я решила не отставать от СБЧП, который с гайцами и бубенцами сразу же укатил с доном Сильвио осматривать его старые и новые деревни и считать души. Нет, я не погналась за ним, конечно же. Ну нафик. Но в Милан на ночь глядя я тоже решила не таскаться. Поэтому отправилась прямиком в пригород Милана на давно уже приглянувшуюся мне VILLA TORRETTA. Вилла с XVII века сохранилась неплохо, а кустистые рододендроны прикрывали все непотребства.
Так вот, итальянцы меня поразили в самое сэрдцэ. Дважды.
***
Едва только горячий итальянский стюард взглянул на мою визитку в его взгляде засветилась почти что древнерусская тоска. Еще бы! На белом кусочке бумаги 5х9 черным по белому было написано Ms. Savinykh. Даже русские в моей волговятской фамилии умудряются сделать четыре ошибки и редко, кто с первой попытки произносит ее с правильным ударением. А уж итальяшкам и пытаться не стоило. Вот и этот не рискнул. Ведь за оскорбление клиента ему грозила порка солеными розгами и ссылка на швейную фабрику во Вьетнам. Порка еще куда ни шло -- 5 минут позора и совесть чиста. Но сидеть в пыльном подвале в компании слепоглухонемых вьетнамских женщин и отшивать пидаристические джинсы для Дольчеигаббаны было занятием совсем уж не пацанским. И коварный итальяшка решил фамилию мою ни при каких обстоятельствах вслух не произносить. А заодно задумал устроить мне упреждающую вендетту. На всякий случай. Няня-сицилийка научила его обращению с подозрительными личностями. Моя же фамилия в сочетании с размером груди его настораживала.
-- Bella donna, -- льстиво заговорил он и его белые зубы широченной улыбкой разрезали бронзовую услужливую физиономию. Он повел меня извилистыми галереями вокруг патио, наконец остановился и вручил мне ключ, возвестив. -- Dare il benvenuto!
На протянутом мне кусочке пласика красовался номер "007".
-- James Bond room, -- я не удержалась от комментария.
Администратор заулыбался еще шире, заговорщичецки мне подмигнул, поднял большой палец, сделал знак "ОК", изобразил все остальные известные ему жесты соответствующего содержания и исчез.
Тут я поняла, что эта коварная сволочь А) разлучила меня с моим спутником, который в этот момент оказался в абсолютно противоположном крыле этой древней развалины, Б) поселила меня в аппартаменты к известному блядуну Бонду. Джеймсу Бонду, прошу заметить.
Выходов из создавшейся ситуации было два. Пополнить команду профессиональных сексблондбомб агента 007. Или тотчас же позвонить своему прэкрасному прЫнцу с требованием немедленно меня спасти.
И все же я для начала решила осмотреться. Бонда в аппартаментах не было. Захотелось выпить мартини с водкой. Ни водки, ни мартини в мини-баре не оказалось. Там было только шампанское в изобилии и макароны. Плохой признак. 72.05 КБ Шампанское мне строго-настрого противопоказано, все знают, что это напиток моего паскудного поведения. Поэтому во избежание плясок на столе и громкого распевания интернационала и марсельезы, стараются мне даже бутылку издалека не показывать. Пою я омерзительно.
Я тоже с досадой торопливо захлопнула створки бара. И тут увидела на туалетном столике композицию из трех пальцев. --->
-- ЗАЧЕМ, ну зачем они ставят пепельницу там, где нельзя курить? -- при этой мысли я почему-то вспомнила о Муссолини и начала выдвигать версии.
* Если аппартаменты не укомплектованы чинарней не дают пятую звезду? На установке таблички видимо настаивали активисты "Гринпис" и "Культурного наследия". Ну чтобы туристы не коптили небо и потолок
* Хороший парень Бонд пытал отлучением от соски плохого парня русского бандюка Челищева, чтобы не нарушать законов жанра
* Плохой парень Бонд старался стать хорошим парнем. И для этого бросал курить и выжрал, сука, всю воТку и весь мартини
* VILLA TORRETTA борется за звание дома высокой культуры и быта
* Может это пепельница Луначарского? а при чем тут Луначарский?
Со стороны я очень напоминала Пятачка, который был занят методично-ритмичным опусканием лопнувшего презерватива в ночной горшок и приговаривал хрестоматийное: "входит и выходит".
-- Ммммм... Да я смотрю ты не плохо устроилась тут. Ну и где он? -- ревнивая реплика примчавшегося немедленно меня спасать прЭкрасного прЫнца остановила поток бреда, который уже переставал быть контролируемым.
-- Ты о ком? -- я в легком замешательстве распахнула рубашку и показала сиськи свои прекрасные зеленые глаза.
-- О! Барышня, я вижу вы в немедленном спасении уже не нуждаетесь, -- не глядя на сиськи в глаза мой спутник обиженно развернулся и направился к выходу потом остановился, кивнул на издевательскую композицию и зло проворчал. -- Курение это не единсвенный способ до верху забить чинарню пеплом. И вообще, перед такой картиной даже некурящему захотелось бы туда нагадить...
Попытка коварных итальяшек взорвать мне моск с треском провалилась. Мне и приснится не могло, на какие еще извраты способны эти горячие мачо. А на вилле Джернетто уже готовились, чтобы поразить меня второй раз.

продолжение следует... начало тут
MSK City

Итальянская историйка. Пролог

Расплата за Вену настигла в Италии. Моя мудрая пятая точка очень настойчиво подсказывала мне, что внезапно свалившееся на наши головы помилование от смертной казни через страстную любовь к дзюдо -- это не к добру. Точка оказалась права.
План командировочного блиц-крига выглядел идеально -- вылетаю 24-го в Вену, немного работаю, ночую, целый (!) день отдыхаю, перелетаю в Милан 25-го ночером, покоряю полуночный город, на утро работаю, возвращаюсь в Москву.
-- Бачишь, що цэ такэ? Цэ дуля! -- нежно пропела мне на ушко хохляцкая оранжевая прЫнцесса Юлька Тимошенко. Из простой бабской мелкопакостности она смачно харкнула ядом в рожу Витьки Януковича и Мыколы Азарова, в полчища Черноморского флота, на свою ХАзовую плиту и в сторону клятого москальского "звездного пятачка".
Этот факт, конечно, никого не порадовал. Но в общем-то и не расстроил. Дмитрий Анатольевич нахмурился. Владимир Владимирович послал Витьке и Мыколе у Кiев телеграмму следующего содержания:
"Пацаны зпт не ссать зпт держать пресс тчк Ждите зпт еду тчк"
Хлопцы приободрились резко. Даже рискнули подойти к окошку президентского дворца и высунули в окно голую жопу. Повертели ей в направлении Майдана и засунули быстренько обратно, пока Юлька, чего доброго, не заметила и не пульнула пожеванной жвачкой из рогатки. Но это были лишние предосторожности, конечно. Гарна дiвчина с косой была занята важным делом -- на эту самую жвачку она лепила на большой билборд очень оппозиционный и очень загадочный слоган: "Твiй хлопiц дармопук?" Че это значит недоумевали даже старослужащие "оранжевые". Юля же была очень довольна. Она улыбалась. Той самой улыбкой, которой столько лет пыталась покорить сердце Самого Большого Члена Правительства (СБЧП, если кто забыл).
Мне Владимир Владимирович, конечно, никаких телеграмм не прислал. Но Юлькины ужимки и прыжки меня и так не сильно взволновали. Я очень кстати вспомнила бессмертные речи экс-хохляЦкого посла ЧВСа.
-- Напугали бабу хохлами туфлями, -- любил говаривать он, закусывая столичную воТку отборным салом, и продолжал как ни в чем не бывало гнуть нашу жесткую политическую линию.
Я тоже продолжала наслаждаться мимолетной свободой где-то в районе Собора св. Стефана в самом сэрдце Вены (уж простите за каламбур). Я горстями запихивала в рот "яйца Моцарта", венские штрудели и феерически-вкусняцкое зеленое мороженое. Параллельно я вела высокоинтеллектуальную беседу о том, как "в советские-то времена было о-о-о-о-о!"
-- Рюсский езык -- это совецкий езык. Я знаю рюсский езык, -- втирал мне туркообразный мороженщик с черт знает каким акцентом и пёрся от того, что разговаривает с настоящей сибирской тёткой. Он не знал, что я вообще-то обретаюсь в столице нашей Родины, а в Сибири была четыре раза в жизни. Но я не стала его разочаровывать.
***

Время шло, свобода утекала сквозь пальцы. Выпив на посошок очередную пинту темного пришлось залезть в самолет и двинуть дальше. Нас с СБЧП уже нетерпеливо ждал дон Сильвио. Батальон горничных в белых накрахмаленных передничках ударно драили свежевыкрашенные полы виллы Джернетто. Садовники старательно и фигурно стригли травку-канадку. Соловьи голосом Пласидо Доминго насвистывали весь репертуар Джузеппе Верди. А дон Сильвио пытался поэффектнее расставить все пятьдесят штатных и внештатных проституток.
-- Патриция, покажи сиськи! так, хорошо. Клара! Ну кто так стоит? Порадуй папочку, вот, умница. Летиция, прекрати сосать... палец! Ты уже большая девочка!
Проститутки шалили и выделывались как могли.
-- Basta-basta-basta! -- сердился дон Сильвио и снова пытался расставить их в какой-то одному ему известной последовательности.
-- Анжелика, Бьянка, Виолетта, Грация, Джульетта, Инес, Клара, Лукреция, Марселла, Николетта, Орнелла, Патриция, Рафаэлла, Симона, Тина, Франческа, Эрнеста... -- выкрикивал он.
-- No-no-no! -- менял он диспозицию. -- Эрнеста, Франческа, Тина...
После сто тридцать пятой перестановки дон Сильвио вдруг закричал:
-- Вон! Все вон, бесстыдницы. Мой друг Володья не такой. Он серьезный человек, а не шпана какая-нибудь, чтоб вам, дурам, в сиськи пялицца! Марш в светелку все, живо!
Штатные и внештатные проститутки обиженно загалдели, пригрозили жалобой в профсоюз и очередным скандалом. Но дон Сильвио был непреклонен.
-- Напугали ежа, голой жопой, -- на чистом русском заорал он, сверкнул недобрым взяглядом на распоясавшихся баП, пригладил набриолиненные волосы и помчался в аэропорт встречать дорогого друга. ему нетерпелось похвастаться своей новой деревней.

продолжение следует...