_noshame_ (_noshame_) wrote,
_noshame_
_noshame_

Ретрит випассаны 1

1. Ретрит випассаны - это ад, пройдя который, осознаешь в каком раю мы живем. Это понимаешь в первый же день и на каждый следующий рай становится все более неземным. Медитировать 12 часов в сутки с небольшими перерывами и 5 часами на сон в течение 10 дней - это настоящие муки. Тело ужасно болит, затекает, мозг всеми способами убеждает все бросить. Воля - единственное на что можно рассчитывать и заодно проверить. Это стало понятно сразу, после первой же двухчасовой медитации в 4:30 утра. Очень драматично было выйти после нее в темный лес и наблюдать первый снег. Стало ясно, что чем больше пострадаешь, тем приятнее будет отдых. Вспомнились те люди, которые уезжают из городов в дикие леса рубить топором дрова. Они счастливее городских. Удовольствия от жизни у них ярче и получить их проще и соблазнов нет. Чем тяжелее труд, тем больше радости после него. No pain no gain. Какой же вкусной была еда в перерывах между страданиями! Моя железная мисочка, куда наливаешь сначала первое, а потом второе. А повар, когда мы ели, выходил в зал и медитировал под эти звуки. Такой милаха) 2. После часов темноты наедине со своими мыслями, глубоко впечатляет все. Тишина особенно. 9 дней нам нельзя было разговаривать, только со служащими, если возникнут вопросы, но там быт продуман до мелочей так, что вопросов не возникало. Становится понятно, что общение переоцененно. Люди многое упускают, пока говорят. Никогда не забуду как мы встречали зарю, когда медитация стала еще труднее. Оч жалел, что со мной нет камеры. Хотя что можно было бы увидеть на фото: большая поляна, осенний лес в далеке, белая дымка, на переднем плане сосны и между ними рассредоточено стоят несколько людей, молча и неподвижно, наблюдают даже не рассвет, а желтую зарю. Не возьмусь передавать облака, а ощущения тем подавно. Эпично и захватывающе было каждый день, каждый час был неповторим. Было приятно осознавать, что все люди вокруг очень вежливые и доброжелательные. Это видно без слов даже лучше. Все переживания отпали сразу. И мы продолжали погружаться в себя. Когда нет суеты и событий, мысли растягиваются на эпохи, думаешь не о текущем дне, а о жизненных этапах. Открываются масштабные виды на глобальные события. Вспомнились писатели, которые искали уединения, именно для этого, чтобы собраться с мыслями. Переживания и чувства, растянутые во времени, набирают свою полноту. Чем дольше не видел человека, тем больше по нему скучаешь и глубже чувствуешь связь. Одиночество прекрасно, разговоры сбивают в суету. Медитация - это прежде всего концентрация внимания. В обычной жизни мы можем управлять его небольшой частью, остальное занято нашими телесными ощущениями. Но и та часть, которой мы казалось бы управляем, постоянно перескакивает на что-то другое. Тяжело удерживать фокус на чем-то одном долго. Те люди, которые способны на это, могут погружаться во что угодно с головой и утопать в предмете бесконечно. Например, музыканты, художники. Чем глубже они погружаются в музыку, тем они талантливее. И глаза у таких очень глубокие и выразительные, посмотрят так на вас и достанут все углы души. Потому что умеют погружаться. А восприятие тех, кому быстро все надоедает, как правило поверхностно. 3. Все началось с того, что нужно было научиться сосредотачиваться на ощущениях у выхода из ноздрей от воздуха при дыхании. На это ушло три дня. Я еще сильно наволновался накануне, что никак не позволяло успокоить свои мысли. Как потом я понял, мне это даже помогло, была всего одна тема) Но в начале скука, сменялась раздражением, потом обидой, злостью, беспомощностью. Я уже обдумал все вдоль и поперек, все детали, все что можно. Но мысли возобновлялись по кругу. Одно и то же. Сутками. Это был кошмар. И он закончился просто сам по себе на третий день, как выгорело, я охладел. В этот же день случилась первая необычная вещь. Внезапно, я почувствовал точку своего внимания на верхней губе. Она как прилипла. Еще более удивительным было то, что я могу перемещать эту точку. Мы научились концентрироваться на нервных окончаниях, в дальнейшем уже по всему телу. У них при этом увеличивается осязаемость. Это те самые мурашки по коже, которые бегут, например, от хорошей музыки или горячей ванны) В этот момент мы ни о чем больше не можем думать, все внимание на осязании тела в этом месте. Или когда что-то чешется - это тоже осязамость. Очень удобно кстати начинать с такого участка, главное машинально не почесаться. Через день я уже мог гонять эти мурашки (они же потоки) по всему телу, в любую сторону. Это было приятно, как тепло и невероятно. Наконец, что-то интересное начало происходить. Знал бы я что меня ждет дальше) К третьему дню уже кое-как приучился сидеть. Каждый там соображал такие икебаны из скамеек, подушек, одеял и всего прочего, что могла бы получиться интересная серия фоток одних только мест для медитации. И каждый раз мы его бесконечно совершенствовали. Потому что если скамейка на сантиметр наколена влево, то через полчаса кажется, что это целый метр, а любая мягкая подушка сначала превращается в бетонную, а потом в сковороду. В итоге нашел свою позу и докалибровал икебану, но все равно все ныло и отваливалось. Спину лучше всего дежрать прямой, иначе ничего не получится, но она очень устает. Поэтому время от времени возился и поправлялся. Но со следующего дня начинались медитации твёрдой решимости (адиттана). Это означало, что нельзя шевелиться, вообще. 4. Что такое випассана? Помните кислоту из бойцовского клуба? Вот это випассана. Нужно перестать верить в боль. Если долго сидеть в одной позе, то части тела сначала начинают затекать, потом неметь, потом болеть по нарастающей, все просто горит, сильнее и сильнее. Боль адская. Но зря я что ли сюда приехал, потратил столько дней, еще и деньги собираюсь отдать) Говорят же по инструкции нужно не шевелиться. Иначе все зря, я вообще на визуалы еще рассчитывал, которые кстати уже начинались) В те два часа, когда впервые нельзя было шевелиться, нам проигрывали аудиозаписи с инструкциями в какие места посылать потоки. И там очень медленно любящим голосом все подробно объяснялось, а потом еще и перевод так же медленно и исчерпывающе. У меня больше всего горела спина. Так что про все остальное я вообще забыл. А потоки нужно было водить сначала с макушки головы, потом шею, потом плечо, потом до локтя. И на каждый проход минут по 5. А я же жду спину! Ну когда же там спина!!! Это были бесконечные моменты, как если бы в горящем самолете стюардесса невозмутимым голосом читала бы инструкцию огнетушителя, начав с мер предосторожности. Так я это и визуализировал с диким шумом в ушах. Меня уже начало трясти. Но ведь не умру же я, буду терпеть насколько возможно. А боль нужно не терпеть, а наблюдать. И стараться не верить ей. Наконец-то, потоки дошли до спины. Но ведь эти потоки увеличивают чувствительность этого места еще больше. Поэтому как только я прошелся потоком по спине, меня как будто ошпарило кипятком. Тут я уже почувствовал, что не только мое тело, но и мой мозг против моей затеи. Он начал посылать мне тысячи причин, почему я должен согнуть спину. Ведь я прямо на волоске от прекращения двухчасового мучения. Помимо мыслей у меня сменилось настроение, я почувствовал как я сдаюсь, каким облегчением будет опустить плечи, сломиться, признать свою слабость. Глаза и руки уже мысленно опускались смиряясь с поражением. И тут я вспомнил всех своих обидчиков, всех кто смеялся надо мной, кто в меня не верил. Вот они все стоят передо мной и насмехаются. И я сам слабый и безвольный. Вот это был баттхерт такой силы, что меня вынесло на нем в стратосферу далеко от собственного тела. Потекли слезы и сопли, но я не двигался. Мне уже просто стало интересно есть ли предел у боли. И я начал ее изучать, что и требовалось. Техника, в которой я разобрался только днями позднее, заключается в следующем. Есть участки с тонкими ощущениями (там где нет боли), а есть с очень грубыми ощущениями. Чтобы выработать толерантность к боли, нужно потоком идти по тонким местам и концентрироваться на ощущениях, не обращая внимания на боль в других, и с этой тонкой чувствительностью перекинуться на грубые ощущения. Если все сделать правильно, то участки с грубыми ощущениями делают так "пщщ" и перестают болеть. Но это получается не сразу. Пришлось сотни раз проходиться с максимальной чувствительностью по болевым зонам и стараться не реагировать на боль, иначе не сработает. В фильме Ивана Вырыпаева "Танец Дели" есть достаточно драматическая метафора, когда танцовщица прижимает к груди раскаленное железо, которое символизирует все страдания мира. После принятия боли из этого места расцветают красота и любовь. Вокруг я уже слышал как ребята шевелятся, не выдерживают. Это меня только подбадривало. Я уже начал привыкать сидеть в огне. Я догадывался, что можно постепенно продавливать эти возможности. Но интуитивно я ощущал, что лучше поскорее отмучаться и потом все пойдет легче и не ошибся. Я дошел до предела и сидел в нем с трясучкой около часа. И вдруг что-то произошло, как будто что-то сорвалось с петель, острая боль отвалилась и стала приглушенной. Мне все еще тяжело было сидеть, но уже намного проще. Это был триумф всей моей жизни, ничего сложнее в которой еще не случалось. Пробил гонг, а я все еще сидел неподвижно, как каменный тутанхамон в соплях. Я победил себя. Это была моя венская битва, переломившая ход моей истории. Это случилось 9.10.19 Такое ощущение, что после этого мне больше ничего не страшно. Торжеству моего духа над телом не было предела. Слез со своего трона-икебаны, когда уже никого не было в зале. 5. На следующий день я уже мог сконцентрироваться еще точнее на участке кожи. И чем дольше концентрируешься, тем меньше площадь охватываемой поверхности и концентрированней чувствительность. То самое бесконечное в малом. Причем, чем глубже погружаешься, тем меньше ощущаешь все остальное тело. Она как будто остается где-то там далеко, фоном. И тут произошло потрясающее открытие для меня. Я изучал свой нос изнутри все глубже и глубже и тут я в него провалился. Оказывается я могу концентрироваться на нервных окончаниях и внутри своего тела! Меня еще заодно потрясло то, как близко нос от мозга, он прямо из него торчит. Я уже забыл про все инструкции и погрузился космонавтить свое тело. Первым делом, захотелось найти где тут я. Какие-то части казались впереди, какие-то сзади, это сверху, то снизу. А относительно чего это все? Таким образом, прощупывал все что внутри головы, как в 3д модели. А тот отдел мозга, который отвечает за визуализацию, рисовал мне мои ощущения. В итоге я наткнулся на тоннель. Похоже тот самый, который видят при клинической смерти. Их было два и понял, что это глаза. Центр отсчета был как раз на сетчатке, а дальше шли к мозгу трубки-провода. В мозге было немного стремновато щупать, но там ничего особого не ощутил. И подумал, а может быть душа в груди. Там ведь есть такое место, когда она замирает. Ну или, на худой конец, найду где тут серотонин выдают. Было немного волнительно, но когда я приблизился к сердцу, я понял что оно бешенно колотится. А мое тело, где-то там далеко в сумраке все очень напряжено и вцепилось в колени. Но я его почти не чувствовал и меня оно особо не беспокоило. Я нашел солнечное сплетение. На нем вообще приятно фокусироваться и в дальнейшем это помогало прогонять сон. Только бы никто не позвонил, подумал я, стараясь найти себя. И сразу подумал откуда этот голос. И тут до меня дошло, что я конечно же существую не на физическом уровне, а на абстрактном. Это все равно, что искать черепашку-ниндзя, разобрав системный блок. Я это продукт тела. И я отправился путешевствовать по ментальному уровню и чего я там только не обнаружил. Но потом все же вернулся к инструкциям, зря я что ли превозмогал, вдруг что-то пропущу. В общем, я так и не научился не думать) Наше поведение, наши мысли очень обусловенны привычками ума (санкары). Когда тяжело сидеть, это не тело устало. С телом все ок, тут груда подушек. Это мозг сигнализирует о том, что мы разрушаем паттерны поведения. Чем дольше мы повторяем что-то, тем глубже это проникает в подсознание, тем сложнее потом от этого избавиться, тем глубже санкара. Мы живем внутри нервной системы, которая по всему телу. Наш мозг - это ее узел. Ощущаем, волнуемся, радуемся, боимся мы нервами. Мыслительный процесс всего лишь рационализирует состояние нервной системы. Она может быть только в трех состояниях: покой, стресс и влечение. Мы реагируем телом. Если кто-то обращается к нам с агрессией, тело невольно стрессует и закрывается. Если мы попадаем в неприятную компанию, то сжимаемся там телом. Все это запоминает нервная система. Чем больше неприятных ситуаций в жизни тем сильнее наша нервная система сжата уже на подсознательном уровне. Это как привычка всегда ждать негатива. На поверхностном уровне мы вроде бы спокойны и улыбаемся, но улыбка нервная и спокойствие шаткое, потому что уже не помним, что такое по настоящему быть спокойным и довольным жизнью и не подозревать о подставах или засадах. А также не осознаем насколько наша нервная система сжата по сравнению с состоянием нормы. Довольный жизнью человек ведет себя по-другому на телесном уровне. Он ничего не боится, расслаблен и благодаря этому по-настоящему счастлив. На агрессию он не реагирует страхом. То, чем мы занимались во время неподвижных медитаций называют глубокой операцией на своем подсознании по искоренению привычек тела бояться и испытывать дискомфорт. Каждый следующий раз проходя потоком по участкам, мы все глубже и глубже проникали в ощущения тела, которые закладывались в подсознание в течение всех лет нашей жизни. Очищали привычки мозга жить в страхе. И с каждым разом нам становилось переносить боль все легче. Но я еще не догадывался, что за слоями боли пойдут слои кайфа) да еще какого... 6. Шестой день был самым скучным. Оказалось, что боль снова на месте, пусть уже не настолько дикая, но получается, что сражаться с ней еще предстоит не раз. На меня навалилась тоска, разочарование, усталось. Мозг все это рационализирвал сотнями объяснений и посылал оч тяжелые и неприятные ощущения. Ну, что тут непонятного. Да, я - это манифестация вселенной, которая наблюдает за самой собой сквозь грязное стекло моего эго и кармы. Ну и что дальше. Вот эти ребята, те же вселенные. Мы это дырки в дуршлаге, сквозь который смотрит анатман. Но и он заблуждается, что существует. А нас тем более нет. Все ясно и понятно как насос. Толку-то) Подумаешь, стоит ради этого страдать что ли. Тут я понял, что теперь я имею дело с своими санкарами уже на ментальном уровне. Стоит отметить, что к этому дню все мы уже порядочно разогнали сознание так, что уже начали проникать им в подсознание и смотреть на свою личность и ее привычки со стороны. Глаза у всех были глубокие-глубокие, что называется благородные, а движения медленные. В этом состоянии я хорошо увидел, что это моя любимая привычка "надоело". Я ее сам накультивировал случайно, а потом только укоренял, каждый раз слушаясь. Теперь мне предстояло выйти не только за границы своего тела, но и за границы своей личности. Впрочем, я уже и так смотрел на нее со стороны. Предстояло победить не только боль, но и собственный здравый смысл. Мне нужно было за что-то ухватиться кроме любопытства. В столовой сзади моего места был толстенный столб. Я решил его использовать как стрежень и символ решимости и перенести в себя на ментальный уровень. И что бы ни случалось, я за него потом держался как за мачту. К моему сожалению, тело болеть не перестало. Уже это можно было перенести, но бороться как оказалось предстояло еще долго. По программе неподвижно медитировать нужно только три раза за день по часу. Но я решил не растягивать страдания и поскорее с ними разделаться. Поэтому неподвижно я медитировал все 12 часов каждый день до конца. И не зря. Иначе бы я не попал куда нужно и не испытал катарсис всей своей жизни. Но обо всем по порядку. Нам рекомендовали ничего не записывать, чтобы не сбиваться с медитативного состояния. Но я постоянно прокручивал в памяти что происходило, чтобы не забыть, поэтому в этот день я не выдержал и начал записывать. На салфетках с фонариком)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments