_noshame_ (_noshame_) wrote,
_noshame_
_noshame_

Такая разная Бельгия

Было интересно читать историю Бельгии и гулять по Брюсселю. Поэтому напишу вкратце, что запомнилось, не знаю для чего.



Не смотря на то, что Бельгия крошечная страна, что в ней только за ее короткую историю не происходило. Государство изначально достаточно искусственное, созданное на французско-нидерландской границе тогда, когда католики замучились воевать с протестантами. Благодаря этому Бельгия всегда балансировала между чужими имперскими амбициями и прогрессивными объединенными провинциями.





Получилось даже не то, чтобы среднее, а скорее все вместе.
Еще в античные времена тут жили белги, которые потом куда-то растворились, также как чуть позже пропали, например, пруссы, но название осталось. В римские времена примерно тут же была провинция Gallia Belgica, в честь которой и назвали современную страну, территория которой в Средневековье чьей только не была: франкской, бургундской, немецкой, испанской, нидерландской, французской.



Видимо, поэтому так и случилось, что этнических бельгийцев не существует. Зато есть фламандцы и валлоны, самые активные из которых в основном занимаются тем, что ненавидят друг друга. Они поделили и без того маленькую страну пополам, вернее на три части, учитывая многонациональный Брюссель. Кстати, подавляющее большинство валлонов своего хтонического валлонского языка не знают и говорят на французском. Фламандцы говорят на нидерландском. Не смотря на то, что и те и другие знают оба языка, не считая английского, каждый хочет говорить только на родном. В Брюсселе по закону положено информацию писать на двух языках.



Карта Бельгии при этом выглядит так:



На севере Фландрия, на юге — Валлония. Красным отмечена нидерландоязычная провинция Фламандский Брабант на территории которой находится де-факто франкоязычный Брюссель. Драма под названием «Коридор Брюссель — Валлония» заключается в том, что франкофонам некомфортно перемещаться из Брюсселя по территории Фландрии в свой валлонский анклав. Там речь идет о клочке дороги в несколько километров в лесополосе. Пикантности ситуации придает факт того, что Брюссель исторически всегда был фламандским, а франкоязычным стал благодаря непрерывному потоку менее богатых, чем фламандцы, валлонов в столицу. Многие газеты писали, что передача части малонаселённого лесного заповедника от фламандцев к франкофонам, возможно, изменила бы лингвистический статус его единственных постоянных жителей — белок, которые перейдут с нидерландского на французский.

Не смотря на то, что по всей Европе уже давно нет заметных границ: живи где хочешь, работай где нравится. Эти ребята желают перегородку внутри страны-прыща. И это учитывая то, что им давно уже предоставили фактически полную федеральную автономию. У каждой общины уже, по сути, свое правительство, свои министры и свои налоги. Миру не веданы так называемые «языковые льготы», нет этого нигде, кроме Бельгии.



Откровенно говоря, Бельгия и ее история своей непредсказуемостью местами переплюнет марсиан. Чего стоят одни похождения их короля Леопольда II в земли Конго, где он взял государство, которое по площади превосходило Бельгию в десятки раз, в свое «личное владение». Это носило название «Африканская международная ассоциация», первоначально целью ассоциации было «открытие» плохо исследованного Конго и цивилизирование местных жителей. На самом деле, в стране царил режим вооруженного грабежа населения, паразитического расхищения наиболее доступных для эксплуатации естественных богатств. За 30 лет система жесточайшей эксплуатации сократила население на 15 млн. человек. Для сравнения: считается, что общие потери всех сторон в первой мировой войне были 10 млн.
Многие, из оставшихся в живых, выглядели так:



На этой фотографии отец смотрит на руки своей пятилетней дочери, которые были отрезаны в качестве наказания за то, что она собрала слишком мало каучука.



Конго, кстати, до сих пор одна из самых неблагополучных стран Африки, а ее история — просто кровавые слезы. Между тем, доходы от эксплуатации Конго король направлял, в частности, на содержание своей любовницы французской куртизанки Бланш Делакруа. Когда ему было за 70, он построил для нее огромную виллу недалеко от Ниццы.



Всё это происходило в начале XX века. Мировая общественность в то время негодовала, но это не помешало умереть ему своей смертью и оставаясь королем. Между прочим, в стране и сейчас можно найти помпезные памятники Леопольду II.

Впрочем, вернемся в современную Бельгию и к ее границам. Пограничный диагноз можно поставить, взяв деревню Баарле с 9к жителей и находящейся внутри Нидерландов и взглянуть на государственные границы в ней.



В реальности это выглядит так.



Говорят, достаточно удобно, местным можно выбирать, например, в какой стране открыть бизнес. Гражданство получают там, куда выходит дверь.



Случаются, правда, и накладки. Так однажды перед зданием Культурного центра Баарле разбился мотоцикл. Это произошло на территории Баарле-Хертога, но настолько близко к границе Баарле-Нассау, проходящей через улицу, по которой ехал человек, что он оказался на «чужой» территории. Скорая помощь, приехавшая из Баарле-Хертога, не стала помогать истекавшему кровью мотоциклисту.



А еще в Бельгии при тотальном нацизме среди местных, невероятнейшие диаспоры афробельгийцев и мусульман.



Причем в самом центре Брюсселя, про который стоит написать отдельно.
Такого количества негров, арабов, маргиналов, гетто в центре города и устрашающих небоскребов с выбитыми стеклами на месте когда-то уютной средневековой застройки я не видел больше нигде в Европе. Впечатляет разве что контраст еще пока оставшейся местами былой belle epoque и современным размахом катастрофы. По иронии судьбы, из Брюсселя решили создать одну из столиц Европейского союза, учредив тут множество международных европейских министерств — европейский суд, парламент, штаб НАТО... Это должно было как бы подчеркнуть благоприятный фон города, где все такие разные и так хорошо друг с другом уживаются.





В отличие от других городов, в Брюсселе социальное блочное жилье строят не на окраинах, а прямо в центре, на месте бывшей исторической застройки.






Строительная ситуация в Брюсселе породила мем «брюсселизация».





«Фасадизм» тоже оттуда.



В Брюсселе 1960-х годов сформировалась массовая практика «добровольного» доведения кварталов до аварийного состояния. Девелоперы умело организовывали слухи о грядущем сносе (фр. chantage au chancre, шантаж разрухой), жильцы съезжали из приговорённых домов, заброшенные дома (скупленные задёшево) в течение нескольких лет приходили в полную негодность. В узком смысле брюсселизация и есть практика «мирного» выселения домов с последующим «естественным» разрушением. Брюссельские спекулянты готовы ждать — исторический дом Presses Socialistes на Rue des Sables стоял выселенным двадцать лет.







Примечательно также арх. бюро Jaspers-Eyers, сносящее 15-й век, выдавливающее коренных жильцов в окраины и лепящее несусветный ужас чуть ли не на главной площади вот уже несколько десятков лет, которое даст прикурить московким Моспроектам.





Кстати, Бельгия ведь родина модерна.



Башня на фото стоит на месте снесённого памятника — «Народного дома» Виктора Орта.



Но все же Брюссель пока еще не весь потерян. До Москвы ему в этом смысле еще далеко. Там не трудно разыскать колоритнейшие улочки.



И все это даже не туристические места.



Редко, но встречается не такая уж ужасная современная архитектура.



Еще, по-моему, в Брюсселе самые развитые граффити и прочий стрит-арт.





Рисунки хочется долго разглядывать.





В серии бельгийских графических романов «Туманные города» вышла книга Brusel. Действие серии происходит в вымышленном мире, который, однако, во многом напоминает наш. Реконструкция города Brusel в конечном итоге вызывает природный катаклизм, и город гибнет. В предисловии к книге подробно изложена история брюсселизации настоящего, а не вымышленного Брюсселя.



Если для туриста важны открыточные фотки, то лучшее куда ему следует пойти в Брюсселе — это на вокзал и купить там билет в Брюгге — ехать быстро и дешево, а город просто сказка.



Говорят, что «Золотое Средневековье» — это миф. Вот именно в этом мифе и застыл город.





Сказочность не только на главной площади, но и везде, даже на самых окраинах.






Здесь не нужно уметь делать хорошие фотографии, достаточно направить камеру в любое место, чтобы получить открытку.





Это не музей под открытым небом, а достаточно большой город, где живет много людей.



Остальные города не так живописны. Вот, например, типичная улица Антверпена и её типичные обыватели.



Это типичная улица Гента.



Гентский сквот.



В Генте есть спальный район «Москва». Там сняли неплохой фильм.



Везде пишут, что «Гентский фестиваль», (нидерл. Gentse Feesten) является самым крупным культурным фестивалем Европы. Этим летом эпицентр праздника выглядел вот так.





Кстати, интерьер гентского собора святого Бавона, произвел на меня глубокое впечатление. Почему-то там нельзя фотографировать, поэтому показать особо нечего.





Что бы еще вспомнить про Бельгию. Иногда Бельгия доставляет предвыборными лозунгами.



Вообще, приятного в Бельгии и даже в Брюсселе не мало.



Бельгия, на мой обывательский взгляд туриста, сильно перекликается с Нидерландами. У этих стран много общего и вместе с тем полно различий. Если бегло описать впечатления о них, то, кажется, что Нидерланды живут в сказочном будущем, а Бельгия — в сказочном прошлом. Если стереотипная жизнь по-голландски выглядит так:



То «сферическая» жизнь по-бельгийски должна выглядеть так:



Наверное, никогда не смогу определиться где лучше. Меня просто разрывает на части.

Кажется, в Бельгии можно найти что угодно и любого жанра.





Крайне интересная и противоречивая страна.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment