Tags: запиши все что думаешь

взлетаем

(no subject)

Находясь в пограничном состоянии, когда измотаны нервы, когда почти депрессия, года кидает то в смех то в слезы, нужно быть очень внимательной.

Я точно знаю, чего нельзя делать, а что нужно.
Например, фильмы смотреть не надо. Потому что от добрых хочется плакать, а от грустных... тоже.
Злые я вообще не смотрю никогда.

Музыку слушать строго дозированно и строго отобранную. Всякую лирическую попсу запретить. Русский рок туда же, он сильно напоминает молодость, это ностальгия, а значит снова грустно. Тяжеляк, прогрессив рок, джаз, все в топку. Они все с чем-то связаны.
Вообще, все современное до добра не доводит.

Вот "Зима" Вивальди вытащит меня даже с того света и заставит снова захотеть жить.
Так что классику можно (только Боже упаси случайно попасть на какой-нибудь "Реквием!")
Еще французский шансон.
Или мантры, и вся музыка которая играла у нас на йоге.
 
Обязательно - рано вставать и заниматься спортом, хоть каким-нибудь.
Много не есть, особенно по вечерам, и уж конечно никакого мяса.
Ну и не пить. Ну и не курить.
И как же хорошо жить становится, товарищи!

Вроде бы, все не так уж сложно. Но стоит нарушить хоть один пунктик, маленький, малюююсенький...
И все закрутится в один огромный снежный ком.

Казалось бы: ну встанешь попозже на часок, ну поваляешься утром с книжкой в кровати. Можно же! Отпуск!
Не тут-то было. Нельзя, вообще нельзя. Потом обязательно захочется чипсов. Или в Макдональдс. И подумаешь - ну, разочек-то можно?
Дальше - больше. Дальше вдруг портится настроение и поддавшись вселенской грусти на мгновение, начинаешь жалеть себя. Думаешь: вот я бедная, съем-ка мороженое. И посмотрю кинцо про любовь. Ну и все, слезы-сопли, опять по-новой. И это может быть любое нарушение, в любом порядке. Если хоть один пункт нарушить, пиши пропало.

И знаешь же, знаешь что нельзя делать каждый следующий шаг. Но из этого вязкого состояния подчас невозможно выбраться, никаких сил не хватит. Почему так сладко себя жалеть и проваливаться все дальше и дальше?

Я не о фигуре беспокоюсь, конечно.