November 19th, 2006

winter

К вопросу о скорости жизни

Навеяно моим же постом в ответ на жалобу одного ЖЖиста о том, как время летит, ускоряясь...

Вот перед нами человек, считанных мгновений от роду. Что он уже имеет? А имеет он уже как минимум набор работающих внутренних и внешних сенсоров, вроде “тепло”/“холодно” и “сыто”/“голодно”, сигнал от коих объединяется в “хорошо”/“плохо”. Какой прок только лишь от сенсоров нам прекрасно продемонстрировал кашалот из Путеводителя. Своим падением. Нужны ещё и эффекторы, дабы корректировать сенсорное “плохо” в более приятное “хорошо”. На первых порах у человека есть только один эффектор -- комплекс из легких со связками. Человек может кричать, или не кричать. А также дышать или не дышать.

И заверте...

Довольно быстро человек случайным образом тестируя свой небогатый пока набор эффекторов выясняет, что если “кричать”, когда “плохо”, то оное “плохо” может через некоторое время смениться на “хорошо”. Первейшая из осознанных человеком эвристика.

Относительно простой и сосредоточенный исключительно на себе организм получает первый опыт сознательного воздействия на “внешний мир”.

А что, если не дышать? Это тоже нередко срабатывает, причём иногда весьма эффективно. Проблема в том, что данная стратегия во первых блокирует выполнение стратегии первой, а во вторых по данным внутренней сенсорики сама по себе продуцирует “плохо”.
Итак, весь свой интеллект, человек в этот период направляет на модуляцию наиболее эффективного (по критерию скорости смены “плохо” на “хорошо” и по оного “хорошо” “качеству”) “крика”. Стратегия же “дышать” перерастает в новое качество -- становится привычкой.

Что есть привычка? А очень-очень полезная штука. По сути, это такое выделение ресурсов мозга под выполнение некоторого комплекса действий, кое не особо влияет, на прочие в оном мозгу процессы. Таким образом, основным достоинством привычек является малое влияние их на основной процесс мышления, а как следствие имеем и возможность параллельного выполнения множества оных.

Что же происходит дальше? А очень интересная пара событий. Стратегия “крика” близится к идеалу, опять таки трансформируясь в привычку. Получаем простой конечный автомат -- “кричать идеальным образом когда имеем сенсорное ”плохо“ пока не станет ”хорошо“”. Точнее, получили бы. Но случилось удивительное дело -- наш человек обнаруживает в себе новые эффекторы (скажем, обучается контролю за своим кишечником)! А заодно ещё и открываются новые сенсоры (открываются глаза, поступает всё больше информации от внутреннего сенсорного контура).
Вышеописанный конечный автомат уже стал слишком сложным для изложения. Человек оперирует не столько со стратегиями, сколько с постоянно пополняемым набором эвристик. Эвристик, наиболее успешные из которых трансформируются в привычки.
В мозгу формируется физическое оных привычек воплощение: для распознавания образов образуются зрительные центры, для распознавания звуков -- слуховые, аналогично и прочая сенсорика. Управление эффекторами также состоит из множества привычных действий, под каждое из которых формируется своё “железное” воплощение -- речевой центр, центр управления руками, ногами...

С ростом числа эффекторов происходит фантастический рост возможностей, с ростом же числа доступных сенсоров растут и потребности. “Хорошо” становится всё более сложным и весьма контекстно зависимым понятием.

Человек открывает, что “внешний мир”, оказывается, не является только лишь чрезвычайно сложным трансформатором эффекторных на себя воздействий в сенсорные ощущения. Оказывается, что этот самый “внешний мир” вообще не для нашего человека существует, а вовсе даже “просто так”. И в оном мире человеков оказывается очень даже много. И каждый со своими потребностями и возможностями.

Тем не менее, оказывается, что “внешний мир” вполне можно модифицировать. С тем, чтобы оный более полно учитывал именно наши потребности.

И человек, с понятным энтузиазмом, принимается за миромодификацию.

Проходит десяток-другой лет. И что мы видим? А существенное замедление роста. По сравнению с первыми годами, то так и вовсе остановку.
Но процесс то миродомификации идёт дальше. И к чему мы можем придти? А к тому, что мир (вокруг нашего человека) становится вполне комфортным, привычным. Большая часть эффекторов снабжена полезными эвристиками-привычками, кои практически без участия сознания поддерживают сенсорный “ответ” в позиции “хорошо”. А так как роста возможностей (а значит отчасти и потребностей) не наблюдается, то появляется шанс на гомеостаз.

Всё больший процент времени, наш человек выполняет действия по привычке. Привычно одевается, совершает гигиенические процедуры, идёт на работу, читает новости/блоги, работает, общается... Разумеется, сознание в каждом из упомянутых действий временами просыпается. Но чем более детерминирована окружающая обстановка, тем реже в этом обнаруживается нужда. Скажем, даже если работа у человека творческая (а кто, кстати, сказал, что творчество не может быть привычным?), то и тогда привычная рутина занимает изрядную работы часть.

И что же замечает человек? А замечает он, что если в детстве скажем год был Сроком, то теперь оные годы легко и не заметить. Те же люди вокруг, те же разговоры, та же обстановка, та же малая доля работы сознания, задавленного высокоэффективными привычками.

Срабатывает защитный механизм -- появляется сенсорный голод, как следствие излишнего жизни однообразия. Его утоление требует отойти от привычного, алкать неизведанного, а следовательно и потенциально опасного. Не все способны на это, многие всё же предпочитают привычное пустое однообразие яркой неопределенности.

Такая жизнь, однако, нравится не всем. И люди множество вещей придумали для того, чтобы этого бежать. Некоторые чудаки борются натурально с привычками: скажем, хотят на работу новыми путями, а то и вовсе меняют с этой целью как работу, так и вообще город (а то и страну) проживания. Иные, занимают себя перманентным расширением своих профессиональных (и не очень) знаний. Третьи “окрашивают” время спектром ощущений поступающих по не особо задействованным в привычной жизни каналам -- ходят в походы, сплавляются на байдарках, прыгают с парашютом. Пока ощущения действительно непривычны -- время будет идти сочно, “как прежде”.

Эффективнее же всего, пожалуй, микс из вышеописанного и неописанного. А именно, очень простая рекомендация -- продолжать расти. Расти через что определенно сказать нельзя -- у каждого оно получается по своему. Но если читая свои заметки месячной (годовой?) давности поймаешь себя на мысли “а ведь я то уже почти совсем другой человек”, то цель можно считать достигаемой правильно.