Arthénice (_niece) wrote,
Arthénice
_niece

Голос Америки: выборы и бюрократия

А это меня записывали для Голос Америки вчера после дискуссии, поэтому от усталости вышло как-то резко и необтекаемо. Что такое выборы для бюрократии, рациональность акторов и стресс системы. А также почему стабильность - это утопия.


Шульман: «Выборы происходят среди организаторов выборов»

Виктор Васильев: Екатерина, чем продиктована столь жесткая позиция властей и в чем, собственно, состоит главный смысл этих выборов?

Екатерина Шульман: Чтобы понять смысл происходящего в ходе выборной кампании, нужно учитывать, что каждый бюрократический актор рационален в своей конкретной ситуации. Для каждого члена регионального избиркома, мэра, губернатора перспектива потерять власть очень реальна. И это произойдет не от того, что разгневанные массы придут, допустим, к губернатору с вилами и косами, а от того, что он будет признан неадекватным руководителем предвыборной компании, не обеспечившим порядок, стабильность и нужный результат. Его снимут, а потом еще и заведут уголовное дело при необходимости.

Такие угрозы стоят перед каждым членом системы постоянно. Для того, чтобы отвести от себя эту угрозу, наш условный бюрократический актор готов пойти на все. Для него не имеет принципиального значения то, что мы называем репутацией, скандалом, публичным впечатлением. Он озабочен совсем не тем. Главное для него – выполнить свою «должностную инструкцию», как он ее усвоил, и не попасть под раздачу. Соответственно, когда он снимает оппозиционного кандидата с выборов, он обеспечивает свою безопасность.

За снятие ему ничего не будет, даже если скажут, что он немножко перестарался по части лояльности.

Во всяком случае, за это он не слетит со своего поста. А вот если он допустит кого-то, кто потом окажется чужеродным, непредсказуемым элементом политической системы, то его снимут. Соответственно, если мы встанем на точку точку зрения этих людей, то поймем, насколько рационально они поступают, исходя из своих интересов. То, что они, возможно, тем самым губят систему в целом, это уже не их ума дело, не их уровень рассуждений вообще.

В.В.: То есть вы настаиваете на том, что единой выработанной линии Кремля, которой четко следуют на местах, здесь нет?

Е.Ш.: Единая линия состоит в том, чтобы сохранить стабильность в стране, как они ее понимают. Цель системы – самосохранение. Стремясь во что бы то ни стало сохраниться, она во многом разрушает себя. Это тоже закон политической системы: для того чтобы выжить, она должна меняться, если она не желает меняться, она будет разрушаться.

Стабильность, понимаемая как неизменность, это утопия, причем деструктивная. Тем не менее, цель такую система перед собой ставит и пытается добиваться ее всеми способами, при тех довольно ограниченных ресурсах, которыми она располагает. Мы часто склонны ее демонизировать и преувеличивать ее могущество. Мы говорим: да если бы они захотели, то они всех бы посадили, всех расстреляли, или наоборот – всех бы допустили (на выборы).

Это не так. Повторюсь, каждый отдельный актор действует в очень узком коридоре своих возможностей. Чем выше расположен человек в системе иерархии, тем больше он связан с условиями системы, а не наоборот. Мы воображаем себе свободу действий вышестоящих чиновников совершенно утопическим образом. Они ею не обладают.

В.В.: Можно рассматривать нынешнюю кампанию в контексте главных выборов – думских и президентских – как своего рода зачистку перед генеральным сражением?

Е. Ш.: В этом смысле – да. Выборы происходят не среди партий и кандидатов, а среди организаторов выборов. Действительно каждый губернатор, как и вице-губернатор, как и многочисленная бюрократическая обслуга, которая под ними находится, как и региональные представители федеральных структур, и местные ФСБ, и кураторы регионов от администрации президента, – все должны доказать свою профпригодность. Для них это действительно жизненно важный
процесс. Вот для кого выборы – это серьезно, так это для них. Вполне вероятно, что по итогам этой кампании будут приниматься какие-то кадровые решения.

Другое дело, что это не очень важно для нас, для общества. Но для губернатора «Х» или мэра «Z», это самое важное, что только может быть, особенно с учетом возможной перспективы уголовного преследования после выборов. Но для политического процесса в целом важно то, что выборы – это момент напряжения, стресса для системы. Там и так уровень солидарности крайне низок. Проще говоря, все ненавидят друг друга, и по итогам выборов больше любить не станут, единства там не прибавится.

В тот момент, когда система находится под стрессом такого типа плюс под внешним стрессом, под которым она по известным причинам находится, в ней могут начать происходить, а точнее продолжать происходить разного рода неконтролируемые ими процессы. Поэтому надо разделять, то, чего система хочет, и что у нее на самом деле получается.
Tags: public good, voa
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments