October 21st, 2020

Arthénice

Программа Статус S04E08: видео

Вывешено с некоторой задержкой, поскольку в эховской трансляции опять повыпадали куски. Но наша мужественная группа волонтеров всё починила и пришила, и теперь дорогие слушатели могут наслаждаться полной видеоверсией.

События: законодательные новеллы о Госсовете, единой системе публичной власти, федеральных территориях и иных невиданных зверях, а также молчащие конституционные судьи и суверенизация семейного права - но без Елены Борисовны Мизулиной, нашлись и постатусней защитники детей от трангендеров и трансгендеров от детей.
Термин: харизма и харизматическое правление. Отец: Роберт Мёртон, отец социологии науки и девиантного поведения и отец нобелевского лауреата по экономике.
Три вопроса: о белорусской стачке, о прокуроре в научной лавке, о росте рождаемости при универсальном базовом доходе.



Таймкоды от Александра Шмырова:

"00:00 - Начало эфира
1:15 —Закон о Госсовете
7:34 - Единая система публичной власти: разъяснения
9:08 - Федеральные территории
10:32 — Продление срока рассмотрения поправок, их изменения
17:10 — Изменения закона о Конституционном суде
22:07 - Поправки в Семейный кодекс (Мизулина) (отъем детей, трансгендер)
23:40 — Новости на Эхо Москвы
27:21 — АЗБУКА ДЕМОКРАТИИ. Харизма. Харизматическая власть
38:39 — ОТЦЫ. Роберт Мертон
46:52 ВОПРОС 1. Как сильно может повлиять ультиматум Тихановской на положение дел в Беларуси?
48:32 ВОПРОС 2. Как вы относитесь к идеологической проверке прокуратурой в РАНХиГС?
51:43 ВОПРОС 3. Неужели так все печально с рождаемостью?"
Arthénice

И отдельно высокохудожественная доска в высоком разрешении

Да, латынь у нас несколько варварская, но таков же и предмет изучения! Племена диких федератов скитаются по бескрайним равнинам, пожирая всё на своем пути. За ними следуют ядовитые водоросли.

Arthénice

Программа Статус S04E08: текст

Бланкетная диспозиция как политическая необходимость, или юридический фестиваль "Шире рамки!". Проект закона о Госсовете, единая система публичной власти, федеральные территории. Судьи КС без мнений, зато правительство с аппаратом, а Семейный кодекс вне норм международных договоров (хотя так не бывает).
Термин: харизма и харизматическое правление, беззаветная любовь к начальству. Отец: Роберт Мёртон, политические машины, самосбывающиеся пророчества и четыре способа решить проблему противоречия между целями и средствами (бонус: есть и пятый, но он коллективный).

https://echo.msk.ru/programs/status/2727786-echo/

"Может ли бог создать камень такой величины, что сам не сможет его поднять?

Может. Обращение в КС по поводу самого закон о КС происходили несколько раз. При этом ни разу, надо сказать, Конституционный суд не соглашался с этими обращениями. Он рассматривал их, но закон не менял. Но это не невозможно.

М.Курников― Теоретически это возможно.

Е.Шульман― Это всё возможно. Точно так же, как вся эта масса крайне разнообразных конституционных изменений тоже может быть отменена. Что один человек принял, другой человек отменить может. Что на одном историческом этапе решено, на другом решится иначе. История не останавливается, политические процессы тоже бесконечны.

Еще несколько слов об изменениях в законе, связанных с Конституцией. Президент нам навносил большое количество новых законов. Это прямо такой расцвет президентской законодательной инициативы. Он обычно мало чего инициирует, правительство больше. А сейчас вот много всего. В частности, большой пакет однотипных изменений, в который этот пассаж в Конституции, что если есть трактовка, не соответствующая Конституции каких-то государственных органов, то они не применяются. Теперь в каждый закон, в каждый кодекс, в котором есть положение — а оно обязательно есть — о приоритете международного права добавляется эта фраза, что да, в случае противоречия международной нормы и национальной, действует международная, но если признано это толкование соответствующим Конституции, то тогда ничего не действует.

Тут обращает на себя внимание следующее. Такого же рода изменения вносятся и в Семейный кодекс, но там эта формулировка немножко шире. Я прошу прощения за такое количество специальной информации, но именно сейчас это важно. Тут написана такая вещь: Не допускается применение правил международных договоров в и истолковании, противоречащим Конституции Российской Федерации, а также основам правопорядка и нравственности. Такое противоречие может быть установлено в порядке, определенном Федеральным конституционным законом.

Основная формулировка, которую везде вставляют, говорит о решениях межгосударственных органов. А тут речь идет о правилах международных договоров. Это несколько шире, и это появилось только в Семейном кодексе. Можно догадываться, к чему вот это всё.

Например, есть такая Стамбульская конвенция о правах женщин и о предотвращения харассмента на работе, в частности. Российская Федерация ее не подписывает. А вот теперь представим, что она ее подпишет, но какие-то отдельные ее положения признает не соответствующим Конституции, а также основам правопорядка и нравственности и не будет их исполнять.

В общем, видимо, в душе законодателя имеются эти опасения относительно того, что всякие страшные нормы откуда-то вдруг на нас нападут, в особенности проникнут в нашу семью и разрушат ее основы. И не будет у нас, как любят повторять наиболее пожилые из членов Совета безопасности слово «мама» и «папа», а будет: «родитель-1», «родитель-2». Кто-то им когда-то рассказал эту сказку, напугал перед сном, теперь они это всё повторяют. Этого нет, не было и нигде не существует никогда, но теперь уже поздно извлекать это из чьей бы то ни было головы, потому что оно там закрепилось.

Вот на основании этих все фобий и ночных кошмаров принимаются такого рода формы, что не очень сильно хорошо.

Вообще говоря, наших братьев правоведов эти положения не пугают сильно, и нам рассказывают знающие юристы, что это не обозначает, что Россия теперь выйдет из Совета Европы, что решения ЕСПЧ не будут исполнятся. Будут, потому что Россия исполняет нормы международных до говоров, ею подписанных. Они ратифицируются нашей Государственной думой по внесению президентом и правительством. А если мы не будем их исполнять, то нас их этих международных организаций исключат. А мы чрезвычайно этого не хотим. Россия, как мы тут неоднократно говорили, не выходит не из какой организации и союза формального и неформального, пока ее оттуда не выкинут.

М.Курников― Чувствую, должно последовать какое-то «но» после этого.

Е.Шульман― Но ничего хорошего, что в законодательство вносятся мутные, невнятные формулировки со словами типа «нравственность», которые не обозначают ничего, либо обозначают что угодно в зависимости от позиции говорящего. И эта самая неопределенность будет порождать разного рода правовые коллизии, которые, возможно, исправимы.

Если какой-нибудь районный суд — тут, кстати, не говорится, что это именно Верховный суд толкует — районный суд признает чего-нибудь не соответствующим нравственности, потом это можно будет отбить, но это долго, муторно и люди пострадают за это время.

Так что повторю, что притом, что это не обозначает разрыва России с международным правовым полем, это не сильно здорово.

Одновременно у нас рассматриваются и готовятся к первому чтению поправки в Семейный кодекс, которые были внесены группой сенаторов, в том числе, Еленой Борисовной Мизулиной, известные как поправки об отобрании детей из семьи или, точнее, запрете этого самого отобрания, а также запрете на признании браков лиц одного пола, а также запрете на любые отношения практически для трансгендеров, потому что почему-то там запрещено менять тот пол, который указан у вас в свидетельстве о рождении.

В чем тут маленькая хитрость? Эти поправки тоже вроде как внесены во исполнение конституционных изменений, но на них дано уже отрицательное заключение не только Советом по правам человека, который тут не регламентный участник, но и правительство Российской Федерации, чья позиция гораздо важнее. Потому что в Думе имеется тихий, внесенный гораздо раньше проект поправок в Семейный кодекс. Внесенный кем? Клишасом и Крашенинниковым, отцами нашей новой Конституции. Поэтому считается, что Елена Борисовна Мизулина не обладает такими полномочиями и правами чего-то вносить в то время, когда есть вот настоящие конституционалисты, они и вносят.

Поэтому если вас беспокоил этот мизулинский закон, то нет, он принят, судя по всему, не будет".
Arthénice

Материалы к выпуску: дело Юлии Галяминой

Сегодня Юлия Галямина, которую должны были судить по хорошо известной дорогим радиослушателям ст. УК 212.1, провела на крыльце суда собрание Конгресса муниципальных депутатов, осудившее практику политических преследований и принявшее соответствующую резолюцию: https://and.civico.ru/?p=31124

А судить себя не дала, потому что в условиях карантина невозможно обеспечить публичность судебного заседания. Суд внезапно согласился с такой аргументацией (уж больно много народу пришло), разбирательство перенесено на 3 ноября.

Arthénice

А вот ещё один фигурант ст. УК 212.1, Вячеслав Егоров

Что общего между этими двумя делами, Ватсон? Кроме номера статьи, разумеется. Присутствие адвоката Марии Эйсмонт! Совпадение? Ох вряд ли.

У Юлии Галяминой суд перенесли из-за невозможности организовать публичный процесс, а у меня сегодня в апелляции вообще отменили постановление о штрафе суда первой инстанции по фейкньюс и отправили дело на пересмотр. Что происходит?)

Подробности по моему фейкньюс напишу отдельно