Arthénice (_niece) wrote,
Arthénice
_niece

Categories:

Исключение Марины Литвинович из ОНК: потому что кооптация - для богатых и устойчивых

Комическое сходство историй с исключением Марины Литвинович из ОНК сейчас и меня из СПЧ в конце 2019 года лежит на поверхности: в обоих случаях не тому удивляешься, что исключают, а тому, что кто-то допустил включение. Оба эти происшествия иллюстрируют общую политическую закономерность: невозможность кооптации для стареющих режимов со слабой внутренней легитимностью (вопреки распространенному представлению, поглощать и переваривать им НЕЧЕМ, пришедшее извне их не питает, а разрушает).

Но есть различие: от Марины в ОНК больше пользы, чем от меня было в СПЧ, и в случае с ОНК разгрому можно посопротивляться. Объясняется это разницей между двумя структурами.

СПЧ - орган без полномочий, без правовой основы деятельности и без обязательных функций. Это консультационный орган при президенте, и он таков, каким президент пожелает его видеть: указом состав утверждается, указом и меняется, апеллировать не к кому и жаловаться не на что. Совет дает некую воображаемую трибуну, включенность в некоторые внутриаппаратные переписки (но отвечать вам никто не обязан) и определенную прибавку к публичности, если вы захотите ею воспользоваться.

ОНК работает по федеральному закону и имеет законные права: прежде всего, право на посещение мест лишения свободы и принудительного содержания. Членов ОНК туда обязаны пускать - членов СПЧ никто никуда пускать не обязан (не говорите это многочисленным начальникам ОВД, куда удавалось пройти, напугав их ламинированной карточкой члена совета). Порядок формирования ОНК непрозрачен, но частично публичен: за это отвечает Общественная палата, какой-никакой, но коллективный орган.

Из этого следуют два вывода: если ОНК Москвы лишится одного из немногих своих членов, которые действительно ходят по ОВД, тюрьмам, СИЗО и спецприемникам, в эти места некому будет ходить, и люди останутся без связи с внешним миром, а их родные и все мы - без информации о них. С другой стороны, исключить человека из состава ОНК труднее, процедура многоступенчатая, и в ней есть элемент публичности. Следовательно, могут работать инструменты публичности.

Свой протест по поводу исключения Марины уже выразила Ассоциация независимых депутатов, правозащитники, входившие в состав ОНК Москвы, и участники телеграм-чата Передачи, создавшие петицию на Change.org. Петицию надо подписать, потому что вопрос будет обсуждаться советом Общественной палаты, и тем, кто там будет выступать против, нужны будут аргументы. Коллективные обращения граждан - это аргумент.
Петиция против исключения правозащитницы Марины Литвинович из ОНК
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments