Arthénice (_niece) wrote,
Arthénice
_niece

Category:

В Новых Известиях о пенсионном неравенстве

Новые Известия публикуют подробный материал о пенсионном неравенстве и покойной старости высших должностных лиц, с моим комментарием, чья ценность преимущественно в том, что я его наговорила, сидя в лодке посреди реки. Окрестные стрекозы очень удивлялись. Кажется, моё сравнение с податным сословием корреспондент понял с точностию до наоборот (податное - то, которое платит подати, а не освобождено от них), но в самих цитатах всё верно. В тексте обратите внимание на разъяснения Евгений Гонтмахер, одного из архитекторов первоначальной версии нашей пенсионной системы. Также любопытные данные о том, сколько кому лет (как наши годы-то летят!) и каков средний возраст в разных органах власти.

"Политолог Екатерина Шульман обращает внимание на то, что помимо высших должностных лиц в России есть куда более многочисленная группа людей, социальное и пенсионное обеспечение которых сильно отличается от соцгарантий остальных граждан.

Неравенство в нашей системе пенсионного обеспечения действительно чрезвычайно велико, но оно не сводится к тому, что высшие должностные лица получают пенсию больше, чем все остальные. Нельзя сказать, что, если раскулачить их всех, то остальным пенсионерам сразу же станет хорошо. С точки зрения баланса Пенсионного фонда, они погоды не делают, отмечает она.

«Во время пенсионной реформы прошлого года у нас вылезла наружу проблема более существенная. Есть довольно многочисленная категория граждан, на которую повышение пенсионного возраста не распространилось. Они выходят на пенсию гораздо раньше остальных, им засчитывается в стаж служба в армии, время учебы, а если ты еще и работал на территориях, приравненных к северным (а это, например, Красноярский край), или какой-то другой географический бонус – то свободен уже в 35, как балерина. У них и размер пенсий гораздо выше, чем у остальных граждан. Они обслуживаются в системе богатой ведомственной медицины – существующей совершенно параллельно с системой страховой медицины (как обязательного, так и добровольного медицинского страхования). Обслуживаются в ней бесплатно, в том числе после выхода на пенсию. И это не высшие чиновники, которых сотни на всю страну, это сотрудники правоохранительных органов, прокуратуры, следственного комитета, судов и спецслужб, и их уже миллионы... Получать большие пенсии они могут при нынешней средней ожидаемой продолжительности жизни 40 лет – больше, чем работали. Это реальный сценарий, который касается миллионов наших сограждан, а не нескольких сотен депутатов, сенаторов, президента и премьера. Это сословное неравенство, которое закреплено в законе», - говорит Екатерина Шульман.

Она сравнивает названную группу граждан в современной России с податным сословием XV - первой половины XIX веков.

«Люди, приписанные к определенным ведомствам, живут и обеспечиваются по одним правилам и стандартам, а все остальные, получающие трудовую или социальную пенсию, – по другим. Это действительно большая несправедливость, которая воспринимается как нечто естественное, потому что привычна людям еще с советских времен. Но советских времен уже нет, и все живут в довольно жестоком монополистическом капитализме, а некоторые люди продолжают жить в мире, где есть бесплатная медицина, служебное жилье, которое легко становится частной собственностью, где досрочно выходят на пенсию, получают многочисленные льготы. Всё это очень напоминает феодальную систему, в котором есть податное сословие – те, что платят налоги, а есть те, кто налогов не платит, а только пользуется благами за счет других», - рассуждает Екатерина Шульман".

Tags: Новые Известия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment