Arthénice (_niece) wrote,
Arthénice
_niece

Categories:
  • Mood:

АСОЗД-блюз. Новая сессия

- А вот на беговой! Я возил в психическую!


Пишущие о гуманитарных вопросах, затевая какой-нибудь цикл о музыке барокко, или разборе стихов Бродского, или алтарях кватроченто, имеют обыкновение озабоченно спрашивать публику (подзамочным постом, деликатности ради) - интересно ли это? И далее по ходу - продолжать ли? нужно кому-то? Как же славно иметь специальный интерес, априори не затрагивающий душу ни одного живого человека - это избавляет от множества излишних волнений. Сегодня, дорогие дети, я расскажу вам о законотворческим процессе. Интересно вам, детишечки? Хе-хе. А я расскажу.

Во-первых, открылась новая сессия, последняя предвыборная, и потому веселая - в новый состав (настоящие парламентарии говорят сОзыв) возьмут не всех, даже многократные депутаты, у которых пара-тройка куполов на спине наколота, не все попадут. Перед выборами всегда что-нибудь смешное принимают, что потом торопливо отправляют в архив на первой же сессии нового созыва, до второго чтения не доводя. Во-вторых, меня это развлечет, вспомню молодость.



I. Зачем вообще интересоваться работой Думы, которая, как известно всякому уважающему себя радиослушателю, штампует что там ей прислала исполнительная власть?

Не все, дети, то неправда, что говорят по радио. Действительно, штампует. Но, во-первых, в процессе штампования штампуемое несколько модифицируется (законопроект проходит три чтения, между первым и вторым возможно внесение поправок).

Но, главное, Дума - это то место, где законотворческий процесс ненадолго выходит на поверхность, и его можно разглядеть. В глубинах власти исполнительной, где ходят настоящие крупные рыбы все в отростках и с фосфорецирующими плавниками, уровень транспарентности нулевой - вся публичность сводится к тому дурного тона любительскому театру, который на жаргоне телеоператоров называется "протоколом".

(Сергей Иванов: В целом рост цен на топливо, на горюче-смазочные материалы в первом квартале этого года почти нулевой или с незначительным ростом, за исключением флотского мазута...

Владимир Путин: Присвойте Кудрину очередное воинское звание.

С. И.: Хорошо. За исключением флотского мазута. Цена на этот вид...

В. П.: Тогда подождите.)

В Думе же, при всех попытках установить там пропускной вход на этажи и прочих тюремных новациях, продолжает по какой-то загадочной причине работать славная система АСОЗД (автоматическая система обеспечения законотворческой деятельности), она же думская база. Пройдите по ссылке и посмотрите на нее, красавицу. Сокровища на дне ее таятся. Интерфейс там дикий, пользование требует отдельных обучений и тренировок, но зато можно видеть историю прохождения любого законопроекта со всеми прилагающимися документами, включая полные тексты на всех этапах. А также протоколы и стенограммы заседаний пленарных, Совета Думы, решения и заключения комитетов, заключения и письма правительства по тому или иному поводу, статистику и плановые документы. При этом внешняя версия (доступная по интернету) совершенно идентична той, которой пользуются сами думские работники (в отличие от официального думского сайта, который изнутри Думы, по так называемому интранету, выглядит иначе - ну да там в обеих версиях ничего познавательного нет, а одни новости о поездках Бориса Грызлова).

Сравните хотя бы с сайтом правительства, заполненным в основном очередными фотосессиями Путина с обнаженным торсом (какая беда, оказывается, этот мужской климакс). Если там и есть документы, то только финальные их версии - никаких процессуальных свидетельств, никаких протоколов поединков, следов зубов на древке и кровавых пятен на ковре.

Вот кто действительно штампует, так это Совет Федераций - туда не ходите, у них и сайта-то нет, и внутри ничего интересного. Президент пользуется своим правом вето тоже крайне редко последние годы (см. статистику). Таким образом, если что и происходит, то происходит оно в Думе.

II. Как понять, чем занята Дума, и что из этого важное, а что ерунда для теленовостей?

Официально сессия наша открылась 29 августа, но первая неделя эвфемистически называется "работа с избирателями" - в Думе по старой памяти ее зовут региональной, что уносит нас в те времена, когда были еще одномандатники, и предполагалось, что депутаты уезжают в свои округа и встречаются там с изумленными избирателями. Нынче избирателей отменили, округа тоже отменили, существует только туманная привязка партсписочников к неким региональным подразделениям этого списка. В общем, региональная неделя - это та, в которую никто ничего не делает. Жизнь началась с 5 сентября, когда прошел первый Совет Думы. Совет нынче по понедельникам (раньше был по вторникам), а пленарные - по вторникам, средам и пятницам. В качестве компенсации за такую интенсивность трудов, пленарные периоды совсем короткие - по неделе (раньше было две-три пленарные недели подряд).

На первом пленарном заседании принимается Примерная программа на сессию - это список так называемых приоритетных проектов, они же проекты со звездочкой. Существует еще Программа работы комитетов - это то, что думские комитеты желают видеть рассмотренными из проектов своей тематики. Не выполняется ни та программа, ни другая (см. статистику), но программа комитетов не выполняется больше. Если это кого-то утешает, план законопроектной деятельности правительства (то, что правительство хочет написать и внести от своего имени) не выполняется тоже. Со времен укрепления вертикали власти исполнительская дисциплина у нас сильно упала, это все знают.

Если раньше думская база была заполнена идеологическими проектами разных левых фракций ("О социальной защите граждан РФ от всего"), а также проектами, отражающими невинное стремление инициаторов заработать ("Об отмене приватизации РАО Норильский никель" и прочее в этом духе), то в пору единения и согласия политический вес немногих выживших участников политического процесса достиг таких величин, что договориться между собой им западло, а конфликтовать опасно. Самым разумным выходом представляется отложить все на неопределенный срок, а потом принять нечто невнятное, или лучше вообще ничего не принимать.

Потому следует иметь в виду, что программа не есть догма, и самые неожиданные проекты могут вноситься любителями блицкригов из правительства и Администрации в течение сессии - особенно предвыборной сессии. Внезапность считается у нас первой добродетелью административного решения - неважно, в чем мера, главное, что все в изумлении и никто не подозревал.

Тем не менее, программу первоочередных проектов изучить стоит - это хоть какой, но ориентир относительно того, что будет происходить в ближайшую сессию. Журналисты любят новости типа "Дума запретит россиянам размножаться", имея в виду, что какой-то депутат высказал им в перерыве такую законотворческую идею. Помните: все, что не внесено официально и не находится в думской базе, не существует. Все, что не внесено в программу, не имеет шансов быть принятым, если это не сюрприз, спущенный из структур федеральной исполнительной власти (см. ниже).

III. Как читать программу?

Отличить важный проект от ерунды можно по следующим признакам:

1. По инициатору

Много кто обладает правом законодательной инициативы - правительство, президент, депутаты, сенаторы, высшие суды, региональные законодательные собрания. Региональные проекты - это первым делом отсеиваемый треш, они и в программу-то не попадают, и статистика принимаемости у них самая плохая (см. статистику). Суды вносят что-то редко и по своей специфической тематике. Сенаторы заняты предотвращением собственной посадки по окончании срока полномочий, им не до законотворчества (разве что попросят подписать нечто групповое).

Большинство проектов, вносимых президентом - ратификации международных договоров, но встречаются и иные следы заботы о народе, в основном политического (as opposed to экономического) характера. По имеющейся договоренности, президент вносит поправки в законы об основах правовой системы (судах, адвокатуре, в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы). Экономические вопросы считаются прерогативой правительства.

Таким образом, самые важные вещи поступают из правительства. Проекты пишутся министерствами (аппаратами министерств, to be exact, с привлечением тех сотрудников нижестоящих ведомств, которые известны как что-то понимающие в вопросе) и поступают на правительственную Комиссию по законопроектной деятельности. Это, можно сказать, око бури - ключевое место для всех законотворческих баталий, где все самое интересное происходит. Заседает она по понедельникам, и туда никого не пускают (обратите внимание, на сайте нет даже списка членов - раньше был, а теперь только условное описание должностных лиц, котрые туда могут входить). Никаких протоколов заседаний и принятых решений тоже, разумеется, не вывешивают. Курирует комиссию ныне руководитель аппарата Володин Вячеслав Викторович из Саратова, человек-красавец (см. изображение). Помню его еще в 2000 году, эх - лицом он тогда не столь был сиз, но взгляд имел такой же осмысленный. До него был в этом качестве Жуков Александр Дмитриевич, бывший председатель думского комитета по бюджету - тот был поинтеллигентней и были у него платочки белые глаза печальные (см. изображение). Впрочем, это напрямую к делу не относится.

Вывод: что поступает из правительства, то всегда смотрим.

Поскольку процедура прохождения комиссии и вообще лоббисткие схватки внутри исполнительной власти затратны и кровопролитны, многие ведомства пользуются более легким путем и вносят свои проекты через дружественных депутатов - депутат может зарегистрировать свой проект, ни у кого не спросясь. У всякого уважающего себя ведомства, как и у госбанков и госкорпораций, есть свои прикормленные депутаты, часто - бывшие сотрудники.

Большинство депутатов, разумеется, до серьезных дел не допускают. Покой Бывший представитель президента в Думе Александр Алексеевич Котенков, представительный мужчина и любитель парусного спорта, говаривал, что в Думе 150 депутатов занимаются законотворчеством, 150 занимаются своими делами и 150 ничем не занимаются. Это оптимистический взгляд на вещи - работающих депутатов в Думе около 50, и сосредоточены они в профильных комитетах, занимающихся важным (по бюджету и налогам, по экономической политике, по собственности, по финансовым рынкам), и все друг друга знают. Таким образом, признак значимого депутатского законопроекта: он подписан группой депутатов в количестве не больше 6-7 человек во главе с председателем профильного комитета.

Если проект вносит группа видных единороссов со главе с Грызловым - это какая-то предвыборная ахинея, типа очередных поправок в закон об основных гарантиях прав граждан избирать и быть избранными (закон уже так ужасен, что его ничем не испортишь).

Все, внесенное членами оппозиционных фракций - пропагандистский мусор, и может пригодиться только на поправки какого-нибудь важного проекта ко второму чтению, если авторы - бывшие серьезные люди, отторгнутые от потока жизни в связи с переменой конъюнктуры (такие бывают в туманных объединениях вроде Справедливой России).

Все, что вносится членами фракции ЛДПР и КПРФ - треш однозначно.

2. По названию.

Исследователи любят жаловаться, что проекты называют нарочно скучными именами, чтоб никто не разобрался, о чем речь. Действительно, законопроекта "О перераспределении имущества и доходов граждан РФ в пользу федеральных и муниципальных государственных служащих, а также сотрудников правоохранительных органов" в базе не находится. Большинство проектов называются "О внесении изменений и дополнений в федеральный закон "О внесении изменений и дополнений".

Иногда, впрочем, бывают и случаи попроще: понятно, что проект "Об охране здоровья граждан" или "О страховании вкладов физически лиц" - это важно.

Если важен был корневой закон, то важны будут и изменения и дополнения к нему.

Всегда отслеживайте изменения в базовые кодексы - Налоговый, Гражданский, Жилищный (эти писаны слезами и кровью), в меньшей степени Уголовный и Уголовно-процессуальный (авось не пригодится). Кодекс об административных правонарушениях более полон ерунды, и не должен вас интересовать, если вы не автолюбитель.

Сигнал опасности - проект с названием "О внесении изменений и дополнений в ряд законодательных актов РФ/некоторые законодательные акты РФ/законодательные акты РФ о", особенно если он поступил из правительства. Там в куче могут скрываться какие-то вещи, которые инициаторы не хотят, чтобы раньше времени заметили.

3. По боевому пути

Долгий срок между внесением и первым чтением, между первым чтением и вторым - признак проблемного законопроекта, либо, менее интересный вариант, такого, который никому, кроме несчастного автора, не нужен (в таком случае см. п. 1 выше).

То, что принимается в три дня и в трех чтениях сразу (называется "принять в первом чтении и в целом") - какая-то срочная надоба исполнительной власти, что тоже стоит поглядеть.

Занимательно, когда в паспорте законопроекта много документов - отзывов, заключений, решений комитетов. Это значить, что тема кого-то еще, кроме инициаторов, взволновала.

Если на проект висит заключение правительства - открывайте и смотрите ему в хвост. Какая там финальная рекомендация, такая судьба документа и будет.

В следующий раз, дорогие радиослушатели, мы с вами рассмотрим приоритетную программу на осеннюю сессию, на предмет чего там есть интересного.
Tags: public good
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →