Arthénice

Завтра - лекция о трансформации потребления в лектории Прямая речь

Меж тем, завтра в лектории Прямая речь на Ермолаевском в 19.30 будет моя лекция о трансформации потребления. Разыгрываем закон Энгеля в лицах и разъясняем его универсальный характер. Лекторий Прямая речь, спасибо Светлана Большакова, - это "большие лекции", обкатка новых тезисов, а также любимые лектором слайды с данными, графиками и круговыми диаграммами. До этого были лекции по общей футурологии (знаменитое ныне Будущее семьи, частной собственности и государства), о политическом насилии и будущем войны, о трансформации труда, семьи и этики.

PRYAMAYA.RU
На новой лекции известного политолога Екатерины Шульман поговорим о последних изменениях общественного сознания. Каковы…
Arthénice

Текст выступления на спецзаседании СПЧ на сайте Православие и мир

И ещё одна текстовая расшифровка: гуманистический ресурс Православие и мир сделал текст моего выступления на спецзаседании СПЧ по закону о распределенной опеке.

Что не так с законом о распределенной опеке?
ЕКАТЕРИНА ШУЛЬМАН | 25 ИЮНЯ 2019 Г.

Что такое закон о распределённой опеке, откуда он взялся, каков его был законотворческий путь, какие препятствия он встретил и что с ним происходит сейчас? Кто стоит в очередях в ПНИ, что происходит с желающими оспорить свою недееспособность, что именно порождает злоупотребления в интернатах и как новый закон поможет с этим справиться. “Правмир” приводит текст выступления политолога Екатерины Шульман на Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).
Что не так с законом о распределенной опеке?


Нам говорят об очереди желающих попасть в ПНИ
Законопроект предполагает изменение в закон «О психиатрической помощи» и в закон «Об опеке и попечительстве». О чём идёт речь? Дееспособность, по смыслу нашего законодательства, предполагает способность своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности и осознавать последствия своих действий. Мы говорим о людях, которые находятся в психоневрологических интернатах и самые свежие данные, которые у нас есть — их 157 тысяч человек. До 80% из них являются недееспособными. В выступлении главного психиатра г. Москвы прозвучало мнение о том, что нет увеличения числа судебных дел о лишении дееспособности.

Но если мы посмотрим открытую базу судебных дел по Москве, то увидим, что с 1 января 2018 года 2193 дела о лишении дееспособности были рассмотрены московскими судами. И на что я хотела бы обратить особое внимание: довольно большое количество дел, которые рассматривает Московский городской суд – это апелляции.

Нам говорят о том, что стоят очереди желающих попасть в ПНИ и что это люди, от которых все отказались, и которые никому не нужны. Но нет, это в том числе и люди, которые пытаются оспорить решение о лишении себя дееспособности, но не могут этого сделать. Если вы посмотрите ту же судебную базу, то увидите, что в большинстве случаев Московский городской суд утверждает решения нижестоящих районных судов.

Люди, о которых мы говорим, – это не объекты государственной благотворительности, это люди, которые владеют имуществом или являются наследниками жилья, это люди, у которых есть счета, это люди, которые получают на эти счета пенсию, соответственно, у них есть материальные средства. Лишение дееспособности, которое превращает человека в подопечного психоневрологического интерната, и его единственным опекуном становится директор этого учреждения — это тёмная сфера многочисленных злоупотреблений, в том числе и связанных с имуществом. Очень хорошо, что на нашем заседании присутствует представитель Генеральной прокуратуры, потому что надзорная функция принадлежит этому учреждению, а надзирать тут в высшей степени есть за чем.

Я говорю об этом для того, чтобы у нас не создавалось такое представление, что речь идёт о какой-то сфере, которой только государство по доброте своей за бесплатно занимается. Ещё раз повторю, деньги там есть и деньги, в общем, достаточно значительные. Это и деньги, которые выделяет само государство, и 75% пенсии отчисляется у тех, кто находится в ПНИ за их содержание, и самая тёмная сфера злоупотребления – это, конечно, недвижимость, которая у этих людей есть и наследниками которой они могут быть.

В чём революционная роль проекта закона, о котором мы говорим? Он вводит в законодательство институт распределённой опеки. То есть он позволяет быть опекуном не только директору учреждения, но и нескольким физическим и юридическим лицам, в том числе НКО. Пациентским организациям, родительским, религиозным, благотворительным — тем, представители которых находятся в этом зале, проект позволяет быть опекунами недееспособного или частично недееспособного гражданина. Таким образом, решения относительно жизни этого человека будут приниматься коллегиально, и он сможет в большей степени рассчитывать на защиту своих прав.

Ад из подручных материалов

Понимаете, есть некоторые общие принципы, которые работают в любой структуре: они работают на уровне политической системы, они работают на уровне любой социальной единицы, в том числе и любых стационарных психоневрологических учреждений. Если у нас сочетаются три фактора: монополизация, неподотчётность и непрозрачность (закрытость) — это рецепт изготовления ада из подручных материалов. Это происходит везде.

Это порождает злоупотребления в любом месте с участием любых людей, в том числе людей с хорошими намерениями, с самыми лучшими целями и планами. Поэтому важность проекта закона, о котором идёт речь, состоит в том, что он позволяет разбить эту монополию, в которой есть единственный опекун – он предоставляет услуги, поскольку человек находится в этом учреждении, он же и принимает все ключевые решения относительно жизни этого человека. Закон позволяет эту ответственность распределить.

Кроме того, в законопроекте прописана процедура выписки из ПНИ, которая сейчас фактически отсутствует. Основанием для выписки должно быть заключение независимой комиссии, а не комиссии самого интерната. Закон позволяет в гораздо большей степени гражданину самому заявлять свою волю относительно того, где он хочет жить, в какой форме он хочет, чтобы его проживание было организовано.

Законопроект предполагает создание службы защиты прав пациентов, которая независима от руководства стационарных учреждений.

Новый закон прописывает более подробно, чем это есть сейчас, на основании чего персонал медицинских организаций, где люди с психическими расстройствами, психическими нарушениями находятся, могут ограничивать их права.
Поправок нет, сроки прошли

Проект был внесен в 2015 году группой сенаторов: основной инициатор, Константин Добрынин, находится сейчас в этом зале, в числе соавторов также Андрей Клишас, Галина Карелова, покойный Вадим Тюльпанов, председатель законодательного собрания Санкт-Петербурга. Под проектом подписались также группа депутатов Государственной думы: Надежда Шайденко, Михаил Терентьев и другие. В 2016 году законопроект был одобрен профильным комитетом по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству и принят в первом чтении. Он получил заключение Правительства Российской Федерации, в заключении правительства высказан ряд замечаний к законопроекту, которые могут быть устранены во втором чтении. Есть замечания и в замечании профильного думского комитета; есть заключение Общественной палаты, оно положительное.

Правительство обращало внимание на то, что дополнительная финансовая нагрузка будет возлагаться на регионы. Был ряд замечаний относительно терминологии. В общем, принципиальных возражений не было.

То же самое касается и замечаний профильного комитета: там волновались в основном о том, как будет приниматься коллегиальное решение несколькими опекунами, если они, например, не договорятся между собой, и насколько это совместимо, например, с тем, когда решение относительно жизни пациента нужно принимать быстро (немедленно).

Однако до второго чтения законопроект до сих пор не дошел.

Уже публично, и на “прямой линии”, и в прессе говорилось о том, что закон тормозится тормозится волей ГПУ (Главного правового управления) администрации президента. Надо сказать, что возражений или заключений, или вообще какой-то бумаги, в которой содержался бы перечень претензий Главного правового управления, в паспорте законопроекта не существует. Если эта бумага и есть, то она не публична.

Никакого перечня претензий, которые были бы непреодолимым препятствием на пути принятия этого законопроекта, у нас нет, никто эту позицию не высказал ни в устной, ни в письменной форме. Поэтому мы надеемся на то, что, после того, что было сказано и на «прямой линии», и в публичном пространстве, торможение проекта прекратится. Теперь он является предметом значительного общественного и медийного внимания, и не должно оставаться каких-то непреодолимых факторов на его пути.

В завершение скажу, что с 2017 года никаких действий по проекту закона Государственная Дума не производит, что противоречит регламенту, потому что после первого чтения 30 календарных дней даётся на сбор поправок, после этого проект должен выноситься на второе чтение.

Но таблиц поправок нет. Сроки прошли. Мы надеемся, что в обозримой перспективе Государственная Дума вернётся к этому проекту закона и его примет, потому что все люди, причастные к этой теме, согласны с тем, что он необходим.

PRAVMIR.RU
"Публичных претензий нет, но нет и продвижения" - Екатерина Шульман
Arthénice

Программа Статус S02E42 #81: текст

Театр не инверсивный, а иммерсивный, зато гран-гиньоль написан правильно, и микроцитата из Горя от ума не пропала.

События: Стамбул (не столица Турции!), Магас, Екатеринбург, Архангельск: политическая жизнь полисов. Ст. УК 228: всё только начинается. Неуважай-корыто: подсчитываем промежуточные итоги.
Термин: референдум.
Отцы: аболиционисты.
Вопрос слушателя: закон о домашнем насилии.

"Я чрезвычайно заинтересована в законе о домашнем насилии, потому что я сопредседатель рабочей группы в СПЧ, которая, собственно, ставит себе целью разработку и принятие этого закона. У нас есть текст, который является уже в значительной степени компромиссным между различными авторами. Напомню, что проект закона соответствующий был внесен в Думу в 16-м году. Там залип и был возвращен инициатору. После этого инициатор перестал быть депутатом (после не значит, по причине, но, тем не менее), сменился созыв и дальше дело никуда не продвигалось

Тем не менее, в Думе есть депутат Оксана Пушкина, которая очень активно выступает за принятие этого закона. Есть ее версия текста, есть версия 16-го года, и теперь уже есть у нас общий вариант, достаточно краткий и внятный, который лично мне кажется, вполне юридически состоятельным и вполне пригодным для того, чтобы он был бы внесен.

Нехорошо так говорить, но дело сестер Хачатурян может нам помочь в этой нашей опять же аболиционистской кампании по освобождению всех от рабства, потому что такого рода дела, к сожалению, к несчастью, как и самоубийства адмирала Опанасенко привело к тому, что был либерализован рынок обезболивающих, так и вот эти дела, эти жертвы несчастные приводят к тому, что люди начинают задумываться о том, что есть вообще такая проблема. Потому что когда начинаешь говорить с какими-нибудь лицами, принимающими решения, то они обычно спрашивают: «А вообще, такая проблема-то есть? Может быть, Западу подражаем просто? Ну, плохо люди живут друг с другом дома. А чего закон-то принимать?»

М.Наки У них там абьюзы какие-то непонятные…

Е.Шульман Да-да-да, буллинг и газлайтинг. А у нас этого нет. У нас, значит, скрепы во всех местах.

Теперь, я надеюсь, что на этой волне мы сможем как-то продвинуть этот наш закон, его протолкать. Пока он идет довольно туго, но, я думаю, что он пойдет.

Что такое Стамбульская конвенция? Стамбульская конвенция — это конвенция о защите прав женщин. Она, действительно, не была ратифицирована Российской Федерацией. Сейчас идет другая конвенция — конвенция МОТ о борьбе с насилием и харассментом на рабочем месте. Российская Федерация воздержалась при голосовании. Против проголосовать они как-то постеснялись, но, тем не менее, воздержались. Но они-то воздержались, другие не воздержались. Поэтому МОТ, коей мы члены, она эту конвенцию приняла.

И теперь, по идее, как член МОТ должна эту тему тоже ратифицировать. Государственная дума должна будет это делать. Это будут, конечно, всячески оттягивать, потому что там написано ужасное слово «гендер». А у нас считается в определенных кругах, к сожалению, влиятельных, что когда ты произносишь слово «гендер», то у тебя происходит автоматическая смена пола и что это что-то про сексуальность. Как бы вот кто-нибудь им объяснил, что это вообще не про то.

М.Наки Книжки бы почитали, что ли…

Е.Шульман Или радио послушали. Граждане, давайте воспользуемся случаем, и скажем: генер — это то же самое, что пол. Потому что ничего особенного гомосексуального, связанно с насильственной сменой пола с мальчика на девочку и обратно, там не существует, поверьте, пожалуйста. А то нас вечно возникают эти истории. Петр Толстой, вице-спикер прочитал какую-то бумагу, в которой ему померещилось, что хотят указать на 6 половых принадлежностей. Потом выяснилось, что ему просто это приснилось. Но почему-то он рассказывает об этом людям, хотя мог бы помолчать.

В общем, есть некоторое количество факторов, которые способствуют тому, что этот закон будет продвинут. Самое главное там на самом деле простые чрезвычайно вещи. Это запрет на приближение, внесение в законодательство запрет на приближение, который сможет на краткий срок выписывать участковый, на более долгие сроки — судья, и который запрещает абьюзеру приближаться к жертве. Он тоже позволяет — скажу страшную вещь в эфире — даже собственника квартиры временно выселить из этой квартиры, потому что право на жизнь важнее, чем права собственности. Эти права неравноценны.

Там же расписывается система временных приютов, временного социального жилья, если, например, жертве все-таки деваться некуда, то она должна — обычно это женщина с детьми — иметь возможность переждать это время.

Вот, собственно говоря, и всё. Никаких разрушений семьи там нет. Этот закон позволит полиции реагировать на ранние случаи проявления домашнего насилия и не допускать тяжких преступлений. Наша цель состоит не в том, чтобы сделать всех мужчин и женщин счастливыми, сохранить семьи или разбить семьи. Наша цель состоит в том, чтобы снизить количество убийств, потому что насильственные преступления происходят в основном между близкими людьми.

Поэтому тут профилактика гораздо дешевле, чем разгребание последствий. Будет гораздо меньше убийств, будет лучше статистика".

ECHO.MSK.RU
Для федеральной власти Евкуров подозрителен, потому что уступает местным. Для местных он предатель, потому что навязывает волю Москвы….
Arthénice

Программа Статус S02E42 #81: видео

События: повторные выборы мэра Стамбула, отставка главы Ингушетии, борьба за референдумы в Екатеринбурге и Архангельской области, планы по декриминализации ст. УК 228.2. Also, промежуточные итоги акции "Неуважай-Корыто".
Термин: референдум (кэп!). Отцы (и матери): аболиционисты и все борцы за гражданское действие.
Вопрос слушателя: поможет ли дело сестер Хачатурян продвижению законопроекта о домашнем насилии? Тут спикер так увлекся, что больше никакие вопросы в эфир не поместились.

Подробнее - в тайм-кодах нашего любимого слушателя, несравненного Азамата Батыровича:
1:03 Повторные выборы мэров в Турции
9:41 Отставка главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова
13:16 Местные референдумы: Екатеринбург и Архангельск
15:48 Говорим об Архангельске/Шиесе/Урдоме
19:30 Продолжаем говорить об акции “Неуважай-Корыто”
23:00 Возможные законодательные изменения в статье 228.2
26:24 ПЕРЕРЫВ НА НОВОСТИ
30:03 Рубрика: АЗБУКА ДЕМОКРАТИИ. Р – Референдум (лат. - то, что должно быть сообщено)
ПЛЕБИСЦИТ - всенародное голосование для решения особо важного вопроса, референдум.
42:29 Рубрика: ОТЦЫ и (МАТЕРИ)- Аболиционисты. Аболиционизм — движение за отмену рабства и освобождение рабов. В XVIII в. против рабства выступало английское движение квакеров, а к концу того же столетия осуждение рабства стало частью европейского движения Просвещения.
50:01 Рубрика: ВОПРОСЫ ОТ СЛУШАТЕЛЕЙ
50:22 Уважаемая Екатерина! Как вы думаете, как сделать так, чтобы дело сестер Хачатурян помогло нам добиться принятия закона о домашнем насилии, поправок в закон о самообороне и ратификации Стамбульской конвенции?

Arthénice

Приличное текстовое изложение спецзаседания СПЧ 24 июня на МИЛОСЕРДИЕ.RU

Ход дискуссии, основные выступления. Не только красноречие НКО, но и официальные лица: Александра Левицкая, Минтруд, правительство Москвы.

"Почему так важен закон о распределенной опеке

Участники заседания СПЧ высказались за скорейшее принятие закона о распределенной опеке.

Интернат обладает монополией на все виды услуг – и медицинских, и образовательных, и социальных, даже если в учреждении нет соответствующих специалистов, отметила Екатерина Таранченко, исполнительный директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы». Принятие закона о распределенной опеке исправило бы эту ситуацию, считает она.

В системе ПНИ находятся 157 тысяч человек, до 80% из них являются недееспособными, напомнила Екатерина Шульман, член СПЧ.

«Люди, о которых мы говорим – это не объекты государственной благотворительности. Они владеют или являются наследниками жилья. Они имеют счета и получают на эти счета пенсию. Лишение дееспособности, которое превращает человека в подопечного психоневрологического интерната, и его единственным опекуном становится директор этого учреждения, — это темная сфера многочисленных злоупотреблений, в том числе и связанных с имуществом», — сказала она.

Законопроект о распределенной опеке позволяет быть опекуном не только директору учреждения, но и нескольким физическим и юридическим лицам, в том числе НКО (пациентским, родительским, религиозным и благотворительным организациям). «Если решения относительно жизни человека будут приниматься коллегиально, он сможет в большей степени рассчитывать на защиту своих прав», — отметила Екатерина Шульман.

По словам некоторых выступавших, принятию законопроекта мешают, в частности, сомнения в том, что НКО могут быть опекунами недееспособных людей.

«Если мы отнимем у НКО возможность быть опекунами, то у нас не получится развить сопровождаемое проживание «снизу» в регионах», — сказала Елена Клочко, председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов.

Найти недееспособному человеку опекуна среди его родственников или друзей практически невозможно, считает Елена Заблоцкис, юрист правовой группы Центра лечебной педагогики".


MILOSERDIE.RU
Строительство зданий для психоневрологических интернатов продолжится, подтвердила Светлана Петрова, заместитель министра труда и социальной защиты РФ. Однако с 2...
Arthénice

Мое выступление на спецзаседании СПЧ: проект закона о распределенной опеке

Моя часть - законотворческая, речь идет об этом законопроекте: https://sozd.duma.gov.ru/bill/879343-6. Политологическая часть - изготовление ада из подручных материалов при помощи всего трех инструментов: монополизации, неподотчетности и закрытости. Причем ад изготовляется из хороших людей с хорошими намерениями, в этом прелесть схемы. Но за эти три винта он и демонтируется, без децимаций и контрибуций.