Tags: переводы

Nata

Билет на хлеб

А давайте поиграем:-)
Как вы думаете, что означает словосочетание "Brötchenticket" (дословный перевод с немецкого - "билет на хлеб")?

Комментарии скрываются и будут потом раскрыты.
Nata

(no subject)

"Старикам надо уступать (место)!" - говорят на русском.
А англичане говорят "age before beauty" :rotate:

Это мне сегодня одна британская бабушка в лифте рассказала))))
Никакого чувства долга и вины, а очень бархатная манипуляция-комплимент. Английская дипломатия?)))

---
Вы нажали "Земля"?* - сприсла она меня с этим милым твердым англоязычным "л", очевидно имея в виду Erdgeschoss.
Но так забавно))) ТАк и представилось, что самая врехняя кнопка, в противополодность "Земле" называется "Луна", или там "Марс", или ещё какой другой космический пункт назначения :rotate:
_____
*Haben Sie "Erde" gdrückt? - оригинал
Nata

(no subject)

Йо!
Экзамены написаны, осталось дождаться оценок)))
Взяла в библиотеке книжки, как и хотела. Попалась книжка Лукьяненко про дозоры - тот самый, "Последний дозор". Правда, с какого-то перепугу они его на немецкий как "Вечный дозор" "Wächter de Ewigkeit" перевели... :D
Кстати, я мучаюсь любопытсвом, как переводчик: скажите, что там стояло в факсе Фому Гессеру??? Переводчик очень должен был обыграть ситуацию /хорошо "поиграть словами" или переврать текст.
(Факс закнчивается на Wei... Городецкий сначала предполагает, что это Weiser (мудрец). ПОтом позже, получая задание, нечаянно спотыкается на слове Weißt du: Wei... Weißt du? Гуссур воспринимает это за подкол и говорит, что в молодости его называли Weiberheld (доно жуано), отсюда и Wei. ) Чего там в оригинале, а?))

Кстати, посоветуйте мне авторов фэнтэзи.
Или детективов хороших.
Европейских, конечно. А то из русских у нас только Лукьяненко, да Дашкова...
Nata

(no subject)

Сегодня с утра мне попалось сначала:
- Wuerdest du alles aufgeben, um mit dem Mann oder der Frau deines Lebens zusammen zu sein?(цитата из книги с продолжением)
Потом:
Как человек, живущий в третьем браке, я тебе скажу: каждый брак -- это проект, в который ты в начале его вкладываешь массу душевных сил, времени, надежд и чувств. И именно поэтому так трудно признаться себе в том, что на самом деле всё плохо. Эти вот вложения и придают ему ценность -- ну как же, оно мне так дорого обошлось, значит, оно мне нужно.
Чтобы признать свое поражение и инициировать разрыв, нужно дозреть. А пока ты не дозрела, хочется верить, что ты все-таки не совсем дура. А для этого нужно верить, что он все-таки чем-то прекрасен, несмотря на.


И я хочу сказать:
Не нужно из-за мужчины (женщины) всей своей жизни бросать свою жизнь, которую вы вели до этого.
Иначе это мужчина (женщина) не вашей жизни, а чьей-то ещё!
Мужчина (женщина) вашей жизни должен вписываться в вашу жизнь, как недостающий кусочек пазла: то, кем вы были раньше, и то, какой ваша жизнь была раньше, остаётся неизменным (в главном), а всго лишь обогащается, открывается дверью в новое - общее - измерение.
Это как будто настежь распахнуть окно в утро и упиваться свежим воздухом.
Это как описанное Фрау einrasten.
Не требуется проводить каких-то кардинальных изменений, ломки себя - всей той самой массы душевных сил не требуется.
Иначе потом случается вот это самое "так трудно признаться себе в том, что на самом деле всё плохо", и "я ради тебя, а ты..."
Nata

Ремарк, Ночь в Лиссабоне

Это была странная ночь. Голоса постепенно стихли. Плач старых женщин прекратился; только иногда, просыпаясь, они всхлипывали и снова проваливались в сон, как в черную, удушающую их вату. Свечи постепенно погасли. Элен спала на моем плече. Во сне она обняла меня, и когда просыпалась, шептала мне слова, которые то были словами ребенка, а то словами любимой — словами, которые не говорят днем, котрые и ночью в обычной жизни говорят редко; — это были слова беды и разлуки, слова тел, которые не хотят расставаться, слова кожи и крови, и плач, извечный плач мира: о том, что невозможно остаться вместе, что кто-то один всегда должен уйти первым, и что смерть каждую секунду тащит нас за руку, не останавливаясь, даже когда мы устали и нам хочется хотя бы на час иллюзии вечности.