странник (_nale_) wrote,
странник
_nale_

Отчет с "Игр Патриотов"

Здесь отчет с прошедшей на выходных под Новосибирском ролевой игры про Ирландию начала 70-х, ИРА, сепаратизм, терроризм и моральные выборы в этой непростой ситуации.
===

Всем доброго времени!
Игра, конечно, вышла отличной.
Я присоединяюсь к дружному хору благодарностей мастерам (спасибо, ребята, это был очень крутой и сложный проект!) и всем игрокам (вууу! какие все были классные, и ирландцы, и англичане!)
Собственно, отчет.

Про игру

Все сказали уже до меня: и про базу, и про модели, и про ход игры.
Отмечу два минуса – не порицания ради, а пользы для.

Про состояние базы. Мне кажется, стоило четче проговорить, так сказать, степень разбомбленности и запустения. «Грязно, берите веники» за пару дней до игры – это было невнятно.

Рюкзак был уже практически собран, веник туда тупо не влазил, мы тупо махнули рукой: мол, выломаем. По приезду на базу же оказалось, что сильно не помешают не только нормальные веники, но, скажем, и респираторы, поскольку в наших комнатах известка просто лежала на полу слоем, при выметании наполняя комнату облаком. Ребята же, которые заезжали на машине, вполне могли прихватить и биотуалет, если бы знали, да и просто – понимай мы, в каком состоянии база, заехали б раньше!

Претензия, короче, не к самому состоянию базы (и не такое видали…), а к информированию о нем.

Про почту. Она в итоге получилась довольно-таки игротехнической. Сообщений по городу было очень немного, в основном все писали в Лондон, сиречь – мастерам. В почтовые ящики никто ни разу не положил ни единого письма. (Вывод – хотите, чтобы почтовые ящики на игре работали – раздавайте конверты заранее). Писем было то густо, то пусто, в итоге девчонки, которые честно отыгрывали 8-часовой рабочий день на почте, кажется, частенько там скучали. Можно было б, конечно, плюнуть на постоянное присутствие на почте, но как-то это было неправильно для персонажей, да и игротехника бы несколько пострадала. Повторюсь, если бы всем игрокам заранее раздали конверты и сориентировали на почтовые ящики, было бы проще, а писем, наверное – еще больше. Впрочем, поток клиентов все-таки тек, и от общения с ними мы получали истое удовольствие)

…Еще раз: игра вышла очешуенной, спасибо за нее всем, а «претензии» - для порядку и конструктива)

Про персонажа

Итак, тот самый дед с палкой – это был я.
К роли я особенно не готовился.
Еще за полгода большая толпа омичей собралась на игру большим ирландским семейством; чтобы не париться, я вписался в команду и взял там самую колоритную, на мой вкус, роль – главы семейства, ирландского старика-разбойника.

Я планировал лезть в каждую дырку, быть в самом сердце событий и отгружать бобы килограммами, но жизнь внесла свои коррективы. Сказалось рабочее утомление: в основном персонаж сидел дома (на почте), активность вокруг себя не закручивал, а, скорее, добавлял яркий штрих к фону.
Ну, по порядку.

Четверг, вечер

Яркими моментами четверг не ознаменовался…

По совести, после уборки помещений мы были СТРАШНО вымотаны; половина игровых вещей оставалась неразобранной и неразложенной, глас желудка был сильней гласа совести, призывающей идти и хулить англичан активно участвовать в общественной жизни, а, игровых денег не было; посему O’Ши устроили ритуальный семейный ужин с настоящим рагу на бараньих ребрышках, в паб же я не пошел.

Зато большою толпой мы отправились на поминки по Финнегану к Фицпартрикам – держателям булочной, дальним родственникам и бывшим соседям, жителям Богсайда. Я произнес небольшой спич, плавно перейдя от личности усопшего к социально-религиозной проблематике…

(«…Церковь-то наша стоит – пустая! Там этот, Пейсли, уже всю бороду себе заплевал – проповедует, а у нас, глянь – ни огонька, ни свечечки, ни святого отца, ни паствы!! Все, небось, в паб ушли…»)

…Дернул пивка, с удивлением выяснил, что усопший дед строил «Титаник» (а мне казалось, это для моего персонажа было придумано…), и вскоре О’Ши откланялись.

Посетил кладбище. Остался исключительно недоволен тем, как стоит памятник Дональда О’Ши: вот-вот упадет!..

После ужина тарелка рагу была отнесена в госпиталь Гаррету-младшему (который в тюрьме заразился туберкулезом…), и далее мы попадали спать.

Пятница, день

О, на второй день я ощутил себя дедуганом на все 100%!
Утро началось тяжело, муторно, а к обеду от доигрового утомления, жары и очков у меня страшно разболелась голова.
Натурально опираясь на палку, кряхтя и понося домочадцев на чем свет стоит за любую провинность, я согнал всех на завтрак, не допустив того, чтобы парни кусочничали; не торопясь, прогулялся до кладбища (памятник Дональда все стоял). Не торопясь, мы с женщинами стали собираться на мессу. И тут…

Радио! Вот за что радио нужно петь дифирамбы!
…Перед тем, пока мы готовились завтракать, из транзистора вещал Пейсли. Отчего-то объектом его нападок стала Туринская плащаница; я пропустил это мимо ушей, а домашним, хитро подведя к этому от плащаницы, прочитал маленькую лекцию о марксизЬме.

Однако же – гром среди ясного неба! – выяснилось, что плащаница была не зря! Что в городе, ни много ни мало, его преосвященство епископ иерусалимский! Что он решает вопрос, привезут ли сюда – к нам! – святыню! И – главное – что его преосвященство не был принят в Дерри подобающим образом, оскорблен, недоволен…
Пользуясь палкой как костылём и как батогом, не дожидаясь конца эфира, я погнал домочадцев на радиостанцию.

Мы успели: епископ как раз выходил из дверей. Что ж, семейство О’Ши высказало ему максимум уважения! …И, как ни странно, но эта речь стала для меня одним из самых сильных моментов игры, так что дедушка даже расплакался. СПАСИБО, радио!..

===

Скорая, после этого, гибель епископа стала ударом. Осознав, что кровь убиенного вопиет, дед по мере сил развил социальную деятельность.  У урны для голосования им была встречена Бернадетт Девлин (человек, уважаемый Гарретом, наверное, вторым после его преосвященства…), которой старикан и предложил выдвижение его почтенной кандидатуры на мэрских выборах от Шинн Фейн.

А что?.. По всем параметрам я подходил! Ладно, по всем, кроме одного: на тот момент экономика еще не произвела такого количества денег. Суммы на первоначальный взнос – не было, поэтому с регистрацией я дотянул до последнего. Вообще же, идея была одобрена Бернадетт, поскольку сама она, как и большинство лидеров профсоюзов баллотироваться на пост не могли: имели судимость.

…Меж тем, пришло время мессы, а она продолжилась крестным ходом. «По ходу» его Бернадетт сообщила, что «сверху» кандидатуру дедка отклонили, а добро дали на выдвижение от Шинн Фейн адвоката Люка Даффи.

- Простите, но вы коммунист, а это клеймо!
- Йэх, девушка! Вы уж поверьте, для простого люда клеймо – это адвокат, а я – дед с соседней улицы! Ну да ладно…


Чтобы не отнимать голоса у Даффи, свою кандидатуру я выдвигать не стал. До сих пор жаль :)
Зато…

- Они избивают мужчину! Ни за что, бьют дубинками ни за что!
- Ррррр-разойтись!
- Вы человека избили!
- Заявляйте в полицию!
- Вы же и есть полиция!!!!!...
- Ррррр-разойтись!..


Конец крестного хода ознаменовался драматическим инцидентом. Конечно, просто уйти с площади мой дед не мог. Посреди хаоса Гаррет-старший неторопливо вышел вперед, встал перед суперинтендантом, опершись на палку, и…

- За что же тебя в тюрьму, дедушка?..
- Да-а… Полицейского на площади в лицо пидарасом назвал…


ЗНАЛИ БЫ ВЫ, КАК ДУШЕВНО КО МНЕ ОТНЕСЛИСЬ В ТЮРЬМЕ!!..
Ни напильник в трости, ни потертое на терочке мыло, засыпанное в подкладку пиджака, здесь явно не требовались. Да и голова в тюремной прохладе стала болеть поменьше.
Зато в политику путь оказался заказан.

===

Меньше, чем через час Гаррет О’Ши оказался отпущен за примерное поведение.
…Проверил памятник Дональда. (Шатается, но стоит!)
…И отчетливо осознал, что, коль скоро мэрское кресло ему больше не светит, самое время решать денежные вопросы.
Долг перед банком!

У почты он был 800 фунтов. В отличие от аптеки и заведений, готовящих еду, почта даже вечером второго дня много не приносила. Было принято решение обратиться за социальным пособием в мэрию, и вот тут… пам-парам, фанфары!
На сцену выходит добрый ангел семейства О’Ши и всех ирландцев – мисс Барбара О’Брайен-Райн!

О, вы, восхваляющие героизм прокурора и иже с ним, мужчин, которые примиряли взявшиеся за оружие стороны! Знайте, что только благодаря деятельности чудесной мисс О’Брайен многие ирландцы качнулись от радикалов в другую сторону, и диалог стал возможен…
…Короче, нам ДАЛИ ДЕНЕГ на почту, и обещали потом дать еще. Это было настолько внезапно и сильно (ирландцы, сюда! ХАЛЯВА!!), что мисс О’Брайен в моем стариковском рейтинге уважаемых людей потеснила даже епископа.

Поэтому я спросил ее мнение о мистере Уайтлоу, которому к тому времени симпатизировал (а оно было хорошим), расспросил о работе мэрии вообще, и обещал на дебатах сказать слово о кандидате от мэрии, о том, что та ­– честно работает (!), и даже о том, что, может быть, и не стоит разрушать уже сложившуюся систему введением нового человека. Тем более, Люк Даффи мне совсем не понравился.

Думаю, что, возможно, вылези я на дебатах, результат выборов мог быть и иным) В конце концов, даже само семейство О’Ши – немаленькое!! Но я их проспал.
Головная боль меня доконала, и, закинувшись своими таблеточками, дедушка, как ему и положено, невзначай пропустил самое интересное, закемарив после обеда… Жалею и не жалею одновременно – очень в духе персонажа все вышло.

===

Ранний пятничный вечер порадовал внезапным спокойствием. Денег (столь же внезапно) стало в достатке, долги оказались выплачены, эпидемии не разгорелись, и все были живы. Поэтому, уже в темноте, мы с внучкой и дочкой пошли купаться… когда, вернувшись, вдруг обнаружили, что путь к нашему дому лежит непосредственно через эпицентр «первой Богсайдской»!

…Никто из встреченных мирных жителей не мог внятно нам пояснить, что происходит. Перебежками и кустами, хапнув адреналина, под аккомпанемент не прекращающихся со всех сторон криков «Фонарь в пол!» мы добрались до дома и в форточку слушали, как паб «Семь футов», соседний с нами, держит оборону от парашютистов (тоже наших соседей).

…И суббота

Мой старичок-маразматик может уже и путать, но, кажется, самым ярким событием субботнего дня для меня стал суд, где я выступал в качестве присяжного.

Хотя процедурные, скажем так, моменты, были во многом очень унылы (выступающих никто не слушал, никто ни черта не понимал, совет присяжных не мог не превратиться в Белый Совет… кстати, ситуацию, возможно, отчасти спас бы заранее прописанный жесткий регламент), для персонажа действие вышло очень ярким, поскольку он своею рукой клюкой покарал убийцу епископа. Буквально завершение гештальта! Мастера, плащаница-то к нам приедет?.. :)
Ну, а вечер…

Ясно было, что схватка сызнова вспыхнет в районе паба.
Ясно, что дед не мог туда не отправиться.
И все вышло для меня так, как вышло, поскольку Малыш наливал не за игровые, а за рубли :)
...Рублей у меня с собой в авоське тупо не было, и я пил в кредит.

«Дедушка!» – Метнулся, пробегая мимо крыльца, Гаррет-джуниор. И, шепотом, - «Красные Шапочки готовят зачистку Богсайда! Уводи семью!!»
Тю, удивил.


Что ж, Гаррет-старший оперативно вывел из паба женщин, довел их до дома… и собрался идти возвращать долг.

Идея натолкнулась на полное непонимание!!
Женщины стеной стали на пути деда.

«У меня пистолет, я – доберусь!» - Пытался увещевать Гаррет-старший, внезапно вытащив из авоськи пушку, которою днем заныкал на месте убийства у булочной.
(Кстати, неизвестный владелец китайского пистолетика – тот у мастеров!)


Пушка привела женщин в ужас.

«Я в сортир! Отлить! Вот, нате, без пистолета!!» - Ствол был демонстративно выложен под матрац.

…Из сортира я, конечно же, попытался свернуть в Богсайд, но ушлые девки караулили меня у туалета, отведя домой.
…Улучив момент, я вылез в окно; в форточку. Успел за минуту до начала стрельбы, перешагнул через залегших на баррикады бойцов, вернул долг – «…Платим всегда!!» – и сам вернулся домой.
Женщины встретили меня плачем и руганью.
Пистолет исчез.

«Пушку, пушку верните! Никуда не пойду, но имейте же уважение к старшему, верните мой пистолет!!» - Ругался дед, но – безуспешно.

ОБИДА! Вот чувство, которое пронизало моего персонажа, пока шли бои за Богсайд. Они – там!.. там!.. а я – здесь!.. с этими бабами!
В общем, я снова сбежал. На этот раз не через окно; в дверь, стараясь не стучать палкой.

Наверное, если бы его не держали, старый хрен попытался бы стать вместе со «щитом» полицейских.
А если бы, наоборот, очень просили остаться – вообще никуда не пошел бы.
Но… случилось так, как случилось. Осознавая, что за ним побегут именно в Богсайд, и не желая в очередной раз становиться персонажем семейной комедии, Гаррет О’Ши вновь пошел на кладбище.

…Камень Дональда лежал на боку. «Знак», - подумал дед.

Из-за ограды кладбища донеслись крики.
«Держите убийцу пастора!»
От мэрии кто-то бежал.
Воспользовавшись сумятицей в Богсайде, здесь, около кладбища, убили священника, - понял дед.


Последний поступок старика Гаррета на пользу обществу: палка опускается из кладбищенского куста на спину бегущего. Тот театрально катится по земле, оглушенный. Подскакивает преследовавший.

- Сюда, я его догнал!..
- Нет, сынок, это я его догнал… Какого пастора-то убили?...
- Протестантского…
- Тьфу…


Вернувшись на кладбище, Гаррет оставил клюку на облюбованном месте, и медленно, по-стариковски, побрел домой.  На выходе с площади, около почтового ящика, его настиг сердечный приступ.

P.S.

…Жена (бывшая на игре внучкой) сказала, что, если в старости окажусь таким же вредным п*юком, как мой персонаж – не потерпит! %)

Два дня привыкал ходить без трости, сегодня в Омске на автомате чуть не взял ее с собой к Йану Пейсли.

Лысая башка – очень прикольно.  Пятнадцать лет так не стригся!

…Еще раз спасибо всем за игру!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments