Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

look

Комикс-клуб 12.02.2014

Вчера для меня состоялось очень волнительное и невероятно приятное событие - в Московской библиотеке для молодёжи проходила встреча с авторами Стрип-лайна: Богданом, Жекой и Аней. Узнала я о ней буквально за пару дней до проведения, и, что самое интересное - совершенно случайно. Мне захотелось поучаствовать в конкурсе валентинок по стрипам "Привет, я Эрл!", и для того, чтобы набрать себе рефок по персонажам, зашла в группу сообщества, где и была размещена новость о проводимом мероприятии. В итоге помимо валентинки для "Эрла" за 2 дня нарисовала подарок для Жеки и Богдана.

Collapse )


Само мероприятие состояло из нескольких частей, помимо встречи с авторами, но мы не остались. Самая главная миссия была выполнена ^___^

ani_fox

Прогулки по улицам

День какой-то странный.
После Питера и Знаменска никак не могу привыкнуть к дому. Ужас какой-то. Как будто меня здесь не было целую вечность - всё какое-то иное. Неуютное ощущение. Скорее всего, сказывается холод дома (на улице, где +18 и солнышко - теплей кажется), и отсутствие электричества всё утро. Зато обед получился на славу. И ужин тоже :)

Сегодня удачно сходили за покупками - теперь в ванной новый смеситель, ура! Свет дали ближе к часу дня, добралась до Сущности Дракона, на четвёртом уровне встретила первого крупного босса и поняла, что не всё так просто. Этот Тумба-Юмба (на самом деле так его зовут) выносит меня с трёх ударов. Зараза. Будем прокачиваться и думать, как его грохнуть.

А ещё надо:
а). найти новую работу
б). записаться на новый учебный год в художку
в). узнать насчет бассейна
г). найти маршруты и определиться со временем для пробежек
д). продолжить осваивать швейную машинку.

Вот такой вот сам себе Наполеон.

А что касаемо сабжа - когда шли домой из магазина, увидели потрясающую картину: сияющий на солнце оранжевый бок киоска в лучах полуденного осеннего солнца, над ним - осыпающийся желтый клён, а ещё выше - прозрачнейшее голубое небо. Как жаль, что фотоаппарат в этот момент был дома... Попробую завтра заснять. Уж очень красиво. И в акварельку бы такое...
ani_fox

нити. часть1

буду понемногу выкладывать свои труды... читайте, комментируйте. проблемы все-таки поднимаются, хоть и косвенно, что ВЫ на их счет скажете...

Солёный рассвет медленно наплывал на находящийся в тоскливом забытьи город. Люди сонно шли по дорогам, машины нехотя продирались сквозь серый сумрак, наполненный выхлопными газами и гарью заводов, повсюду расположенных в городе. Солнце забыло способ пролезть сквозь противно-свинцовую толщу облаков, укрывавших город куполом. Лишь там, где оно должно было быть, облака были чуть светлей, чем обычно. Обычное утро обычного города.

Живущие здесь люди имели странные, труднопроизносимые имена, поэтому ту, что шла сейчас наравне со всеми по холодному тротуару, назовём просто Ски. Она была очень высока и очень худа, с коротко и неаккуратно остриженными волосами, весь её вид был лишён какой бы то ни было женственности настолько, что её порой принимали за мальчика-подростка в переходном возрасте. Глаза, если хорошенько в них вглядеться, имели серо-стальной оттенок, который никогда не темнел, а напротив, становился только ещё светлей, доходя до тёмно-белого. Такого оттенка не бывает, скажете вы, но я с вами не соглашусь. В мире бывает всё.

Она шла, засунув руки в карманы старых потёртых жизнью и временем джинс, буро-серая футболка, растянутая до двух размеров больше, чем надо, тоскливо болталась на худощавом теле. Тёмные густые волосы ерошил рассветный ветер. Она была обычной. И ничем не выделялась из толпы.

Люди шли мимо. Весь их вид выражал крайнюю озабоченность своими делами, у каждого перед глазами была некая Цель, за которой они следовали слепо, словно овцы на заклание. Даже в её глазах был некий оттенок подобной цели. Она прошла ещё пару кварталов вдоль сонного шоссе, повернула в переулок, поднялась по узкому проулку вверх на пару домов и, свернув налево в невысокую арку, вышла в широкий двор, образованный построенным в форме колодца домом. Серые кирпичи стен тщетно пытались спрятаться за чёрными стволами ещё не проснувшихся от зимы деревьев, окна, задёрнутые плотными шторами, периодически выбрасывали в серость двора пятна тусклого света, будто рисуя проёмы своих отражений на бурой земле улицы. Дом был высоким. В тридцать три этажа. Эдакая коробка из бетона и стекла, вобравшая в себя сотни людских жизней, укравшая их души и время. Покинь они её – и она останется пустой бессмысленной оболочкой. Жалкое подобие истинного Дома.

Девушка миновала несколько подъездов и остановилась лишь возле одного – он располагался в углу между двумя стенами дома. Войдя в подъезд, она спокойно прошла мимо лифта и направилась к лестнице. Та была загажена окурками, плевками, уличной грязью и ещё какими-то органическими отходами. Стены были обильно расписаны фразами от банальной «Здесь был Я» до неординарной «Shit happens». Каждый старался внести свой вклад в анналы дома, и поэтому в некоторых местах надписи заходили одна на другую. С каждым пройденным этажом становилось всё чище: на пятнадцатом этаже во всех оконных проёмах были стекла, а количество настенных рисунков сократилось чуть ли не втрое, на двадцатом этаже уже можно было бы взяться за перила, не боясь того, что на них могло бы быть, а «наскальная роспись» практически вымерла, на двадцать пятом уже можно было бы не смотреть под ноги, а на тридцатом воздух был чист и свеж, а стены были девственно чисты. Такого не бывает, - возможно, возмутитесь вы, а я опять с вами не соглашусь – ведь в мире бывает всё. На тридцать третьем этаже было светло – лестница приводила к выходу на чердак. Замок с железной двери был сбит, а ступеньки снова оказались загажены. Слишком уж много было любителей полазить по крыше высотки. А ещё в самом дальнем углу, практически невидимая среди прочих надписей, вновь появившихся вследствие популярности данного этажа, была надпись, сделанная уверенной рукой, белая на серо-бурой побелке: «Peace in Heaven».

Ски скосила взгляд в её сторону, потом ловко взобралась по расшатанной железной лесенке и оказалась на крыше. Что можно было сказать о том месте, что предстало её глазам? Длинное кольцо плоскости шириной семь метров, бетон, арматура, железные ограждения по краю, ряды антенн, просыпающийся внизу и вокруг город, мелькание то тут, то там маленьких огоньков, серо-свинцовое небо. Девушка прошла на середину одной из сторон квадратного круга крыши, села, обхватив руками худые колени, и закрыла глаза. Ветер, потерявший её минут пять назад, с удвоенной силой вцепился в волосы. Он пах гарью, копотью и сажей, от него веяло горящей смолой и кислыми ядохимикатами, но при этом он смог сохранить робкую ниточку запаха озона – запаха чистоты и свежести. Как только Ски почувствовала это, она раскинула руки и упала на спину. Над ней, распростёршей по сторонам руки и вытянувшей стрункой ноги, проплывала огромная серая пелена, впитавшая в себя все те же запахи, что и утренний ветер. Эти облака были тёмными, иногда между ними мелькали более светлые просветы. Были ли облака тёмными на фоне светлеющего неба, или напротив, это небо было тёмным, в то время как облака пытались сохранить давно утерянную белизну?..

Безмолвный диалог человека и неба продолжался неопределённое время. Что сейчас творилось у неё в голове? Какие образы вспыхивали перед глазами под действием кружащегося над головой неба? Ответить на этот вопрос могли бы двое. Но они молчали…

Ски поднялась с крыши за пару мгновений до того, как со стороны заводов послышался режущий уши пронзительный вой. Закончилась ночная смена, и теперь в мир будет выброшена новая порция отравы. Девушка вернулась к выходу с крыши, обернулась, ещё раз, будто прощаясь, окинула взглядом бьющееся в агонии небо и, нырнув в тёмный проём, быстро спустилась по ступенькам на тридцать третий этаж. Там она вызвала лифт и, слушая работу подъёмного механизма, стала медленно постукивать носком кроссовка о дверь лифта, выводя какое-то подобие мелодии. Двери распахнулись, и нога стукнулась о пустоту. Ски вздохнула и вошла в лифт. Спуск был быстрым и ничем не примечательным. Где-то снаружи вновь послышался рёв заводов. Начался процесс выброса.