Мява (_mjawa) wrote,
Мява
_mjawa

Categories:

Pandoric - музыка Новолуния

Иной раз меня саму удивляет, как безошибочно подсознание подбрасывает идеи, новую информацию или ассоциации в соответствии с ритмами окружающей действительности. Вчерашняя ночь Темной Луны буквально погнала меня прочесывать интернет в поисках звучания одного волшебного предмета, ключевого артефакта целой серии культовых ужастиков (которых, признаюсь, я до сих пор так и не собралась посмотреть). Меня очень часто в фильмах такого рода интересует не столько сюжет, сколько постановочный антураж, дизайнерские решения, создающие тот самый резонанс с подсознанием зрителя. В этот раз, меня заинтересовала Шкатулка Лемаршана.



Честно говоря, до сих пор меня вполне устраивала скупая информация из Википедии, что эту роковую шкатулку, как и ее изобретателя, придумал Клайв Баркер для своей книги "Восставший из ада", и никаких реальных прототипов у нее нет (если не считать всяческих китайских головоломок). Собственно, меня этот ответ вполне устроил. Но... "Великая сила искусства" заключается в том, что придуманный для фильма дизайнерский реквизит стал сам по себе культовой игрушкой (сравнимой, к примеру, с эльфийскими украшениями из ВК, которые породили целый ювелирный стиль, не ограничивающийся повторением того, что можно увидеть в фильме).



Пандорикс, Конфигурация плача, Черная шкатулка... - разные названия, разные мелодии, разный рисунок металлических ажурных пластин на гранях куба. Затейливые поворотные детали или раскладывающиеся элементы-паззлы. И конечно - музыкальный механизм, как самый волшебный из всех элементов этого приспособления.



Я искала, не выпускаются ли для фанатов Hellraiser'a копии шкатулки из фильма, а нашла целую галерею-сайт, поражающую количеством вариаций, и занятностью историй и легенд связанной с каждой моделью. Идеальный реквизит для игры, или свой способ творить овеществленную городскую легенду о Нью-Йорке восемнадцатого века, о Филиппе Лемаршане и иллюминатах, искателях запретных и запредельных наслаждений, о графе Калиостро и таинственных исчезновениях владельцев этих шкатулок... А может быть это не фейк? Может быть как раз легенда о том, что мастер Лемаршан лишь плод писательской фантазии - и является вымыслом? ;)



"Фрэнк был так поглощен разгадыванием секрета шкатулки Лемаршана, что даже не заметил, когда зазвонил колокол. Шкатулка была сконструирована настоящим мастером, знатоком своего дела, а главный секрет состоял в том что она якобы содержала в себе чудеса, подобраться к которым было невозможно, ни один ключ не подходил к шести ее черным лакированным сторонам, в то время как даже легкое нажатие на них намекало, что они вполне свободно разбираются. Вот только знай как.



Фрэнк уже сталкивался с такими головоломками в Гонконге. Типично китайское изобретение, создание метафизического чуда из куска твердой древесины; правда, в данном случае китайская изобретательность и технический гений соединились с упрямой французской логикой. Если в разгадке головоломки и существовала система, то Фрэнк оказался бессилен ее понять. После нескольких часов попыток методом проб и ошибок легкое перемещение подушечек пальцев, среднего и мизинца, вдруг принесло желанный результат – раздался еле слышный щелчок и – о, победа! – один из сегментов шкатулки выскочил. Фрэнк тут же сделал два открытия. Во первых, внутренняя поверхность была отполирована до блеска. По лаку переливалось отражение его лица – искаженное, разбитое на фрагменты. Во вторых, этот Лемаршан, прославившийся в свое время изготовлением заводных поющих птичек, сконструировал шкатулку таким образом, что при открывании ее включался некий музыкальный механизм – вот и сейчас протикало короткое и довольно банальное рондо.



Воодушевленный успехом, Фрэнк продолжил возню со шкатулкой, быстро обнаружив новые варианты дальнейшего в нее проникновения – паз с желобком и смазанную маслом втулку, надавливание на которую позволило проникнуть дальше. И с каждым новым движением, поворотом или толчком в действие приводился очередной музыкальный элемент – мелодия звучала контрапунктом, пока первоначальные ее ноты не таяли, словно заглушаемые резьбой.



В один из таких моментов и начал звонить колокол – мерный и мрачный звук. Он не слышал его, во всяком случае, не осознавал, что слышит. Но когда головоломка была уже почти разгадана и шкатулка стояла перед ним, вывернув свои зеркальные внутренности, вдруг почувствовал, что желудок его буквально выворачивает наизнанку, так что колокол, должно быть, звонит уже целую вечность.



Он поднял голову. На несколько секунд показалось, что звук доносится с улицы, но он быстро отверг эту мысль. За работу над шкатулкой он принялся почти в полночь, с тех пор прошло несколько часов. Он не заметил, как они прошли и ни за что бы не поверил, если бы не стрелки на циферблате. Церкви в городе – как ни прискорбно для прихожан – не было вовсе, и звонить вроде бы было некому.



Нет. Этот звук доносился откуда то издалека, словно через ту самую все еще невидимую дверцу, которая находилась в чудесной шкатулке Лемаршана. Выходит, Керчер, продавший ему эту вещицу, не обманул. Фрэнк находился на пороге нового мира, страны, бесконечно далекой от той комнаты, где он сейчас сидел.

Бесконечно далекой и, тем не менее, столь близкой теперь.

Эта мысль заставила сердце биться быстрее. Он так предвкушал, так ждал этого мига, всеми силами воображения стараясь представить, как это будет, когда завеса поднимется… Еще несколько секунд – и они будут здесь, те, кого Керчер называл сенобитами, теологами Ордена Гэша. Отозванные от своих экспериментов по достижению наивысшего наслаждения, они, бессмертные разумом, войдут сюда, в мир дождя и разочарований.



Всю предшествующую неделю он, не покладая рук, готовил эту комнату к их визиту. Мыл и скоблил голые половицы, потом усыпал их лепестками цветов. На западной стене соорудил нечто вроде алтаря, украшенного плакатными лозунгами. Керчер подсказал ему, что должно входить в обрядовую тематику: кости, конфеты, иголки. Слева от алтаря стоял кувшин с его мочой, собранной за семь дней, на, случай, если от него потребуется жест самоосквернения. Справа – тарелка с отрезанными голубиными головами, тоже приготовленная по совету Керчера, намекнувшего, что неплохо будет иметь ее под рукой.



Вроде бы ничего не было упущено для проведения ритуала. Сам кардинал, увлекавшийся коллекционированием рыбацких башмаков, не мог быть более скрупулезен и предусмотрителен.
Но теперь, когда звук колокола, доносившийся из шкатулки, становился все громче, он испугался.
– Слишком поздно, – пробормотал он про себя, надеясь подавить нарастающий страх. Загадка Лемаршана разгадана, последний ключ повернулся в замке. Не осталось времени для страхов и сожалений. И потом, разве он не рисковал собственной жизнью и рассудком, чтобы эта встреча оказалась возможной? Перед ним открывались врата к наслаждениям, доступным воображению лишь горстки человеческих существ, еще меньшими испытанным – наслаждениям, углубляющим и обостряющим чувства, которые вырвут его из скучного замкнутом круга: желание, совращение и разочарование – круга, из которого он не в силах был вырваться с юношеских лет. Новое знание совершенно трансформирует его, ведь верно? Никто не сможет испытать такую глубину чувств и ощущений и не перемениться под их воздействием.



Голая лампочка, висевшая под потолком, то тускнела, то становилась ярче. Казалось, она следует ритму колокольного звона, и чем громче он становился, тем ярче она разгоралась. В паузах между ударами колокола все отчетливее был заметен окутывавший комнату мрак, словно мир, который он населял вот уже двадцать девять лет, переставал существовать. Затем снова раздавался удар колокола, и лампочка разгоралась так сильно, что трудно было поверить в предшествующую свету тьму, и тогда на несколько секунд он вновь оказывался в знакомом мире – в комнате с дверью, выходящей на улицу, окном, через которое, имей он волю или силы сорвать шторы, можно было различить проблески утра.




С каждым ударом свет становился беспощадней. Под его сокрушающей силой восточная стена дрогнула, он увидел, как кирпичи теряют плотность, растворяются, увидел вдалеке место, откуда звонил колокол. Мир птиц, не так ли? Огромные черные дрозды, подхваченные ураганом… Это все, что он мог различить там, откуда сейчас шли иерофанты, из сплошного смятения, полного острых осколков, которые поднимались и падали, наполняя темный воздух ужасом.



Потом вдруг стена снова затвердела, и колокол умолк. Лампочка погасла. На сей раз безнадежно, навсегда.

Он стоял в темноте, не произнося ни слова. И если бы даже вспомнил слова приветствий, заготовленные заранее, язык все равно был не в силах их выговорить. Он словно омертвел во рту. А потом вдруг – свет! Он исходил от них, от четверых сенобитов, которые теперь, когда стена позади них замкнулась, заполнили, казалось, всю комнату. От них исходило довольно сильное сияние, напоминающее свечение глубоководных рыб, – голубое, холодное, безразличное. Внезапно Фрэнк осознал: он ведь никогда не задумывался, как они выглядят. Его воображение, столь плодотворное и изобретательное, когда речь заходила о воровстве и мелком мошенничестве, было во всех других отношениях не развито. Ему не хватало полета фантазии. Представить себе эти создания он даже не пытался."



Клайв Баркер "Восставший из ада"
http://www.aldebaran.ru/mist/barker/barker1/



Демонический "кубик Рубика"? Все-таки я обязательно посмотрю этот фильм. А может быть и всю серию. Почему? Ну хотя бы потому, что когда вчера ночью я копалась в сети в поисках материалов - мне было неожиданно и иррационально ОЧЕНЬ страшно. А я с некоторых пор разлюбила бояться, и полюбила исследовать каждый свой страх с любопытством ребенка, разбирающего игрушку на запчасти. А что там внутри?...



Тот самый прекрасный сайт, откуда взяты ролики со шкатулками: http://pyramid-gallery.com/

Tags: music box, Библиотека, Ведьмины штучки, Здесь живут призраки, Фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments