Мява (_mjawa) wrote,
Мява
_mjawa

Марди Гра и Веллья Куарезма



У кого-то Олимпиада, а у кого-то сегодня - Марди Гра, Жирный Вторник. Самый последний, самый разгульный день западного Карнавала-Масленицы. Именно сегодня происходит шуточная битва Поста с Масленицей, или, на западный лад - Короля Шутов и старой Кварензимы - Сорокадневья.



Король Шутов, Король Дураков, Лорд Беспорядок, - это все титулы Зимнего Владыки, Короля Падуба, с которым мы познакомились еще с наступлением Йольских святок Двенадцати ночей. Он выступал королем-регентом, властителем зимней половины года, пока новорожденное солнце еще не вошло в силу. Но вот дни становятся все длиннее, а запасы, приготовленные на зиму и весну подходят к концу, а беззаботное веселье уступает место времени умеренности и подготовки к весенним хлопотам, которые в свой черед уступят место праздничным радостям. И все будет повторяться круг за кругом.



"У тучного, румяного весельчака Карнавала есть супруга: Кварензима, худая старуха в трауре, чье имя означает “Сорокадневье”, или “Великий пост”. Она крайне заботится о муженьке, запрещает ему пить, гулять, радоваться жизни, наконец, зовет к нему врачей. И когда лекари оказываются в затруднении, Кварензима находит знаменитого доктора, известного всему миру. Он одет в черное, на лице его — белая маска “баута”, а в руках — коса. Этот врач одним ударом прерывает страдания замученного женой Карнавала, и в права наследства на сорок долгих дней вступает карга Кварензима."
Г.Л.Олди "Шутиха"




Ровно за одну минуту до полуночи, наступления среды (на всякий случай. чтобы не пропустить назначенный срок), строгая Кварензима, прогоняет с трона своего разгулявшегося беспутного муженька, и берет в руки свой скипетр - метелку, или поварешку. Мне сразу вспомнилось, что подругу английского близнеца нашего Петрушки, масленичного Дурака, Панча, зовут не как-нибудь, а Джуди - Юдифь! И дубинки, на которых эта супружеская парочка регулярно выясняет, кто в доме хозяин, вполне могут обернуться мечом, обезглавившим Олоферна.



В Испании с наступлением Пепельной Среды - первого дня Великого Поста, повсюду вешают изображение Vella Quaresma - Вельи Куарезмы (или Вейи Кварезмы). Эта достойная старушка в пышных широких юбках. Заботливая хозяйка несущая корзинку овощей и хвост трески, чтобы готовить вкусные и полезные постные блюда.



От других популярных в народе ликов Старшей Богини, вроде той же любимой детьми Бефаны,она отличается своей многоногостью. Веллья Куарезма в начале своего появления идет на семи ногах, символизирующих семь недель поста.



Каждую постную пятницу одну из ног ей торжественно отпиливают (или отрывают), пока не наступит Страстная Пятница, предвещающая скорое Светлое Воскресенье. Детям очень нравится эта веселая кровожадность, скрашивающая скучные долгие дни поста.



"Я верю в Карнавал. Я верю, что он творится всегда и везде, в любой точке времени и пространства, потому что не знает о существовании часов и линеек. Я верю в Карнавал, хотя он скрыт от меня за семью покрывалами, а шуты его знают. В лицо. Речь не о сотрудниках “Шутихи”: штамп в трудовой книжке — ерунда. Все шуты, сколько бы ни родилось. У них тоже несчастье, как у меня. Они видят Карнавал, не в силах отрешиться от его многослойности, безумия, смеха и смерти, разница между которыми так мала, что шуты попросту перестают ее замечать. Шутовской хохот сотрясает небо и землю, но им, вольным и зрячим, очень трудно жить среди адептов стабильной тверди, не мыслящих себя вне рамок, будь это траурная рамка вокруг некролога в газете или рамка прицела. Кварензима, тощая старуха, словно перезрелая девка за женихами, охотится за любым воплощением Карнавала: найти! запретить! залечить до смерти! Зацеловать равнодушными губами. Но румяный толстяк и голодная карга — муж и жена; в горе и радости. Карнавал погибнет без Кварензимы, Дурак на карте Таро теряет смысл без пропасти, куда беспечно шагает с котомкой на плече. Я становлюсь многословен. Извините. Это потому что я ущербен и знаю это, в отличие от счастливого большинства. Увы, не видя Карнавала, я вижу шутов. Я могу увидеть зародыш колпака на вполне благоприличном юноше, студенте инъяза, призрак двуцветного трико на матери семейства, бегущей из гастронома с авоськой в руках; мне звенят бубенцы, если рядом проходит старик с лиловым носом и хитрыми морщинками в углах глаз. И я обречен видеть, как они умирают. Не люди, о нет! Шуты в людях. От сплетен подруг трико на домохозяйке превращается в застиранный халат. Компания “быков” навсегда сшибает колпак с юноши. Старик — этот умирает обычно, плотски; ему поздно меняться, если дожил шутом до старости. Ряженое становится нагим. Простуженным. Скучным. Отчего умирают шуты? Дай бог вам никогда не узнать правды. Я по прежнему верю в Карнавал, а они, мертвые паяцы, больше не знают его и знать не хотят. Утратив знание; не обретя веры. Поэтому я ищу их до смерти, раньше смерти; я ищу их вместо смерти, чтобы дать жизнь. Сегодня все завершилось удачно, просто чудесно — вы не представляете, до чего я рад..."
Г.Л.Олди "Шутиха"


Tags: Библиотека, Карнавал, Масленица, Сезон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments