Мява (_mjawa) wrote,
Мява
_mjawa

Каменное воинство Карнака

Стояла стужа. На фоне черного морозного воздуха пар моего дыхания казался серым. Луна не светила, зато, как волчьи глаза, сверкали звезды. Блестели схваченные морозцем камни на дороге. До меня доносился звонкий цокот копыт и звучный скрип колес. На мое счастье ветра не было. От бега я согревался, но близко подходить к конвою опасался. Повозки и люди еле тащились, поэтому время от времени я замедлял свой бег. Мороз проникал под рваную мешковину, и я колотил себя руками, пытаясь разогнать кровь.



Мне везло: на дороге было где спрятаться. Кругом росли кусты. Группами или поодиночке, они застыли, припав к земле и протянув свои ветви в направлении господствующего здесь ветра. Резко выделяясь на фоне звездного неба, в кустах стояли огромные камни. Сначала я принял их за большие вехи. Они будто росли прямо из земли, их нестройные ряды напоминали деревья, погнутые ветром. Или аллею неведомых мне богов. Звездное сияние высветило поверхность одного из камней. Что-то привлекло мое внимание, когда я остановился. Грубо вырубленные в граните формы, оттененные, как сажей, холодным светом, - двуглавый топор. Стоящие, как на параде гигантов, камни терялись в темноте. Сухой поломанный чертополох колол мои босые ноги. Повернувшись, чтобы еще раз взглянуть на топор, я не увидел его. Он исчез.



Я выбежал на дорогу, сжимая стучавшие от холода зубы. Именно от холода, отчего же еще? Повозки ушли значительно вперед, и я двинулся следом, стараясь бежать по землистой обочине, хотя она была такой же твердой, как и сама дорога. Под сандалиями хрустел иней. Позади меня в темноте оставалось молчаливое каменное воинство. Впереди светился огнями городок, и меня уже касалось тепло его домов. По-моему, я, Мерлин, впервые бежал к свету и людям, спасаясь от одиночества.
Мэри Стюарт "Хрустальный грот"


Сцена из Стюартовской "Жизни Мерлина" и последующее за ней видение бога Митры - Победителя Тельца, у подножия древнего менгира, весьма эмоционально описывают то, что вполне возможно происходило во время священных мистерий у древних камней Карнака. И это же, холодящее спину ощущение присутствия мрачного воинства каменных великанов, описывают многие, кому довелось побывать в Бретани.



Эти культовые памятники разбросаны по всей Европе на огромном пространстве, простирающемся от Италии на юге до Скандинавии на севере и охватывающем Британские острова. Крупнейший из этих мегалитовых сооружений - Карнак - расположен в самом сердце сосновых лесов и вересковых зарослей Бретани на западе Франции. Здесь намного больше камней, чем где-либо еще в Европе, и они занимают обширную территорию длиной около 8 км.

Бретань - настоящая страна мегалитов. Именно из слов бретонского языка, в конце XVII в., и были составлены названия основных типов мегалитических построек (дольмен: daol - стол, men - камень; менгир: men - камень, hir - длинный; кромлех: кromm - закругленный, lec'h - место). Эпоха мегалитического строительства в Бретани началась около 5 000 до н.э. и завершилась около 2 500 до н.э. Строители мегалитов не являлись автохтонным населением Арморики. Они пришли с берегов Средиземноморья, постепенно продвигаясь на северо-запад от южного и западного берегов Иберийского полуострова, густо заселив сначала берег Морбиана, между реками Вилен и Этель, а затем и другие земли нынешней Бретани, поднявшись вглубь полуострова по рекам и продвигаясь вдоль побережья...

Менгир это вертикально врытый в землю каменный столб. Их высота варьируется от 0,80 метров до 20. Менгиры стоящие отдельно, являются обычно самыми высокими. "Рекордсменом", был Men-er-Hroech (Камень Фей), из Локмариакера (Морбиан), который был разрушен около 1727 г. Самый большой осколок его равнялся 12 м., а в целом виде, он достигал 20 м. в высоту, при приблизительном весе в 350 т. В настоящее время, все самые крупные менгиры Франции, находятся в Бретани:

- менгир в Керлоас (Финистер) - 12 м.
- менгир в Каелонан (Кот-д`Армор) - 11,20 м.
- менгир в Пергаль (Кот-д`Армор) - 10,30 м.

Существуют, так же, менгиры, выстроенные в линию, (назовем это условно ряды камней) иногда в несколько параллельных рядов. Самый грандиозный ансамбль такого рода, находится в Карнаке.

Нет никаких свидетельств о том, кто были те таинственные люди, выстроившие неотесанные каменные глыбы в ровные линии за много веков до нашей эры. Бесспорно лишь то, что они были искусными инженерами, располагавшие огромными ресурсами рабочей силы, и трудились они, несомненно, по заранее продуманному плану.



Карнакский комплекс состоит из трех крупных концентраций менгиров, расположенных к северу от городка Карнак: Ле-Менек, Кермарио и Керлескан.

Ле-Менек - западная часть карнакского комплекса. В Менеке 1099 менгиров стоят на площади 1 км длиной и 100 м шириной. Они образуют одиннадцать линий, протяженностью около 1200 метров.

К востоку от него находятся еще 10 каменных рядов Кермарио, протянувшегося на 1,2 км. В юго-западной части, ансамбль, насчитывающий тысячу стоячих камней, дополнен дольменом

Еще дальше на восток видны почти квадратные очертания Керлескана: 555 менгиров выстроившихся в 13 коротких рядов, по 280м. На западе, отступив на 800м, эти линии замыкает кромлех - полукруг из 39 крупных камней. Высота наиболее крупного менгира в Керлескан, составляет 6,5 метров.

Четвертое, куда более скромное собрание - Малый Менек - состоит всего из ста камней.

Все эти культовые монументы во многом похожи. Они выложены рядами с запада на восток, расстояние между которыми неодинаково: оно сужается к внешним северной и южной оконечностям. Чем дальше на восток смотрит наблюдатель, тем ближе друг к другу они кажутся и тем выше. Местами камни установлены не рядами, а параллельными дугами. Размер менгиров также различен: высота самых мелких камней на западной оконечности Ле-Менека равна 90 см, самых крупных - в Кермарио - 7м.



Карнак (Слово «carnac» по одной из версий произошло от бретонского «камень»), безусловно, является наиболее знаменитым мегалитическим ансамблем Бретани и одним из двух самых известных в мире. Местные жители гордятся этим доисторическим памятником, считая, что он ничуть не уступает знаменитому Стоунхенджу.

Бретань, да и Францию тоже менгиром не удивишь, однако Карнак поражает воображение немыслимой концентрацией этих памятников на сравнительно небольшой территории. Первоначально в Карнакском комплексе насчитывалось около 10 000 монументов разной величины. До наших дней дошло около 3 000.

Некоторые из них рассыпались под воздействием эрозии, а еще больше было разобрано местными фермерами или археологами-любителями. Во время землетрясения 1722 года множество камней было повалено и разрушено, в результате чего растаскивать их стало еще проще.

Каменные комплексы сооружались между 3500 и 1500 годами до н.э., так что их возраст сопоставим с возрастом Стоунхенджа в Англии и египетских пирамид. До сих пор остается загадкой, кто были архитекторы Карнака и как удавалось устанавливать камни. Геологи сходятся во мнении, что многие, если не все, менгиры появились раньше, чем Европа познакомилась с колесом, первое упоминание о котором датируется примерно 1000 годом до н.э., хотя вполне возможно, что его использовали и раньше. Камни были вытесаны из гранита, довольно распространенного в этих местах материала, и, вероятно, перетаскивались от каменоломен к Карнаку, где и устанавливались в нужном положении. Поскольку некоторые из самых крупных камней весили свыше 350т, в этом грандиозном проекте должно было быть задействовано огромное количество работников. Во времена, когда средняя продолжительность жизни мужчин составляла 36 лет, а женщин - 30, вряд ли кто-либо из участников доживал до завершения строительства.



Ряды и круги менгиров не единственные и не самые ранние исторические памятники Карнака. В этих местах были обнаружены и земляные курганы, или могильники, по меньшей мере два из которых сооружены не позднее 4000 года до н.э. Само расположение Кермарио указывает на вертикально стоящий камень, обозначающий вход в сквозное захоронение Керкадо. Оно представляет собой обширный, покрытый травой курган, увенчанный камнем. Внутри него - выложенный камнями проход, который ведет в квадратную каменную усыпальницу, где захоронено несколько поколений. Этот курган возведен около 4700 года до н.э. Его вход указывает на точку восхода солнца зимой. Возможно, это древнейшее из дошедших до нас сооружений подобного рода в Европе.

Могильники и особенно стоячие камни Карнака веками привлекали к себе тысячи посетителей, многие из которых пытались истолковать значение каменных проспектов. Еще Гюстав Флобер замечал, что «о Карнаке понаписано всякого вздора больше, чем найдется в нем стоящих камней». Одна из наиболее популярных теорий гласит, что это был религиозный центр, а камни устанавливались древними бретонцами-паломниками. Много позже те же самые камни «перешли» к римлянам, которые будто бы высекали на них имена своих богов. С наступлением эры христианства на камнях появились кресты и прочая христианская атрибутика.

Считается, что стоящие вертикально менгиры обозначают захоронения, но никто пока не решился это проверить, чтобы не повредить их. А вот в отношении дольменов сомнений меньше, многие ученые сходятся во мнении, что это «дома мертвых», куда их потомки приходили за советом и помощью, поэтому и строили их как настоящий дом, украшая стены изнутри росписями и оставляя там еду.



Впоследствии эти места и соседние леса использовались друидами для их ритуалов, но прибыли они туда определенно через много веков после того, как неизвестные строители ушли в прошлое и память о них стерлась, оставив только вертикально стоящие глыбы.

Самая поздняя христианская легенда местного фольклора рассказывает о том, что выстроенные в ровные линии менгиры – это языческая армия, или римские солдаты, гнавшиеся за местным святым и бывшим Папой Корнелием, чтобы убить его. Святой обратил своих преследователей в камни, за то, что они изгнали его из Рима в Бретань и с тех пор они стоят на одном месте в наказание за так и несовершенный грех.

А может быть, камни просто памятники усопшим? Ведь слово «карнак» по-бретонски может означать и «кладбище мертвых».

К 5 000 г до н.э., стоянки расположенные в острове Оэдик (Hoedic) в Морбиане показывают существование небольших человеческих групп живущих, главным образом, охотой, рыболовством и сбором моллюсков. Эти человеческие группы хоронили своих мертвецов, прибегая в некоторых случаях к особому ритуалу. Покойник снабжался в путь не только изделиями из камня и кости, украшениям из раковин, но и увенчивался чем-то вроде "короны" из оленьих рогов. В эту эпоху, называемой мезолитом, уровень моря был приблизительно на 20 метров ниже современного. Начиная с приблизительно 4 500 лет до нашей эры, в Карнаке появляются первые мегалиты (что наблюдалось к тому времени и в других областях нынешней Бретани).

Предназначение менгиров, которые не являются надгробными памятниками, остается загадкой. Из-за отсутствия инструкции по употреблению, оставленной строителями для будущих поколений, археологи осторожно манипулируют несколькими гипотезами. Эти гипотезы, не исключающие друг друга, варьируются в каждом конкретном случае и зависят от самых разных факторов: менгиры изолированные или нет; ряды камней составлены из одного ряда или нескольких, более или менее параллельных; менгиры ориентированные читаемым способом, и т.д. Некоторые могли отмечать территорию, указывать на могилы, или относится к культу вод.



Название «Карнак» может происходить от имени Керновейна (Кернунноса) - известного в кельтском мире рогатого божества плодородия. По одному из поверий, существующему по меньшей мере со средних веков, камни способны даровать плодовитость, если бездетная женщина проведет несколько ночей на кромлехе (плоский камень, уложенный горизонтально на несколько стоящих), умащенная воском, маслом и медом. До сих пор сюда приходят женщины, которые прислоняются животами к камням, чтобы это помогло им зачать. Керновейн - также божество и подземного мира, который правит миром в ночное время. Эту гипотезу подтверждает тот факт, что ряды мегалитов ориентированы на точки, связанные с движением Луны. По одному из преданий, стоящие камни служат ориентиром для неземных существ, посещающих нашу планету. (Ну, куда ж мы без инопланетян-то? - прим. _mjawa)

Наиболее часто высказываемая гипотеза, относится к нескольким большим, сориентированным между востоком и западом рядам камней. Есть предположение, что это атрибуты cолярно - лунного культа, вкупе с сельскохозяйственными методами и астрономическими наблюдениями, и собиравшие возле себя, большие скопления людей, например во время зимнего и летнего cолнцестояний.

Исследование Карнака и других мегалитов привело ученых к заключению, что люди, возводившие ряды менгиров, отлично разбирались в астрономии и устанавливали камни либо для изучения движения небесных тел, особенно Луны, Солнца, а также других планет, либо в качестве гигантских астрономических часов, по которым можно было определять сроки начала пахоты и сева.

Возможно, мы так никогда и не узнаем, что означают огромные камни Карнака, но это не умаляет их притягательности, влекущей сюда ежегодно тысячи посетителей, И хотя камни покрыты лишайниками, а многие и вовсе отсутствуют, в Карнаке возникает будоражащее воображение чувство причастности к зарождению цивилизации на Европейском континенте.

"- Предположительно каменные ряды воздвигли для обуздания энергии духов или управления ею," - рассказывает Ребекка Хайнд, преподаватель искусства Оксфордского университета, автор энциклопедии «Самые таинственные места мира». - "Территорию также окружают сильные магнитные поля. Я не исключаю, что и этой энергии прежде находили применение. Но теперь нам не узнать какое."

В этом месте я почему-то вспомнила старый фильм "Золото Маккены" и одинокий каменный столб "Качающейся скалы", несколько минут на рассвете (и на каждом ли рассвете?) указывающий стрелой тени на единственный проход в скальном лабиринте, ведущем к священному Каньону Духов. Но нет у нас карты древних жрецов, и неведомы нам подсказки, оставленные далекими предками... И уж точно, вряд ли их скрытым сокровищем было простое золото.



- Вот и со Священным островом то же самое, - проговорил мерлин. - Четыреста лет назад, еще до того, как сюда явились римляне в надежде завоевать эти земли, священники поклялись нам в том, что никогда против нас не поднимутся и не попытаются изгнать нас силой оружия, ибо мы жили здесь до них, они же пришли к нам как просители, и сила была за нами. Клятву они соблюли - здесь я вынужден отдать им должное. Но в духовном плане, в своих молитвах, они не переставали сражаться с нами за то, чтобы их Бог изгнал наших Богов, чтобы их мудрость одержала верх над нашей. В нашем мире, Игрейна, довольно места для многих Богов и Богинь. Но во вселенной христиан - как бы это сказать? - нет места ни для нашего Зрения, ни для нашего знания. В их мире есть один Бог, и только один; и ему угодно не только одержать победу над прочими Богами, но еще и представить дело так, что никаких других Богов нет и не было; есть лишь лживые идолы, порождение дьявола. Вот так, веруя в единого Бога, всякий и каждый обретает надежду спастись в этой одной-единственной жизни. Вот на что они уповают. А мир устроен по вере людской. Так что миры, что некогда были едины, постепенно отдаляются друг от друга.

- Ныне есть две Британии, Игрейна: их мир, что подчинен Единому Богу и Христу, и рядом и позади - мир, в котором до сих пор правит Великая Мать, мир, в котором живет и молится Древний народ. Так уже случалось. Было время, когда фэйри, Сияющие, ушли из этого мира, отступая все дальше и дальше в сумерки и туманы, так что теперь в эльфийские холмы разве что заплутавший путник забредет ненароком, и тогда он словно выпадает из хода времени, и случается так, что выйдет он из холма, проведя там одну-единственную ночь, и обнаружит, что вся его родня мертва и минуло двенадцать лет.

А сейчас, говорю тебе, Игрейна, происходит то же самое. Наш мир, где правит Богиня, мир, который ты знаешь, мир многих истин, неуклонно вытесняется из главного временного русла. Даже сейчас, Игрейна, если путник отправляется на остров Авалон без провожатого, то, не зная дороги, он туда не попадет, но отыщет лишь остров Монахов. Для большинства людей наш мир ныне затерялся в туманах Летнего моря. Это началось еще до ухода римлян; теперь, по мере того как в Британии множатся церкви, наш мир отступает все дальше и дальше. Вот почему добирались мы сюда так долго: исчезают города и дороги Древнего народа, что служили нам вехами. Миры пока еще соприкасаются, пока еще льнут друг к другу, точно возлюбленные; но они расходятся, и если их не остановить, в один прекрасный день вместо одного мира будет два, и никто не сможет странствовать между ними…

- Так и пусть расходятся! - яростно перебила его Вивиана. - Я по-прежнему считаю, что это к лучшему. Я не желаю жить в мире христиан, отрекшихся от Матери…

- Но как же все прочие, как же те, кому суждено впасть в отчаяние? - Голос мерлина вновь зазвучал, точно огромный колокол. - Нет, тропа должна остаться, пусть и тайная. Части мира по-прежнему едины. Саксы разбойничают в обоих мирах, но все больше и больше наших воинов становятся приверженцами Христа. Саксы…

- Саксы - жестокие варвары, - возразила Вивиана. - Одним Племенам не под силу выдворить их с наших берегов, а мы с мерлином видели, что дни Амброзия в этом мире сочтены и что его военный вождь, Пендрагон, - кажется, его зовут Утер? - займет его место. Но многие из жителей этой страны под знамена Пендрагона не встанут. Что бы ни происходило с нашим миром в духовном плане, ни одному из двух миров долго не выстоять перед огнем и мечом саксов. Прежде чем мы сразимся в битве духа, дабы не дать нашим мирам разойтись, мы должны спасти самое сердце Британии от саксонских пожаров.

...- Я еду во владения другого короля, который еще не знает, что ему придется сражаться на стороне Утера. Бан Армориканский избран Верховным королем в Малой Британии, и его друиды объявили Бану, что в знак этого ему должно пройти Великий обряд. Я послана совершить Великий Брак.

- А мне казалось, Малая Британия - христианские земли.
- Да, так и есть, - равнодушно подтвердила Вивиана. - Его священники отзвонят в колокола, помажут его святым миром и объяснят, что его Бог ради него пожертвовал собою. Но народ ни за что не примет короля, который сам не обещан в Великую жертву.

Игрейна глубоко вздохнула.
- Я так мало знаю…
- В древние времена, Игрейна, - объяснила Вивиана, - король связывал свою жизнь с благоденствием земли и, подобно всем Мерлинам Британии, клялся: если на землю его обрушатся бедствия или настанут тяжкие времена, он умрет ради того, чтобы земля жила. А если он отречется от этой жертвы, земля погибнет. Я… мне не следует говорить об этом, это таинство, но ведь и ты, Игрейна, ты тоже на свой лад отдаешь жизнь за исцеление земли. Никто из рожениц не знает, не потребует ли Богиня ее жизнь. Некогда и я лежала связанной и беспомощной, и к горлу моему был приставлен нож, но я знала: если смерть заберет меня, моя искупительная кровь возродит землю… - Голос ее, дрогнув, умолк, благоговейно молчала и Игрейна.

- Часть Малой Британии тоже сокрылась в туманах, и Великое Каменное Святилище ныне уже не отыскать. Дорога, ведущая к храму, - мертвый камень, если только не знать Пути к Карнаку , - проговорила Вивиана. - Но король Бан поклялся не дать мирам разойтись и сохранить врата открытыми для таинств. Так что он намерен заключить Священный Брак с землей в знак того, что в час нужды его собственная кровь напоит посевы. Так тому и должно быть, что я, прежде чем занять место среди старух-ведуний, последний раз сослужу службу Матери, связав его королевство с Авалоном; в этом таинстве я буду для него Богиней.


Tags: Библиотека, Дальние страны, Земля-у-Моря
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments