February 1st, 2012

Цирцея

Имболк!

Его дыхание слышалось издалека, сквозь крещенские морозы и по-весеннему яркое солнце. Он был в прогулках по хрустящему, искрящемуся снегу в Сокольниках, в аромате горячего кофе и круассанах с сыром в маленьком уютном кафе, где столики накрыты такими домашними кружевными-вышитыми скатерками и ходит ласковый рыжий кот, он был в радостном изумлении в магазине церковных принадлежностей - сколько идей живой магии пришло там, глядя на весь сложный и подробный обиход ритуалов (да,да,да, и эти люди запрещают нам ковырять в носу!). Он был в запахе теплого молока по утрам, и внезапных приступах хозяйственности и потребности вычистить и вымыть все вокруг, под стать белоснежной пелене за окном. Он был в хрусте новых подушек и одеял и в загадочном мерцании новых дверных витражей, и в вывешенных на мороз на просушку бесконечных отрезах льна для спешного шитья... Он пришел, Она пришла, и растопился лед в Синей Чаше, и весна улыбнулась сквозь куржавеющие ресницы, приглашая вступить во время обновления...