Мява (_mjawa) wrote,
Мява
_mjawa

Прерафаэлиты в Пушкинском

В субботу, с утра пораньше, наконец-то выбралась в Пушкинский музей на роскошную выставку Прерафаэлитов, которую ждала еще с весны - и все никак не могла с ней встретиться по независящим причинам. Пришла, восхитилась (и еще пойду всенепременно!).
Дело даже не в том, что в этот раз привезли много чудесных работ из частных коллекций, которые стоит поспешить увидеть, пока они снова не скрылись в пещерах сокровищ своих драконов. Дело в том, что их вообще стоит смотреть, даже если уже видел. Потому что они всегда новые. И всегда говорят с тобой о чем-то еще, о чем, может быть, вы в прошлый раз не побеседовали.



Прошлым летом мне уже выпадала такая нежданная радость, когда мы ходили смотреть Уильяма Блейка, а вдобавок увидели "английских романтиков" - и я надолго зависла перед внезапно возникшей передо мной "Beata Beatrix". Прекрасной, мрачной, устрашающей, божественной. Честно сказать, несмотря на знакомство с ней по репродукциям, я ухитрилась тогда практически не заметить ни фигур на заднем плане, ни фантасмагорического голубя с цветком мака - полностью захваченная могучим образом женщины-ангела, безусловно уже безвозвратно покинувшей этот мир и свою земную оболочку, но сохранившую не менее могучий дух, который больше не истаивает в небесной синеве облачком без памяти и образа, но и не прикован к колесу земных воплощений, а... Трудно сказать, что именно после этого шага. Глядя на эту картину, вспоминалась легенда, что Россетти писал ее не по воспоминаниям, а с натуры, в последнюю ночь прощания с телом своей Лиззи Сиддал - и это похоже на правду больше, чем версия о том, что писал он по своим прежним наброскам. Но это не просто постмортем. Это еще и острый инсайт в те выси, где смерти нет, за дверью гроба - как убедился другой Данте, путешествуя сквозь Ад, Чистилище и Рай за своей Беатриче.



В этот раз меня несказанно порадовали "шекспировские" картины, которых мне еще не довелось видеть ни в реале, ни в репродукциях. И вообще "исторические". Ну как пройти мимо такой трогательной влюбленной пары католички и гугенота в Варфоломеевскую ночь?



Или мимо "Ордера на освобождение"? На репродукции, как мне кажется, женщина подает спасительную бумагу английскому стражнику с мрачно-победительным выражением лица. А на картине оно выражало такую сложную гамму чувств, что кроме прочего невольно возникал вопрос - как ей удалось добыть драгоценную подпись?



Ах, эти аскетично худенькие Девы Марии с обреченными глазами!





Чудесные евангельские сюжеты Ханта.



Его прелестная Изабелла не пытается купить свободу брату ценой отказа от взятых обетов целомудрия, а напротив, уговаривает его примириться с судьбой!



Триптих по сюжету поэмы Китса "Канун Святой Агнессы". Правда в жизни он выглядит совсем иначе чем на фотографии.



И, безусловно, моим личным открытием стала прекрасная "Монна Ванна" - роскошная венецианская красота, буквально залитая многорядными кораллами, с роскошными каштановыми кудрями, соперничающими с пышными складками парчи. С ослепительным сиянием глаз. Яркая, как тропическая бабочка - она в реальности оказалась еще и сияющей неповторимым медовой сладости излучением. Красота земная, даже очень земная, но с таким откровенным привкусом райских плодов познания... Добра и Зла? Не уверена. Может быть того самого таинственного золотого яблока Гесперид, за право получить которое сошлись соперничать перед судом смертного три богини.



Еще раз я убедилась, что вот эту солнечную яркость компании художественных "викторианских скандалистов", пока что не удается передать в полной мере репродукциями. Они или привычно смягчают это сияние ослепительно ярких красок - или наоборот, "зарезают" его до состояния вырвиглазик.



Точно так же я убедилась, что ни одна из даже самых качественных репродукций легендарной "Офелии" Миллеса и близко не подошла к тому впечатлению, которое она производит в реальности. Светоносная, тончайшая живопись, богатая такими всплывающими из глубины оттенками выражений, что понимаешь, отчего именно ее так благодарно приняли критики, и почему эта картина едва не погубила свою модель. Такое можно сотворить лишь на грани погружения обоих - и художника и модели - в творческий процесс, в котором невозможно оторваться и посмотреть, что происходит в реальности. А остывающее, цепенеющее в холодной воде тело модели - все больше приближается к тому самому мигу истины. (Хорошо еще, что темой картины не стало Распятие, ворчит внутренний критик.)



Аллегории Любви Россетти - еще одно мое открытие этой выставки. Невероятно яркая лазурь и золото, и сияние белого грунта, сквозь слои красок - как свет нездешний. И два лика, разделенных той преградой (терминатор?!) что отделяет сияние дня от звездной роскоши ночи. И Ангел с Чашей - как надежда и обетование, что для Истинно Любящих нет бесконечной разлуки - и неизбежная встреча, как бы ни была она далека, всегда светит Звездой Надежды в самой темной ночи. Эта почти абстрактная, очень декоративная и условная по рисунку работа, очень "иконописная" - и очень светоносная, почти не узнаваема в репродукциях.



И практически в пару к ней смотрится другая картина, навеянная средневековым "Романом о Розе". Те же самые действующие лица угадываются на ней в ином обличье.



"Свадьба Святого Георгия и принцессы Сабры" заставила меня изумленно протереть глаза. Прерафаэлиты, как известно, выбирали своих моделей из числа собственных знакомых, родственников, друзей, и собратьев. Ну вот почему я не прислушалась в самом начале осмотра выставки к словам очаровательной дамы-экскурсовода, неспешно ведущей группу от картины к картине?



Кто же позировал для Святого Георгия (и для отсутствующего на выставке Бёрн-Джонсовского "Короля Кофетуа", тоже)? Не этот ли лик мелькнул сквозь иную оболочку, на чудесной июньской премьере Йейтсовской "Единственной ревности Эмер"? (о которой я непременно напишу). Не простое сходство черт, а что-то глубоко внутреннее, ведущее к высокому подвигу, к вызову судьбе - от мирных радостей земной любви - через мирные радости любви земной - к неизбежной трагедии разделения с обыденностью, за которой видится уже немыслимо высокий взлет.



Перечислить все картины, восхитившие на выставке наверное просто невозможно. Да и надо ли? Надо идти и смотреть, пока это чудо все еще доступно в Москве (и даже народа на выставке не так, чтобы чрезмерно). И можно еще спуститься в античный дворик и посмотреть фильм об истории Братства, который идет в непрерывном показе.



А вот на чудесного Тициана моих сил, физических и моральных просто не хватило. Настолько мощно и глубоко захватывают собратья "викторианского авангарда", и не отпускают, не позволяют отвлечься от созерцания своих работ даже на таких мэтров прошлого. Может быть в следующий раз?



Tags: Прерафаэлиты, Прогулки по Москве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments