Мява (_mjawa) wrote,
Мява
_mjawa

«Песнь о Роланде»

"Песнь о Роланде" ("Chanson de Roland"), героическая эпопея французского средневековья, относящаяся к циклу поэм "Королевской жесты". Наиболее ранняя из дошедших редакций — Оксфордская (около 1170). Историческую основу её составляет эпизод разгрома басками в Ронсевальском ущелье в Пиренеях (778) арьергарда отступавших из Испании войск Карла Великого во главе с Роландом. В поэме баски-христиане заменены маврами-мусульманами, события оказались перенесёнными в обстановку феодального общества 10—12 вв. Эпопее свойственны патриотизм содержания, монументальность образов. Упомянутое в конце поэмы имя Турольда оставляет неясным степень его участия в создании "Песни о Роланде". Впервые "Песнь" напечатана в Париже в 1837. Итальянские поэты Л. Пульчи, М. Боярдо и Л. Ариосто в своих поэмах перерабатывали сказания о Роланде в духе гуманистических идей Возрождения.



Одно из самых романтических сказаний в детской книжке, с пересказом наиболее известных классических легенд. Один из самых любимых образов с детства, окрашенный непереносимой горечью предательства и суровой гордости, не позволяющей избежать рока. И неожиданно встреченное легендарное название на Пути Святого Яго - Ронсеваль. Легенда облекается плотью истории, Роланд, Карл, как и Сид-Воитель с его верной Хименой, из эпических образов становятся реальными людьми с их непростой судьбой. И тем острее отзывается что-то внутри на взволнованный речитатив нежного голоса певицы. "Я говорю, мой господин, прекрасный граф Роланд, едем другим путем!". И хочется горячо молиться вместе с синеглазой златокудрой Альдой, чтобы миновала черная тень, и хотя бы на этот раз дрогнуло каменное сердце Ронсеваля, выпуская на простор зеленых полей сияющую доспехами конницу Роланда. Чтобы легенда обрела свое последнее завершение и тот безнадежный бой арьергарда наконец то увенчался победой вознесенной к небу стали прекрасной Дюрандаль.



Как-то так получилось, что и эти песни, и исполнительница, долгое время попадали мне в своеобразное "слепое пятно" восприятия. Но вот - словно распахнулась завеса времен и пространств...



Честно говоря, я хотела вставить сюда студийные записи обеих песен, но видимо после вчерашних приколов с червями, уютненькая ЖЖшечка категорически пресекает мои попытки воспользоваться Простоплеером. Так что - пока слушаем пусть и менее совершенные, но зато живые записи тех же песен, которые сегодня звучат в моем плейлисте.

Йовин — Роланд

В край моего щита метит копьем закат.
Пыль на зубах скрипит, пыль застилает взгляд.
Я говорю: "Мой господин, прекрасный граф Роланд,
Едем другим путем!"
Скалы над пропастью встали темницами,
Здесь доверять нельзя людям и птицам, и
Я говорю: "Мой господин, прекрасный граф Роланд,
Едем другим путем!"

Не различить лица, не отворить броню.
Крепко поводья сжав, шпоры даешь коню
молча.

Побагровел закат, алым глаза слепя.
Взрезана твердь небес перьями ястреба,
А за спиной я различаю шаг предательства
В стуке стальных подков!
Чаши заздравные с каждым Вы пили ли?
Кровью окрасилось золото лилии...
Я говорю: "Мой господин, прекрасный граф Роланд,
Много ль у Вас врагов?"

Чертит перчатки сталь медленный полукруг.
Ты указуешь вдаль, на мавританский юг
молча.

Вижу, десницы скал крошат щитов эмаль.
Чую беду и смерть в имени "Ронсеваль".
Я говорю: "Мой господин, прекрасный граф Роланд,
Время трубить в рога!"
Не оттого ль молчит труб золотая медь,
Что от отрогов гор помощи не успеть?
Верит ли мне, мой господин, прекрасный граф Роланд,
Что гибель в бою легка?

Мчаться навстречу ей - Вы не сошли с ума ль?
Станет могилой нам каменный Ронсеваль!
Не осадить коней, строя не уберечь,
Вижу леса знамен, слышу чужую речь!

За королевский дом, за золотистый дрок,
За безрассудный долг ты поднимаешь рог -
поздно!

Fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra...

Чьи голоса звенят, чьи голоса поют?
Крикнув тебе: "Прощай!", падаю, падаю
в звезды...

Sicut et nos dimittimus debitoribus nostris...

Et ne nos inducas in tentationem;
Sed libera nos a malo... libera nos a malo...



Йовин - Ронсеваль

Ты тогда уже знал лучше нас, но молчали, не дрогнув, губы,
Что ты знал в тот последний час, час, когда закричали трубы?
Рухнул в дребезги свод земной, и запели, и заплясали,
И схлестнулась волна с волной, разбиваясь меж стен Ронсеваля!
Разбиваясь меж стен...

Ты же знал на вопрос ответ, уходя, обо всем уже знал ты.
И смотрел неотрывно вслед синий взгляд златокудрой Альды.
А ты спорить решил с судьбой, не познав ни любви, ни печали,
Принимал свой последний бой между стылых камней Ронсеваля!
Между стылых камней...

Слышишь - бьется, как кровь в виске, стук копыт - это мчит подмога!
Но сломавшись в твоей руке разлетелись осколки рога!..
Торжествующий крик врага, переливы пьянеющей стали,
Слышишь - звонко трубят рога, эхом бьются в груди Ронсеваля!
Эхом бьются в груди...

И, сжимая в ладонях клинок, ты смеялся легко и беспечно,
Уходя за последний порог, в безоглядную дальнюю вечность,
В безоглядную дальнюю даль, к голосам, что безмолвно звали,
Оставляя на век Ронсеваль, оставаясь на век в Ронсевале...
Оставляя на век... Оставаясь на век...
Tags: beauseant, Библиотека, Музыка, Сантьяго-да-Компостела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments