June 24th, 2005

он самый

соседи переезжают

дом, где я живу, принадлежит конторе, которая занимается сдачей квартир. и поэтому текучка жильцов непрерывная. за три года я потихоньку превратился в старожила, сам того не заметив. поменялись таблички с именами почти всех моих соседей по подъезду, а некоторых и не один раз. из тех кто тут жил до меня осталась одна квартина на первом этоже и мои соседи по лестничной площадке из квартиры напротив.

тех, что на первом этоже я вообще не знаю, а мои соседи - немецкая семья - мама папа и двое детей лет двенадцати. детишки тихие - иногда только врубали рэп на полную громкость в субботу в 10 утра - время когда я отсыпаюсь после рабочей недели. за все время соседствования раз 5 с ними поздоровался. и это всё. что поделать - берлинцы - славны своей некоммуникабельностью с неберлинцами.

и вот теперь съезжают. даже как-то грустно, хотя вроде и не видел их почти за три года.
он самый

немецкий английский

читаю сейчас статью своего научного руководителя (зовут его ВД). он немец конечно. вспомнил историю.

мы как-то вместе с ним разбирали одну мою статейку по теме ещё предыдущего проекта, в котором я работал. и в том проекте моим непосредственным начальником был американец. а вот у этого американца начальником был именно ВД. т.е. работал я с американцем, а ВД генерил идеи стратегического уровня.

и вот читаем мы мой нетленный труд, и он по ходу дела делает замечания по поводу моего английского. тут то не так, тут сё не так. ну и в какой-то момент я ему ссылаюсь на авторитетное мнение американца - типа спрашивал его самолично как написать в этом случае правильно. и что мне немецкий руковолитель отвечает: "мы с Джимом один раз обсуждали тему английской грамматики и выяснили, что я в ней разбираюсь лучше, так что ты его не слушай. ты слушай меня".

когда закончили, отойдя подальше от кабинета ВД, посмеялся :).