Tags: кино

Aguirre

Коллектор - мини рецензия

Четкий срез состояния современного россиянского общества - кругом одни корыстные бляди и все думают лишь о своей выгоде, кроме ветеринаров.

Сюжет основан на начальном отторжении героя до постепенного понимания, что вокруг него все еще хуже и уже он кажется на их фоне не таким уж плохим...
Aguirre

предвестник неоизоляционизма Америки?

Голливуд все больше снимает фильмы для американцев и про американцев.
Наиболее приметные Черная месса, Аве Цезарь наверняка найдутся и другие -например Настоящий Детектив и Фарго.
Все это чисто американские истории которые стали популярны в мире но обращены сугубо к самим американцам.
Популярность
Лишь Марвел продолжает заниматься мессианством и панспермией американизма но у них материал такой им деваться некуда.

Неужто и правда Америка закрывается или мне это только кажется?
Aguirre

сенанс психоанализа нашего оскароносного фильма

Вот почему неотразимый Гога, он же Жора — настоящий психопат!



забавный анализ сделанный с пр истрастием и даже искренней злостью и похоже человек написавнший это в это сам и верит.
Но даже допустив что все написанное правда и правильно то возникает вопрос - а как должна выглядеть настоящая правильная любовь?...
Куда ни плюнь диагноз куда ни шагни могут повесить ярлык что ни сделай оно не будет идеально.
Aguirre

Чорная месса

Сходил вчера на фильм ибо был заинтригован радикальной сменой имиджа Джонни Деппа и как оказалось участием Кэмбербетча который нынче востребован.
Фильм оказался так себе в плане зрелищности. В середине сеанса 2 человека ушло из зала. на 100 человек зрителей не много но все же факт.

Collapse )
Aguirre

Зачем cмотреть на чертовщину в упор

Наиболее адекватная статья про Балабанова.

Это было очень важно: где-то здесь (в Питере, недалеко!) живёт человек, заворожённый нашей (всеобщей) внутренней чертовщиной, всматривается в неё, оставаясь при этом "с этой стороны", и развивает метод делания её видимой, внятной, ощутимой. От этого не становилось легче жить с ней, но скорее понятнее становилось - где, как расположены эти дыры, откуда дышит чёртовщина. Есть мнение, что задача искусства - говорить о красоте, показывать лучшее, "поднимать вверх"; и тогда Балабанов снимал просто "чернуху", да к тому же эстетскую, артхаузную. Хорошо, искусство и для этого тоже, но Балабанов учил совершенно другому. Я помню, как несколько лет назад, в какой-то раз посмотрев "Войну", вдруг вздрогнул: это же не про Чечню, это про "Чечню в голове" - не напишу "голове каждого из нас" (к счастью), но почти каждого, это вот она, воображаемая и такая сладостная война, которая делает мужика мужиком, этакий интернационал хороших людей против людей плохих, но "интернационал", несуществующий в действительности. Но внутри каждого из нас точно сидит дрянь, которая мечтает о такой именно действительности. О её воплощении. Балабанов показывал (в точном смысле слова, показывал на экране - людям, которые так плохо умеют смотреть...), как мечты этой дряни незаметно прорастают сквозь наши глаза, меняя будто бы ясно видимый мир. Слишком даже неглядно всё.

Так в самом смешном (и страшном, потому что смешном) фильме Алексея Октябриновича "Брат-2" Одинокий Правильный Герой с Пушкой, на пути в логово главного злодея вдруг на неуловимые несколько секунд превращается в персонажа компьютерных игр, в которых мы радостно мочим пёстрых врагов и демонов (я играл в детстве в Doom, я его сразу узнал!) - а потом, замочив их всех, рассуждает, как все помнят, о том, что "сила в правде" (рассуждает, собственно, Человек с Пушкой перед безоружным человеком). Так в "Морфии" в утончённейшей дворянской гостиной вдруг нестройным подростковым голосом хозяйской дочери звучит двусмысленная песенка Вертинского, и на лицах хозяев мгновенно немеющий от нелепости этого зрелища зритель наблюдает самозабвенный восторг, не иначе как от предвкушения блестящего певческого будущего барышни.

Балабанов делал двойную работу, одновременно показывая, где, в каких общественных норах, в каких головах, в каких словах, действиях, эмоциях живёт и прорывается наружу эта нечисть, и - как мы эти же прорывы видим и ими же, что хуже всего, восхищаемся. Фанату "Брата", этого романтического монстра, должно в какой-то момент стать очень внутренне неудобно. Требуется определённое усилие, чтобы увидеть, что то, что тебе кажется лучшим проявлением человеческого (ибо красиво ведь!), оказывается вовсе и не человеческим; или "слишком человеческим", в общем, фашистским джинном или бесом.

Далее можно было бы предположить, что "чем дальше" человек от "этого" в точном смысле слова чёрт-знает-чего, тем менее эстетически привлекательны для него или неё балабановские истории, и тем более они интересны как исследования; но наставивать на этом - просто гуманистическая иллюзия.

Владимир Емельянов в своей записи о Балабанове назвал эту нечисть "фашистским джинном войны", и это, конечно, верно; неверно только, что, как далее сказано там же, этот джинн сидел где-то в будущем и выпущен был режиссёром наружу, впущен в наше настоящее. Да он всегда здесь, он никогда отсюда – по крайней мере, с этой земли – не уходил! И, оказывается, с ним тоже можно жить; но требуется быть внимательным и осведомлённым, чтобы мир вокруг тебя вдруг не начал прорастать зубами дракона. Иначе можно незаметно оказаться в мире джиннов войны, наилучшим образом визуализированном в "Кочегаре", с их (увы, слишком узнаваемой из повседневного уже опыта) неспособностью говорить, но способностью перерабатывать один другого (= "решать вопросы", как там говорят). Эта осведомлённость о близко стоящей чертовщине и именно о том, что она прорастает сквозь наши глаза, чего-то стоит.

Как писал Теодор Адорно, "триумфальная победа и поражение культуры состоит в том, что все забывается; уже толком не помнишь, а что же ты пережил, увидев фургон для ловли бездомных собак". Когда я смотрел два года назад балабановского "Кочегара", я позволил себе поверить, что что-то должно теперь измениться. Здесь, в этой стране, у этих людей, у нас всех. Так ясно показан мир людей, сквозь чьи мозги и голосовые связки проросла чертовщина. Вот он, совсем рядом! Как же можно теперь-это-не-увидеть? А ведь можно, да, оказывается, можно. И опять забыть, что они не только всегда здесь, но они слишком хороши собой.

Как хорошо, что до ухода у Алексея Октябриновича был ещё "Я тоже хочу". С его совершенной простотой и этой благодатью в конце, которая кому-то даётся, а кому-то нет, а даётся тому, кто, как в каком-то интервью сказал режиссёр, "страдал много". В общем, нужно ли было ещё показывать, как уйти из мира "Кочегара". Если подумать о всём его пути от "Счастливых дней " через "Войну" к "Кочегару" и "Я тоже хочу"... Это ведь не просто "смена киноязыка", как пишут в статьях, это целая жизнь, постепенное изменение зрения и зрительного (визуального) мышления. Вот это жизнь! Что рядом с этим - карьерные взлёты каких-то людей из "новостей", чьи-то многостраничные резюме...


А ведь все так и есть. Смотря все фильмы Балабанова при всей их наигранности не покидает ощущение что тебя разводят - разводят на лучших чувствах - справедливость, добро, правильность. Вроде все хорошо но понимаешь - лажа, не бывает так в жизни. - добро с кулаками рано или поздно становится злом...