October 30th, 2006

Aguirre

Манцов зажог

Все эти мысли пришли мне в голову во время просмотра телепередачи «Кбарьеру», где сошлись Александр Проханов и Михаил Барщевский. Случилосьтак, что я смотрел передачу кусками, фактически без звука, вслед занеотложными домашними делами перебегая из одной комнаты в другую. Такимобразом, мое впечатление носило исключительно физиогномическийхарактер, я вот даже не знаю, какая тема обсуждалась. Заметилследующее.

Проханов был серьезнее серьезного, отыгрывал на лице драматизм,местами переходящий в трагизм. Периодически обижался на оппонента илиже на ведущего, адресуя им недвусмысленные упреки вроде такого: «А вамвсе смешно да смешно!»

Напротив, Михаил Барщевский и его секунданты, равно как иведущий Владимир Соловьев, равно как и судьи, – выступали с позициилегкого иронизма, переходящего в неприкрытый сарказм. Они словнооберегали здравый смысл от неугомонного фантазера Проханова, ониразводили руками, приподнимали брови и апеллировали к очевидному: «Дачто же это? Какая невероятная глупость! Ха-ха-ха-ха!»

Повторюсь, вникнуть в суть спора не было никакой возможности. Ипотом, сегодня у нас наступило время смыслового вакуума, семантическогоопустошения: в результате непрерывной двадцатилетней болтовни все словавыжаты, все значения девальвированы, слышать необязательно. Я не питалаприорной склонности ни к одному из участников поединка, мне былопопросту все равно, кто из них окажется убедительнее и победит. Темразительнее перемена моего настроения к концу передачи! Я почувствовал,насколько один-единственный СЕРЬЕЗНЫЙ Проханов убедительнее своихмногочисленных и весьма сплоченных оппонентов. Улыбки превосходствапостепенно начинают вызывать раздражение, плавно переходящее внеприязнь.

Aguirre

карету Понюшкину, карету в желтый дом!