_mamuda_ (_mamuda_) wrote,
_mamuda_
_mamuda_

продолжение предыдущего....(не влезло)




Дублин
В течение первых двух недель с момента высадки британские власти в Дублине не могли прийти в себя от потрясения, вызванного вторжением французов. Случившееся убедило их в неизбежности заключения мира с Францией. Они знали, что части британской регулярной армии несут службу во множестве самых экзотических мест, расположенных очень далеко от Ирландии. Новый главнокомандующий, лорд Кархэмптон, был назначен лишь два месяца назад и еще не успел реализовать свой план общей мобилизации. Вспомогательные оборонительные части территориальной конницы, которые в большей степени были привязаны к конкретной местности, нежели милиция, вошли в общий состав сил лишь в октябре. Организация при формировании этих подразделений никуда не годилась. До сих пор мало кто из них получил форменное обмундирование, и никто точно не знал, окажут ли эти части помощь делу защиты королевства или станут помехой. Что касается Дублинской фондовой биржи, то еще перед Рождеством резкое увеличение количества требований к Английскому банку о возвращении вкладов внушало мрачные опасения, падение же Корка привело биржу к полному краху. В портах началась суматоха, поскольку зажиточные люди пытались перевезти свои семьи, а по возможности и ценности, в Англию.
Однако необстрелянные легионы Кархэмптона двигались все же в противоположном направлении — навстречу врагу. Тридцать один из его тридцати восьми отрядов милиции и многие ополченцы получили приказ сначала сосредоточиться в пяти военных округах, а затем продвигаться в сторону юго-западной оконечности острова. Дэл-римпл, который командовал Южным округом, получил указание по возможности удерживать Корк, а если это будет невозможно, то отходить к северу, что фактически и было сделано. Он должен был получить подкрепление в Лимерике от командующего Западным округом Смита. Между тем сам Кархэмптон должен был сосредоточить свои главные силы вдоль дороги, ведущей из Дублина через Карлоу на Клонмел и Ардфиннан, получив дополнительные воинские части от Кросби — командующего Восточным округом и Ральфа Дандаса — командующего Центральным округом. Лейк, с большей частью вооруженных сил Ольстера, должен был выступить из лагеря Блей-рис неподалеку от Лисберна, чтобы сыграть роль стратегического резерва.
Девятого января лорд Кархэмптон, прибыв в лагерь Ардфиннан в районе Клонмела, обнаружил, что противник уже обошел фланги правительственных войск. Французы не пошли на поводу у Дэлримпла, который пытался заманить их на дорогу, ведущую из Корка в Маллоу, и вместо этого решительно двинулись через Фермой в направлении Кейхира, что в пяти милях севернее Ардфиннана. В связи с этим британский главнокомандующий за ночь организовал поспешный отход своих войск к Клонмелу, где они заняли линию обороны вдоль реки Суир, прикрытую с тыла холмами, а старому городу была отведена роль передового плацдарма. Имея здесь более 6 000 своих лучших солдат, в число которых входили и три полка регулярной кавалерии, Кархэмптон считал свою позицию достаточно надежной и вспомнил, что даже Кромвель в 1650 году понес большие потери под стенами Клонмела. Его еще больше обнадежило то, что 10 января неоднократные атаки французской кавалерии на передовые линии обороны закончились безрезультатно, а главные силы пехоты противника, казалось, приближались очень осторожно и нерешительно. Впечатление полной военной неорганизованности врага усилило появление орущей толпы из нескольких сотен оборванных ирландцев, вооруженных пиками, видимо новобранцев, которые, рассыпавшись по флангам, продемонстрировали полное отсутствие строевой выучки и дисциплины.
Однако уверенность Кархэмптона быстро улетучилась, когда на исходе дня вдруг повалил снег, из-за которого резко упала видимость, а наступающие французы и ирландцы стали быстро приближаться. Один английский кавалерийский полк попытался атаковать, но неожиданно наткнулся на внезапно возникшую изгородь из столь презираемых пик. Артиллерия, расположенная за Клонмелом, оказалась вне пределов видимости, а та, что была в самом городе, успела сделать лишь два или три залпа, прежде чем артиллеристы вступили в рукопашный бой. Нападающие прорвались сквозь импровизированные баррикады, установленные во множестве мест, где городские стены обвалились. У западных ворот и на узких улочках завязалась яростная схватка. Немыслимая смесь криков французов и наводящих ужас воплей ирландцев приводила в трепет очевидцев, попавших в водоворот этих событий. 1ем не менее все могло бы обернуться против Гоша, если оы его противник был в состоянии видеть, что происходит. Но Кархэмптон в наступившей сумятице забрал себе подкрепления из восточной части города, не перебросив их в западную часть, хотя именно там положение было катастрофическим. Французы прорвались через Старый мост, повергнув в панику левый фланг и тыл англичан. Многие из одетых в красную форму солдат милиции вдруг вспомнили, что они тоже ирландские католики и что многие чиновники уклонились от службы в милиции, а землевладельцы — от службы в ополчениях графств. Несколько отрядов прекратили свое существование, так как солдаты под покровом ночи разбежались кто куда, предоставив организованно отступать лишь крепкому ядру армии, которое состояло из шотландских ополченцев, артиллеристов, стремившихся спасти свои орудия, и офицеров, которые остались без солдат. Две трети правительственных сил все же удалось собрать у Килкенни, приблизительно в тридцати милях к северо-востоку, но более 2000 человек были либо убиты, либо попали в плен, а большинство просто дезертировали. Гош потерял чуть больше 500 человек, причем число погибших практически поровну распределилось между французами и ирландцами. Гош одержал победу не менее замечательную, чем победа при Корке. Он смог пополнить разнородный артиллерийский парк генерала Дебелля еще несколькими орудиями, а множество трофейных ружей передал ирландцам, которые присоединились к его армии. Кроме того, он получил особое удовлетворение, отправив в Париж четыре взятых в бою вражеских знамени.
Чем дальше продвигался Гош, тем большее число местных жителей убеждалось как в существовании его армии, так и в том, что эта армия способна выигрывать битвы. Исчезала первоначальная подозрительность, и среди многих слоев общества внезапно стало принято проявлять некоторые намеки на нелояльность к королю Георгу III. Воинственный пыл территориальной конницы погас, и ее солдаты теперь не покидали своих домов, предоставив выполнение военных задач отрядам милиции и ополчения. Было даже одно вооруженное восстание недовольных протестантов в графстве Энтрим, расположенном в 250 милях к северу от Клонмела. В это время Гош как раз интенсивно пополнял ряды своей армии множеством ирландских добровольцев. Из 10 000 солдат, которые вошли Корк, 2000 остались в этом городе, чтобы организовать его оборону, набрать рекрутов, осуществить тыловое снабжение армии и создать новое городское управление. Однако к началу битвы при Клонмеле численность действующей армии вновь составила 10 000 человек. К этому времени он уже принял сдачу замка Килкенни и в течение суток — с 13 по 14 января — именно здесь находилась его ставка. Численность действующей армии достигла 12 000 человек, а численность гарнизона Корка удвоилась. Это было весьма своевременно, поскольку генерал Дэл-римпл теперь подумывал о том, чтобы своими силами вновь занять Корк, рассчитывая на то, что французы ушли, не оставив в нем значительных сил. Тринадцатого января Дэлримпл оставшимися в его распоряжении войсками, усиленными отрядами милиции из Голуэя, предпринял штурм города. Однако к этому времени уже пришли вести из Клонмела и в британском лагере стали распространяться упаднические настроения. Его солдаты воевали вполсилы, и их моральный дух окончательно упал, когда надежды на легкую победу не оправдались.
Тем временем Гош продвигался через Ати к Дублину, вновь обходя с флангов силы британцев, которые пытались блокировать дорогу в районе Карлоу. К этому времени Кархэмптон с горечью осознал, что недооценил скорость передвижения противника и численность его армии, а сам не сумел укрепить свои войска для того, чтобы противостоять главным силам французов. Семнадцатого января он оставил свои войска у Карлоу, поскольку теперь они уже оказались в тылу у французов, а сам поспешно отправился в Дублин, чтобы руководить новым сосредоточением войск, которые собирались в районе столицы. Чтобы усилить гарнизон, сюда с большей частью сил Ольстера прибыл Лейк, хотя для подавления восстания в Энтримему пришлось вернуть обратно четыре полка милиции.
Таким образомом, когда 19 января Гош тщетно призывал город сдаться, число его защитников превышало 10 000 чевек. Численно армия Гоша превосходила гарнизон Дубна примерно на 3000 человек, однако по количеству орудий французы заметно уступали противнику. К тому же они не могли препятствовать морскому сообщению Дублина с Британией. 21 января Гош предпринял стремительный штурм города, однако не сумел повторить успех, имевший место под Клонмелем. Атака была отбита, и, как писали лондонские газеты, «противник потерял тысячу человек». Началась длительная осада. Так прошел январь, а затем и февраль. В начале марта британцы удерживали лишь небольшие островки территории Ирландии: Дублин, Белфаст, Лондондерри и Лимерик, которые с одной стороны были окружены врагами, а с другой — равнодушными морскими волнами. Безусловно, имели место и активные действия, такие, например, как попытка Кросби, в распоряжении которого находились войска, разбитые при Клонмеле, взять Корк. Морские пехотинцы, которых в этом районе высадил флот, давали ему численное преимущество, однако в конечном счете он добился не боль-ших успехов, чем Дэлримпл. Затем из Портсмута прибыли 5000 солдат регулярной пехоты, которые должны были отправиться «на верную смерть» в составе экспедиционных сил Аберкромби в Вест-Индию. Солдаты были рады тому, что получили отсрочку, но оказалось, что они совершенно не приучены к военной жизни и еще не привыкли к дисциплине, поэтому их пьяная радость, вызванная отправкой в Дублин, никак не могла приблизить снятие осады. Этот эпизод стал лишним доказательством (если еще были нужны доказательства) того, что мистер Питт уже исчерпал все ресурсы личного состава. Флот Бридпорта все еще господствовал в Ирландском море, однако войск, которые можно было бы отправить через это море в Ирландию, оставалось уже слишком мало.
Мыс Сан-Висенти
Но даже британское господство на морях недолго оставалось бесспорным, поскольку французский флот к концу января вновь готов был вступить в бой. Несмотря на активные действия британских кораблей, французы были в состоянии обеспечить стабильную доставку небольших подкреплений Гошу, в том числе и переброску небезызвестного «Черного легиона» американца Тейта. Этот легион был сформирован, из уголовников и дезертиров. Первоначально планировалось, что они сожгут дотла сначала Бристоль, а затем Ливерпуль. Однако ввиду ситуации, сложившейся в Ирландии, их «мастерство» поджигателей должно было найти другое применение, а именно — Уэксфорд. Местное население плохо к ним отнеслось, но это не давало повода сдаться, так и не причинив противнику никакого ущерба. Так или иначе армия Гоша теперь могла получать значительные подкрепления, особенно после того как 2 февраля Бонапарт захватил Мантуго. Однако наибольшие опасения у англичан вызывало то, что основные силы испанского флота, в составе не менее двадцати семи линейных кораблей, вышли из Средиземного моря. Эта армада явно превосходила британскую блокирующую эскадру в составе пятнадцати кораблей, которая базировалась в Лиссабоне. Вице-адмирал сэр Джордж Кит Эл-финстоун, который только что сменил Джервиса, и его флагман Каддер, сосчитав количество кораблей противника, благополучно появившихся в районе мыса Сан-Ви-сенте1 туманным утром 14 февраля, оставили всякую мысль о сражении. Скорее всего, британцы проиграли бы его, но даже если бы им удалось выиграть, все равно более десятка кораблей противника смогли бы продолжить свой путь в Брест, где они соединились бы с силами французского флота. Элфинстоун позволил им беспрепятственно уйти и следовал за ними на приличном расстоянии. Лишь коммодор Нельсон, который командовал 74-пушечным кораблем «Кэптен», восстал против пассивных действий. Он заявил, .что это было бы просто немыслимо при Джервисе, и самовольно в одиночку атаковал могучий 136-пушечный «Сантиссима Тринидад», явно в надежде на то, что это приведет к активным действиям Других кораблей эскадры. Но, увы, испанский гигант лишь брезгливо отмахнулся от этой атаки. «Кэптен» лишился мачт и был вынужден спустить флаг. Таким образом, больше ничто не мешало адмиралу Кордове вести испанскую армаду в Брест. Оттуда в начале марта он без особых трудов смог совершать рейды в пролив Св. Георга и рландское море, тем самым препятствуя перевозкам британских войск в Дублин и защищая перевозки французских войск, предназначенных для усиления армии генерала Гоша. Еще большие опасения Лондона вызывало то, что Кордова теперь вполне мог сорвать каботажные морские перевозки вдоль всего западного побережья Англии, Уэльса и Шотландии. Теперь ие надо было сжигать дотла Бристоль или Ливерпуль, как это предлагал Тейт, поскольку эти города были бы не в состоянии выполнить свои экономические функции, если бы были перерезаны морские пути, ведущие к ним. Все эти обстоятельства не могли не повлиять самым губительным образом на состояние финансов. Английский банк уже прекратил выплаты в полновесной монете, и теперь все более реальной становилась угроза прекращения всех видов выплат вообще.
Мыс Трафальгар
После падения Мантуи и прибытия испанского флота в Брест революционная Франция недолго продолжала войну. 18 апреля в Леобене Австрия подписала предварительные условия мира, что в дальнейшем привело к заключению 18 октября мирного договора в Кампо Формио. Тем временем осада Дублина разрешилась без особого кровопролития заключением перемирия в Килмейнхайме 24 марта. Это перемирие привело к Лилльскому мирному договору, который был подписан 3 сентября. В Англии все надежды возобновить войну в апреле и мае были разрушены мятежами матросов военно-морского флота в Спитхэде и Норе. В конечном счете они привели к замене крайне непопулярной консервативной администрации Питта коалицией вигов под предводительством Фокса и Портленда. Теперь пришлось соглашаться со многими условиями мирного договора, которые лорд Мальмсбери прежде отвергал, хотя взамен признания независимости молодой Ирландской республики, во главе которой стоял Уолф Тоун, хитрые островитяне получили ряд уступок. Сохранялась беспошлинная торговля республики с Бристолем и Ливерпулем, а также арендная плата землевладельцам, живущим теперь в Англии. Тем не менее, на Ирландию уже не распространялось суровое британское судопроизводство и закончилось присутствие английской-армии. Как это ни удивительно, но в Ирландии оппозиция этим соглашениям была ничтожна и многие представители англо-ирландского дворянства (такие, как Ричард и Артур Уэллесли) стали честно служить правительству Ирландской республики.
Мир принес благословенный покой, который продолжался тридцать лет, — и не только в Британии, где война главным образом нанесла ущерб экономике, доведя ее до состояния крайнего напряжения, но и во Франции, где ущерб измерялся в гораздо большей степени кровью и политическими потрясениями. Как и предполагалось, мир содействовал расцвету французской демократии, свободной от ужасов военной тирании или изощренных социальных экспериментов, которые сопровождались всеобщей военной мобилизацией. В результате проведенных весной выборов к власти пришло благоразумное и умеренное правительство. Надежды армии и крайних левых рухнули, когда в сентябре (фруктидоре) окончилась неудачей попытка переворота. Генерал Гош прославился как защитник свободы, а Бонапарт, который мог стать узурпатором, эмигрировал, будучи жестоко оскорблен, как и Ла-файетт и Дюмурье, которым досталась похожая участь. Между тем после пяти лет напряженных военных действий армии и флоты европейских государств смогли наконец уйти с политической сцены. Всех офицеров, за исключением самых преданных и надежных, теперь можно было отправлять в отставку. Границы снова открылись, что способствовало быстрому возрождению международного общения и торговли.
*акои была обстановка, когда 21 октября 1805 года коммодор Нельсон, которому выплатили лишь половину положенного выходного пособия, случайно встретился с опозоренным генералом Бонапартом. Эта встреча произошла на термальных источниках недалеко от мыса Трафальгар, что на юго-западе Испании. Они пили, предавать ностальгическим мечтам обо всех славных победах, которые могли бы одержать, если бы только в результате выборов к власти не пришли проклятые политиканы и если бы не было этого чертовски противоестественного европейского мира.
В реальности
В основе моего очерка лежат как подлинные исторические факты, имевшие место в Ирландии, так и реальные тенденции развития европейской стратегии того времени. Я попытался использовать реальную историческую топографию и включил в свое повествование подлинные воинские части того времени. Все действующие лица, имена которых упоминаются в моем изложении, на самом деле жили в то время. Однако печальная преждевременная кончина Джервиса, который вскоре получил титул графа Сент-Винсента, является первым «альтернативным» фактом, сыгравшим значительную роль в моем изложении. В действительности здоровье стало подводить Джервиса только после того, как он подавил мятеж, вспыхнувший на флоте в 1797 году, но даже после этого он прожил еще двадцать шесть лет, и умер лишь в 1823 году. Он прибыл в Лиссабон только 22 декабря, однако ради художественного единства времени, места и действия я на неделю приблизил это событие. Второй «альтернативой» стало то, что туман, сгустившийся 19 декабря, чудесным образом растаял. После этого мы неизбежно оказываемся в новой исторической реальности.
Капитан Фустель, судя по всему, дважды получил взятку. Его «небольшие ошибки в навигации» имели колоссальное стратегическое значение, поскольку лишили армию ее командующего. Ввиду отсутствия Гоша его войска так и не высадились в заливе Бантри. Тем не менее большинство современных историков допускают, что если бы они высадились, то действительно быстро бы взяли Корк. И даже ирландские пикейщики сыграли бы свою роль, так как в действительности они в мае 1798 года в Лейнстере дважды отражали атаки британских драгун1.
Реально имевшие место беспорядки 1798 года были подавлены без особого труда и почти без применения кавалерии, что резко отличается от драматического успеха описанного мной восстания 1797 года. Необходимо помнить, что в действительности британцы предприняли значительные меры по укреплению обороны Ирландии лишь после того, как французская экспедиция в залив Бантри закончилась неудачей. Эти меры были прямым следствием неудачной экспедиции Гоша. Что касается Юмбера, то он в 1798 году произвел высадку лишь тысячи французских солдат, что составило одну десятую от той армии, с которой Гош мог бы ступить на берег Бирхейвена.
В реальности войска Тейта не были в Уэксфорде, а высадившись 24 февраля 1797 года в Фишгарде, на юго-западе Уэльса, вскоре капитулировали. Что касается адмирала Джервиса, то он, не обращая никакого внимания на количество кораблей испанского флота, появившегося у мыса Сан-Висенти, атаковал их и одержал знаменитую победу. Вице-адмирал Кит, наоборот, получил репутацию чрезмерно осторожного флотоводца, когда в 1799 году на Средиземном море лишь создавал видимость борьбы с адмиралом Бргои. Следовательно, мы имеем все основания усомниться в том, что 14 февраля он вступил бы в сражение с противником, если бы командование британской эскадрой перешло к нему. Мятежи на флоте действительно угрожали правительству тори падением, однако, поскольку они не сопровождались потерей Ирландии, правительство смогло удержаться. Кроме того, умеренные во французской Директории сделали почти все, чтобы вызвать бурю фруктидора, не хватило лишь самой малости.
В изложении этих знаменательных событий мне особенно помогли Энди Кэллан, Майк Кокс, Джулиан Хамфрис, Джонатан Норт и Нед Уилмотт, которым я весьма благодарен за их ценные советы и предоставленные мне сведения. Кроме того, оказалось весьма полезным с помощью Ричарда Маддера применить к этим предполагаемым военным операциям теорию военных игр. Особенно полезными были консультации некоторых нынешних жителей района Бантри. Я хотел бы поблагодарить Майкла Дж. Рролла из книжного магазина в Бантри и его тезку из Корка; Руперта Тэнсли из Общества Искусств Бантри, а также Джима О'Салливана из Каслтаун Биа (бывший Бирхейвен).
Боевые порядки
Первая высадка в середине декабря 1796 года
1-й Свободный легион 1-го Западного округа (Красный легион) (три батальона, один эскадрон и артиллеристы).
94-я полубригада (три батальона). 27-я полубригада (два батальона).
Гренадерские роты 81-й и 94-й полубригад.
24-я полубригада (три легких батальона).
Иностранная бригада — в основе французские гренадеры, после высадки доукомплектована ирландскими новобранцами:
Полки (два батальона)
Фердьют 224 чел.
О'Мира 143 чел.
Ле Шатр 155 чел.
Де Ли 90 чел.
Конные егеря де Ламоро (29 чел.).
1-й Экспедиционный корпус (124 чел.).
Вспомогательные роты (451 чел.).
7-й полк конных егерей (один эскадрон).
б-й гусарский полк (два эскадрона).
10-й гусарский полк (один эскадрон).
12-й гусарский полк (два эскадрона).
Проводники (33 чел.).
Артиллеристы (1000 чел.).
Вторая высадка планируемая в конце декабря 1796 года
27-я полубригада (один батальон). 46-я полу бригада (три батальона). 52-я полубригада (четыре батальона). 81-я полубригада (три батальона). 34-я полубригада (четыре батальона). 94-я полубригада (один батальон, спасшийся после кораблекрушения).
7-й полк конных егерей (один эскадрон). Кавалерия добровольцев (пять эскадронов).
Силы полковника Тейта, высадившиеся в феврале 1797 года.
2-й Свободный легион 1-го Западного округа (Черный легион) (двенадцать рот, в том числе две гренадерских).
БИБЛИОГРАФИЯ
Alison, Archibald. History of Europe from the Commencement of the French Revolution to the Restoration of the Bourbons . Edinburgh and London, 1856.
Blackstock, Alan. An Ascendancy Army: The Irish Yeomanry 1796-1834. Dublin, 1998.
Carroll, Michaeljohn. A Bay of Destiny. Bantry. Cork, 1996.
Ferguson, Kennetk.The Road to Waterloo. London, 1990.
Flanagan, Thomas. The Year of the French. New York, 1980.
Jones, Colin. The Longman Companion to the French Revolution. London,1988.
Lavery,Brian.Nelson's Navy: The Ships,Men and Organisation 1793-1815. London,1989.
McAnally, Hem. The Irish Militia 1793-1816: A Social and Military Study. Dundalk, 1949.
Lloyd, Christopher. St Vincent and Camperdown. London, 1963.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments