Tags: воспоминания

фото  №3

История одной кошки

Была у меня в жизни одна-единственная кошка.
Единственная - потому что все остальные, жившие у нас практически всю жизнь, были коты. Появилась она совершенно неожиданно.
Было это осенью 96-го. У мужа на работе, в здравствовавшей тогда редакции "Экспресс-Хроники" появился котёнок. Вернее, он появился в соседней конторе. Был человек, который мечтал иметь кошку от Куклачёва и друзья устроили ему такой подарок. Но у того то ли обстоятельства резко изменились, то ли он передумал, но котёнка, кошечку, он не взял. Она моментально стала "дочерью полка" и любимицей соседствующих контор.
У нас тогда была собака, шотландский сеттер Кольт и кошку брать мы не собирались. Хотя, шестилетняя Анька и девятилетний Данила очень просили котёночка. Да и я в душе гораздо больше кошатница, чем собачница. Но брать кошку к собаке мы не хотели, срабатывал известный стереотип.
Collapse )
фото  №3

Весь день меня точит...

Мама родилась в 1924-ом году в Нижнем Новгороде. Скоро семья переехала в деревню во Владимирской области. У мамы были старшие брат и сестра и три младших брата, то есть, всего шестеро.
Мама закончила семилетку и поступила в училище, которое готовило связистов. Изучила азбуку Морзе и подобные ей премудрости, мечтала учиться дальше, но наступила война. И как только  в начале 42-го  маме исполнилось восемнадцать, её забрали на фронт. Я очень плохо представляю себе маму в её восемнадцать. Я сама взрослела долго, а моя 23-летняя дочь кажется мне ребёнком и ручным кроликом, хотя она девица вполне самостоятельная и независимая.
Мама вспоминала, как её отдирали от бабушки - пальцы свело и оторвать долго не могли. В училище она поступала вместе с соседкой и подружкой Валькой, над которой тоже нависла мобилизация, но её отец отвёл кому надо и куда надо овцу и Валька осталась дома. Овцы в хозяйстве были, но мой дед был председателем колхоза и такого себе позволить не смог.
Брата маминого тоже призвали, он пропал без вести в 43-ем. Младшие уцелели.
Collapse )
фото  №3

Другая сторона открытки

Прочитала сегодня у Ирочки про открытки. Во многом готова согласиться с ней, но давно собиралась рассказать, как я не люблю открытки. Нет, не настолько, чтобы их в руки не брать, я их в лагерь мужу посылала - всякие художественные серии и виды Москвы и Питера... Но письма всегда были главнее, я их за три с половиной года написала около восьми сотен - письма пропадали время от времени и приходилось их нумеровать. Открытки - исключительно для украшения серых лагерных будней, там дефицит цвета всегда. Но я обычно вкладывала их в конверт с письмом, не оскверняя надписями.
Дело в том,  что я с детства привыкла относиться к открыткам, посланным без конверта, как к мусору. И легла некоторая тень на все открытки вообще. Подружки собирали - и с артистами, и с животными, меня же это оставляло совершенно равнодушной. Потому что у меня был секрет, о котором мало кто знал.

Collapse )

фото  №3

Луч подагры

В связи с таинственной болезнью президента вспомнилось. Зимой 80-го мы были в ссылке, в Якутии. С работой там было плохо, но Саше удалось на  время устроится в фельдшерский пункт при каком-то поселковом предприятии.
С медициной там тоже было скверно, но, поняв, что новый фельдшер приветлив, участлив, лечит всех при самых скудных возможностях и даже в Москве лекарства заказывает в особо сложных случаях, народ массово пошёл лечиться.
Однажды пришёл к нему мужик и, потоптавшись у порога и помявшись, задал вопрос:
- А подагра - это очень опасно?
Саша, видя его волнение, стал его успокаивать, что неприятная, конечно, вещь, но вполне лечится и качество жизни можно улучшить многократно, что подберём лекарства и подлечим... С грустью выслушав всё это, мужик сказал упавшим и утратившим надежду голосом:
- Подагра не у меня, подагра у Брежнева. Я думал, он умрёт от этого...
фото  №3

Вспомнилось сегодня:

 В середине семидесятых мой малолетний племянник однажды пришёл из детского сада насквозь пропитанный коммунистической пропагандой. Был холодный ноябрьский день, а разгорячённый малыш прыгал и размахивал красным детским флажком.
Надо заметить, что в одной из комнат у нас висела на стене дивная деревянная сова работы художника Почечуева. Андрюшенька, едва войдя в дом, не раздеваясь и никому ничего не объясняя, ломанулся к сове, влез на стул и стал прилаживать флаг к деревянной птице. На наше недоумение чётко сформулировал: 
- Флаг -то совейский, значит, должен быть на месте, на сове.
Да, к чему это я вспомнила-то... 

Collapse )

фото  №3

Флора и фауна восточной Якутии

Наш якутский домик не весь был нашим, пополам с соседями. Но входы у нас были разные, с разных сторон дома, и участочки крохотные. Наш одним краем выходил на ручей с громким названием Ампор, но ручей он напоминал только весной, когда с гор текла талая вода. Правда, в других частях посёлка он набирал некоторую силу - именно на мостике через него мы впервые увидели северное сияние.
Во дворе росла  удивительной красоты трава. Невысокая, но очень густая, она ещё ранним летом выпускала пушистые метёлки, за которыми было не видно зелени. Потому что были эти метёлки дымчато-розовые и, когда ветер их трогал, ходили волнами. Там, в вечной мерзлоте немногие растения живут, но если уж выживают, их не выведешь. С культурными растениями совсем сложно. Там живёт множество людей из средней полосы России и с Украины и тоска по земледелию их не оставляет. Они строят теплицы и редкие умельцы выращивают в них розы, арбузы и виноград. Местных арбузов и винограда (и не местных тоже) я не видела, только читала о них в книжке про наш посёлок, а вот розы - невестин букет - у меня были самые настоящие.

Collapse )
фото  №3

Про любовь.

Навеяло просмотром классики итальянского кинематографа.

Весной 81-го года мы с маленьким Марком поселились в деревянном домике в маленьком городе, что называлось "на сто первом километре". В Москве, куда я вернулась из Якутии после второго ареста мужа, в квартире, где жили мои близкие, и где прошла вся моя жизнь до отъезда в ссылку, жить мне больше не полагалось, милиция устраивала проверки паспортного режима чуть ли не ежедневно, вернее, еженощно и порядком измотала моих родственников. Мужья наши, мой и сестры, сидели по политическим статьям, из мужиков остались семилетний племянник и полуторагодовалый Марк. Кое-как мы пережили ту зиму, а весной  был куплен этот дом. Он оказался нашим пристанищем на следующие десять лет жизни, сюда из лагеря вернулся муж и там у нас родилось ещё двое детей.
Мы переехали туда в мае и первое лето было временем открытий, усваивания деревенских хитростей, привыкания к новой жизни. Очень многое для меня, человека абсолютно городского, было совершенно неизведанным.

Collapse )
фото  №3

Куда уходит детство...

Дивный сайт я нашла. Там, гуляя по карте, можно найти старые и очень-очень старые фотографии. Если увеличивать карту, появляются разноцветные точки - они-то и есть места, в которых сделаны фотографии.
Вот это - Халтуринская улица в 1965-ом году. Если не поворачивать вместе с трамваем на Халтуринский проезд (тогда он назывался Гоголевской улицей), а пройти вперёд ровно один квартал, то есть всего несколько домов - там, на углу Халтуринской и Лермонтовской стоял дом моего детства. Всё давно перестроено, всё не так. Когда мне было тринадцать, все эти дома сломали и мы оттуда переехали.
Мне иногда сниться, как я иду именно по этому месту, и перехожу трамвайную линию, и оттуда уже видно дом, принадлежавший ещё моему прадеду. Он двухэтажный и его видно  с этой точки. Я слышу, как звенит трамвай на повороте.  После поворота проезжая часть сужается и между ней и тротуаром посажены тополя. В угловом доме, крышу которого видно за трамваем, жил мальчишка, с которым я училась в первом классе и который мне ужасно нравился.
Господи, как душу перевернуло...


фото  №3

"Дура ты, дура..."

- Дура, я дура!
Но неугомонная романтическая душа не даёт покоя. 33 года назад, весной 79-го,  волею судьбы и Комитета Государственной Безопасности мы с мужем обживались в маленьком якутском посёлке. С наступлением относительного тепла мы купили себе велосипеды, раскрасили их ярко и весело, на передних рамах вывели их имена: мой - Дисси, его - Дент и, прихватив какой-нибудь еды и термос с горячим чаем, выезжали из посёлка. Была традиция - на выезде включать на маленьком магнитофоне, который прятался у мужа под курткой, песню "Распутин" модной тогда группы "Boney M".  До сих пор, как услышу её, время отбрасывает меня туда... Мы проезжали по Колымской трассе в сторону Магадана километров десять и сворачивали в распадок между двумя сопками. Это было смешное место. Какие-то странные люди,  в соответствии со своими представлениями о красоте, на круглых сопках очень высоко вывели белым надписи: на одной:  "Берегите лес от пожара", на другой: "Слава КПСС!". Был такой известный нам ракурс, в котором с дороги можно было прочесть "Берегите лес от КПСС!". В этом месте, гревшем наши диссидентские души, мы и сворачивали.
Collapse )

фото  №3

Житие мое...

Третий день без горячей воды, ещё  семь дней осталось - всего-то. Непрерывно вспоминаю, как десять лет прожила вообще без воды в доме, она была в колодце во дворе. Каждый день её надо было приносить и, соответственно, выносить. И как-то само собой всё это было,  вёдра в руки - и вперёд...
Усугубляет эти воспоминания то, что в первый день отключения на кухне сломался смеситель. При поднятии ручки вода течет не только из крана, а из основания смесителя во все стороны и, что самое печальное - вниз под раковину (соседи, держитесь!) Поэтому носим воду из ванной в кухню, чтобы согреть и обратно в ванную - там у нас теперь помыв всего, в том числе и посуды. Завтра пойду искать новый смеситель. Купила бы через интернет, есть хорошие предложения, но что-то боюсь. Кто-нибудь покупал?
Кроме того вопрос тем, кто в этом разбирается: надо ли ждать включения горячей воды, чтобы установить новый? Ну, хотя бы чтобы его проверить в работе?
Ко всему вспомнила из маминых рассказов о войне, что бывали времена, когда на фронте им выдавали по литру  воды на человека , чтобы помыть голову. Конечно, все девчонки стриженные были, но не наголо ведь! У мамы были вполне симпатичные кудряшки. И ведь, говорила, что хватало им того литра...