_m_u_ (_m_u_) wrote,
_m_u_
_m_u_

Category:

Домашний врач и больница.

На прошлой неделе маму сильнее, чем обычно, стало беспокоить сердце и появилось тяжелое хриплое дыхание. В четверг утром я вызвала домашнего врача. Пришел он вечером. Измерил давление, которое редко последние месяца полтора опускалось ниже 180/90, и говорит - 120/80. Как это, спрашиваю? Утром же было 195/95! Это у вас аппарат, отвечает. Перемерил. Уже стало 160/80. Два раза приложил фонендоскоп к спине, два - к груди. Все хорошо! Да какое ж хорошо, если мама дышать не может толком?! Ладно. Спрашиваю, можно ли сделать кардиограмму. Можно, нет проблем. А на дому можно? Нееет, это очень сложно, он может дать направление в больницу.Ладно, давайте направление. В пятницу утром маме стало еще хуже, я вызвала машину (а поскольку мама в инвалидном кресле после инсульта,- специализированную) на половину девятого утра. В 8.25 они уже позвонили в дверь. Думала, они повезут ее в ее же кресле,- нет, пересадили в свое. Пристегнули к креслу ремнем безопасности.Прямо с этим креслом поставили внутрь микроавтобуса и закрепили расположенными в полу креплениями.Подъехали к дверям больницы, выгрузили, ввезли в коридор, пересадили в больничное кресло, отвезли в кабинет, пересадили в кабинетное кресло около кардиографа.Сразу подвели маме кислород. Минут десять женщина заполняла бумаги, потом пришел еще один медик и начал снимать кардиограмму, пока мы продолжали с бумагами. Сняли кардиограмму, сразу ввели что-то внутривенно.Спрашиваю, что. С готовностью ответили - аспирин и гепарин. Из этого кабинета перевезли в кабинет УЗИ, потом на рентген. Наконец, увезли в палату интенсивной терапии, куда позвали и меня в качестве переводчика, только халат дали надеть.Подключили к кислороду, на руке манжета тонометра и каждые минут двадцать автоматически замеряется давление и выводится на монитор.Под ноги позаботились подложить подушку-валик, чтобы не соскальзывала вниз.Белоснежное белье в тонкую зеленую полоску. В вену на тыльной стороне ладони пристроили такую штучку, чтобы каждый раз не искать вены, истыкивая все руки, а открыл заглушку, ввел что надо, или там капельницу, закрыл.Все, порядок. Происходящее в палате отслеживала камера,выводящая изображение к посту на мониторы.
Френды из Союза меня поймут... Уж не знаю, как обстоят дела в России, а на Украине больным не начнут заниматься, пока не не заплатишь. А направляясь в больницу, надо тащить с собой все, начиная от постельного белья. О лекарствах, шприцах и системах для внутривенных я уж не говорю - все покупается самостоятельно. Да еще надо бдительно следить, чтоб тебе ввели именно твое дорогое лекарство, а не подменили легким движением руки на какую-нибудь дешевку. А если идет человек на операцию, то нужна еще груда перевязочных материалов чуть не на полк народу... Короче, необходимо брать с собой ВСЕ!И кроме того, надо оплачивать каждый шаг врачей, медсестер, санитарок, и все равно никакой уверенности, что к больному подойдут в случае надобности, нет.
Уже к полудню маме стало легче дышать, а меня выперли, сказав, что можно приходить только в приемные часы - с трех. Когда пришла, обнаружила на столике рядом с кроватью что-то вроде небольшого блокнота с картинками, где было изображено все, что может потребоваться больному. Или наоборот, от чего он может отказаться. Например, нарисована свинья, а рядом на странице перечеркнутая свинья - мусульман-то много. Или корова - и тут же перечеркнутая корова, это, наверное, для индусов. Или молоко и перечеркнутое молоко.
Через сутки маму перевели уже в обычную четырехместную палату. Там уже потребовались туалетные принадлежности, мыло, махровая варежка, которую медсестра каждое утро намыливала и обтирала маму с головы до ног, а потом вытирала насухо. Я имею в виду, что их нужно было принести из дому. Кормили превосходно, причем у диабетиков отдельное меню. На десерт то штук шесть ягод клубники, то киви, то мандарин, дыня, груша. Меню в разные дни не повторялось.Постельное белье менялось ежедневно.
Через неделю в пятницу вечером мне позвонила медсестра и предупредила, что завтра маму выписывают и я могу приехать за ней. Говорю, что у меня нет машины. А, хорошо. А буду ли я завтра дома, ее доставят. Буду. Привезли. Снабдили тремя конвертами. В одном - бумаги для домашнего врача. В другом - шприц-карандаш с инсулином, в третьем - таблетки на остаток субботы и воскресенье.
И еще. Когда выписалась мамина соседка, я наблюдала, как приводится в порядок ее кровать. Сняли использованное белье. Матрас обтянут непромокаемым пластиком. Его протерли влажной тряпочкой и высушили. Натянули свежее белье. Накрыли всю кровать большим пластиковым чехлом. Излишне говорить, что у кроватей поднимается все ложе и отдельно изголовье. Влажная уборка в палате производится раз пять в день.
Посреди палаты висят под потолком два телевизора, у каждого из пациентов есть наушники. На тумбочке около больного стоит бутылка минералки и следят, чтобы вода была постоянно. На кронштейне тумбочки - телефон, который можно подключить за 10 евро в месяц,кажется, и пультик с кнопками вызова медсестры, управления каналами радио и телевизора, ну и, естественно, громкостью в наушниках.
Когда я вспоминаю, как мама лежала с инсультом в лучшей платной больнице Харькова, где один день пребывания стоил 20 долларов, три четверти ее тогдашней повышенной пенсии,а отношение было таким же хамским, как в бесплатной больнице, и я уходила оттуда полумертвой, потому что мама ни о чем другом не могла говорить,кроме просьб об уходе из жизни... Боже мой, изменится ли когда-нибудь что-нибудь у нас там!







Tags: Жизнь в Германии, медицина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments