August 2nd, 2010

я

Не надейтесь избавиться от книг! из предисловия Жан-Филиппа де Тоннака

"Вот это убьет то. Книга убьет здание."

Наши "каменные Библии" не исчезли, но совокупная продукция всех рукописных, а затем и печатных текстов, этот "муравейник умов", этот "улей, куда золотистые пчелы воображения приносят свой мед", внезапно в конце Средневековья весьма понизил их в звании. Точно так же, если электронная книга в конце концов получит признание в ущерб печатной книге, врядли первой удастся изгнать вторую из наших домов и наших привычек. Так что e-book не убьет книгу. Так и Гутенберг с его гениальным изобретением не сразу отменили рукописные книги, а те, в свое время, торговлю папирусными свитками или volumina. Практика и привычки сосуществуют, и для нас нет ничего приятнее, чем расширить гамму возможностей. Разве кино убило живопись? Или телевиденье - кино? Так что добро пожаловать, графические планшеты и периферийные устройства чтения, обеспечивающие нам доступ с одного экрана к теперь уже оцифрованной всемирной библиотеке.
Вопрос скорее в том, как чтение с экрана изменит то, к чему мы привыкли, листая книжные страницы? Что мы выиграем от этих новых маленьких книжек, а главное, что потерям? Возможно, отжившие привычки. Некую сакральность, окружавшую книгу в нашей цивилизации, положившей ее на алтарь. Особые интимные узы между автором и его читателем, которые неизбежно разрушит понятие гипертекстуальности. Идею "закрытости", которую символизировала книга, а значит, по всей видимости, и некоторые читательские привычки. "Разрывая старые связи между мыслью и ее материальным воплощением, - заявлял Роже Шартье в своей вступительной лекции в Коллеж де Франс, - цифровая революция обязывает нас к радикальному пересмотру всех действий и представлений, которые мы ассоциируем с письменным словом." Вероятно, однажды это стало глубоким потрясением, но мы начали от него оправляться.