February 27th, 2006

я

не удержалась и уволокла с фотолайна

Если новое искусство понятно не всем, это значит, что средства его не являются общечеловеческими. Искусство предназначено не для всех людей вообще, а только для очень немногочисленной категории людей, которые, быть может, и не значительнее других, но явно не похожи на других.
Прежде всего, есть одна вещь, которую полезно уточнить. Что называет большинство людей эстетическим наслаждением? Что происходит в душе человека, когда произведение искусства, например театральная постановка, "нравится" ему? Ответ не вызывает сомнений: людям нравится драма, если она смогла увлечь их изображением человеческих судеб. Их сердца волнуют любовь, ненависть, беды и радости героев: зрители участвуют в событиях, как если бы они были реальными, происходили в жизни. И зритель говорит, что пьеса "хорошая", когда ей удалось вызвать иллюзию жизненности, достоверности воображаемых героев. В лирике он будет искать человеческую любовь и печаль, которыми как бы дышат строки поэта. В живописи зрителя привлекут только полотна, изображающие мужчин и женщин, с которыми в известном смысле ему было бы интересно жить. Пейзаж покажется ему "милым", если он достаточно привлекателен как место для прогулки.
Это означает, что для большей части людей эстетическое наслаждение не отличается в принципе от тех переживаний, которые сопутствуют их повседневной жизни. Отличие - только в незначительных, второстепенных деталях: это эстетическое переживание, пожалуй, не так утилитарно, более насыщенно и не влечет за собой каких-либо обременительных последствий. Но в конечном счете предмет, объект, на который направлено искусство, а вместе с тем и прочие его черты, для большинства людей суть те же самые, что и в каждодневном существовании, - люди и людские страсти. И искусством назовут они ту совокупность средств, которыми достигается этот их контакт со всем, что есть интересного в человеческом бытии. Такие зрители смогут допустить чистые художественные формы, ирреальность, фантазию только в той мере, в какой эти формы не нарушают их привычного восприятия человеческих образов и судеб. Как только эти собственно эстетические элементы начинают преобладать и публика не узнает привычной для нее истории Хуана и Марии[5], она сбита с толку и не знает уже, как быть дальше с пьесой, книгой или картиной. И это понятно: им неведомо иное отношение к предметам, нежели практическое, то есть такое, которое вынуждает нас к переживанию и активному вмешательству в мир предметов. Произведение искусства, не побуждающее к такому вмешательству, оставляет их безучастными.
Collapse )

Хосе Ортега-и-Гассет. "НЕПОПУЛЯРНОСТЬ НОВОГО ИСКУССТВА", фрагмент главы из книги "Дегуманизация искусства".
я

розыскивается стихотворение

Было детское стихотворение про ребенка, который боялся приведений, и походу идет их разоблачение.
Помню только сам факт существование сего произведения, ни автора, ни строчки...
Кто подскажет?
я

ивасевское

<td>Вот и кончен февраль, и опять в переходе метро Бородатый мужик продает проездные билеты. И Госкомгидромет нам сулит перемену ветров, И весь город уже начинает готовиться к лету. </td> <td> Ах, злодейка-зима в этот год нам дала прикурить – Напустила пурги, да такой, что достала до сердца. Нас морозило так, что не хочется вслух говорить. Нам до новых снегов от зимы бы успеть отогреться. </td> <td> И без лишних обид с февралем распрощаемся мы. Видно, нам холода кровь на жидкий азот заменили. Мы до новых снегов не залижем все раны зимы И не сменим мотор у уставшего автомобиля. </td> <td> Вот и кончен февраль, остаются последние дни. Извини уж, зима, но не вечны твои именины. Ах, Госкомгидромет, теплым ветром меня не дразни. Бородатый мужик, подари мне счастливый единый. </td>