September 25th, 2010

Не такие

С утра чья-то девочка
Пока не встретишься, не думаешь о них, стараешься отогнать случайно залетевшие мысли, успокаиваешь себя "чья-то" и только где-то внутри тошнит от того, что толку лично от тебя ноль. И не потому, что не можешь, нет. Кто-то же может. И они реально молодцы. И можно себя успокаивать, что, мол, у каждого свой путь и своё предназначение, но ... впрочем, ладно.
В прошлом году в выпускном классе училась девочка. Меня сразу предупредили, что оценок ей ставить не надо, спрашивать тоже не надо, у нее диагноз, с которым в обычной школе не учатся, но мама очень хотела, подумали и разрешили. Класс ее не обижает, но и "не замечает". Такая форма сосуществования. Не худшая, надо отдать должное классному руководителю. Каждый урок начинается заново, на практике я за нее запускаю программу, дальше Даша что-то там набирает, даже сохраняет, в общем, нормально все, не хуже блондинок класса. Уже последние уроки, делаем клипы всем классом, потому что мне опять некогда, я им картинки с тем, что было под руками сбросила - работайте. А под руками оказались фото с куклами пальчикового театра. Класс работает, я Даше помогла вставить фотки, решила, что достаточно, отвлеклась на какие-то вечные бумаги, урок к концу, все смотрят клипы свои, подхожу:
- А вы покажете мне, как слова написать? Вон у девочек слова.
- Да, это титры, вот так вот. Еще музыку можно.
Дело в том. что девочка никогда не смотрела, что делается рядом, не сравнивала свою работу и чужую, это первый раз такой случай. Урок закончился, класс ушел, мы добавили музыку и клип, сохранили и перешли к компу с колонками, посмотреть в целом. В клип было вставлено несколько кадров с комментариями "Это здорово!", "Красиво!", а на финальных титрах практически без ошибок написано:"детский театр. Это хорошее задание. У меня все получилось. И я счастлива!!!" И я поняла, что это единственный урок за год, в котором был смысл.

Одна из заноз этого лета - встреча с девочкой из интерната. Ей 9 лет, зовут Эстер, она красива какой-то не нашей красотой и у нее куча диагнозов, самый понятный из которых: аутизм.
Мы общались с ней где-то 2 недели. И я не знаю, при чем тут аутизм, тут скорее какая-то инопланетная форма жизни. У нее отсутствуют защитные механизмы: если не напомнить, не будет есть, пить, захотела научиться игре "баба сеяла горох", оказалось, что не умеет совершенно задерживать дыхание в воде. Эстер не знает букв и читать не умеет, показывает рисунок, можно прочитать "заявление", справа вверху "шапка", потом текст, дата, подпись - все на местах. По памяти.
- Эстер, ты нарисуешь мне что-нибудь?
- Нет. Утром. Что ты хочешь?
- Все равно. Только расскажешь, что нарисовала?
- Тогда море. Это легко рассказать.
Мы проводили тестирование в старших классах по методике Лири (если кому интересно, есть и он-лайн вариант), такая прямая связь интеллект-агрессия вырисовывается. И единственный человек, с уровнем агрессии практически нулевым, это Даша. И в жизни действительно так. И Эстер с ее: "У тебя сегодня много работы? Ты придешь порисовать со мной?" Знаете, многим людям в моей жизни наплевать на то, много ли у меня работы, что я собралась делать и как вообще, если им что-то надо.
И я уже не уверена, что это они "не такие". Если понаблюдать за нами, теми, кого принято считать нормальными, особенно кто нынче "на подъеме", ой-ой.

Это фото с пальчиковым театром в лагере. И мы с Эстер на концерте.