September 23rd, 2008

Три букета моей жизни.

Отвечала у Нади в жж, увлеклась, решила оставить.
Первый - в школе, когда прекрасный мальчик, которого я жутко стеснялась показывать подружкам ввиду его некрасивости (при этом собственный вид почему-то не пугал, хотя должен был). Букет полевых цветов, собранный вместе с младшим братиком на даче. Я, подходя к дому, засунула его за забор, чтоб эти самое подружки не увидели. Потому что хотелось букет из роз в блестящем целлофане. Потом валом было этих роз в блестящем, хоть целлофановый ларек открывай. А цветов таких - больше никогда. А за то, что они за забором оказались, столько раз потом жизнь наказывала. Всем. Особенно целлофаном.
Второй - 19 роз, сорванных на клумбе в центре Киева и привезенных на скорой помощи на отмечание дня рождения (Почему не на милицейской? Повезло просто). Уже нет моего друга на этом свете, а память осталась. И о букете тоже. И о времени: неровном, непростом, на пределе возможного.
Третий - позже, уже после 30. Белые лилии в невероятных для провинции количествах. Этот букет нельзя было не то что оставить в комнате - даже находиться с ним рядом было опасно (собственно, как и с самим дарителем :) - пусть он будет счастлив там, у себя.
Еще был четвертый офигительный, но в другом уже смысле. Мне его отдали (ваз, наверное, не было) после ЧГК, в Алчевске. На самом деле это был букет Анатолию Вассерману в его день рождения, а жили цветы потом у меня дома долго, недели три.А офигительный потому, что лет так за 20 до этого случая у меня было 2 мечты: увидеть Вассермана и Париж. Сбылись. Оказывается, они существуют в природе. Оба.
Я так думаю, что еще не хватает пятого букета. Поживем - посмотрим.
А это четвертый. Сохранился.