Ло (_lothar_) wrote,
Ло
_lothar_

TEDxMoscow.Loot()

Шесть недель беременности и мы родили TEDxMoscow.

Даже и не подозревал, что вынесу столько лута.

Сейчас попробую перечислить, но боюсь засну походу и забуду что-нибудь.

Не-мета.
Володарский: надо работать над своим языком. Если ты не умеешь изъясняться достойно, то грош тебе цена и твоим мыслительным способностям. Они чахнут в косноязычной среде.

Это не совсем то, что он говорил, но это то что я воспринял для себя.

В целом: вот Левенчук говорит, что конференция была сделана тусовщиками и сборщиками тусовок для разнородных тусовщиков в своих предметных областях.

А я увидел, что конференция почему-то получилась очень в большой степени про язык и коммуникацию (инструменты тусования?). Володарский — искусство перевода и словесного выражения. Слюсарь — как формируется речь. Конюшин — как машина может понимать визуальные образы (и что-то ещё, я пробегал две трети доклада). Ян — как люди общаются между собой и формируют волны. Кожаринов — про пассионарность, про то что она снова воплощается в дела на фоне кризиса. Фейгин — про пассионарность и потребности людей (коммуникативно проявляющиеся).

Мне кажется, больше про языки и понимание друг друга, а не про собирание тусовок. Хотя аспекты близкие.

А ещё, посмотрев два дня на Неяглова вживую, я понял что надо идти учить-вспоминать испанский, идти восстанавливать речь на английском, и вновь учиться русскому. Ну а потом ударил Володарский и стало совсем понятно всё про себя. Даю торжественный обет впредь не материться в письменной речи и быть предельно грамматически, орфографически и речево верным. А также излагать мысли предельно ясно и литературно.


Ещё в кулуарах Левенчук заметил, что не хватает производственников, с докладами про дела, а не про общение. Да! Найти таких и посмотреть.


А на мета уровне. Это ваще.

Я впервые в жизни столько делегировал. Я ведь когда-то давно делегировал, когда был редактором в техноньюсе, у меня там пять было наполнителей каталога, которым я директивы раздавал. Но там как-то не было ощущения, потому что ответственность не делегировалась, только поручения выдавались, а ответственность была полностью на мне, я всю их инфу полностью перепроверял и переверстывал зачастую.

А вот сейчас делегирование было с ответственностью. На мне висела почти целиком техническая часть:
— свет
— съемки
— две трансляции:
—— в инет
—— в неформальный зал
— вай-фай
— электричество в неформальном зале

Отделегировано было всё! Кроме трансляции в инет, которую я просто зарядил на автомат и она сама там падала и поднималась вместе с инетом.

Дофига было ошибок. Свою работу оцениваю на тройку из пяти. То есть результат достигнут был, но всё — так себе.

Сейчас будет уголок капитана очевидности.
Оказывается, и правда, менеджерская работа — это работа с людьми. Найти компетентных людей, которым можно доверять — и доверить им работы.
Оказывается, и правда, менеджерская работа — это про принятие решений. Я чрезвычайно плохо пока что принимаю решения, я сам нерешителен, смотрю на проблему узколобо и поле возможных решений вижу очень узко, выбираю из них не самое лучшее. Это настолько удивительно в сравнении с позицией аналитика, когда смотришь системно и видишь все решения, и только предлагаешь ЛПР'у — ну давай, реши уже что-нибудь. Аналитик, оказывается, пользуется невероятной роскошью — возможностью, временем чтобы подумать и дать оценки альтернатив. Менеджер же должен быстрее решать. Хочу больше такого.

Пример моей малоопытности — ситуация с удлинителем для неформального зала. Я видел выбор из альтернатив:
— купить в месте1, месте2, месте3 по цене1, цене2, цене3 модели удлинителей 1, 2, 3
Я вообще не увидел альтернативу, «забыл» о ней — проверить до конца, правда ли крутой инкубаторский удлинитель не находится в инкубаторе.

Я мог отделегировать именно последнюю задачу и сэкономить 800 рублей и полтора часа времени Маши Мордовиной, бегавшей под дождем за альтернативами 1,2,3, потому что инкубаторский удлинитель и правда был на месте. В итоге Маша потратила кучу денег и времени и купила удлинители принципиально хуже имевшегося (но доступность которого не была выяснено).

Оказывается, и правда — надо обеспечивать надежность и уровень качества:
— брать всё оборудование, дублировать решения задач различными альтернативами, согласовывать совместимость и стандартизацию
— вести учет средств, проектировать решения и планировать то, как будут реализовываться решения тех или иных задач

Оказывается, и правда — верные друзья не подводят в самые фейловые моменты. Если бы не сетау, который прибежал ко мне домой и принес мне из дому правильный файрвайр-шнур ровно за десять минут до начала конференции — никакой бы интернет-трансляции вообще не было бы. Такие вот дела.

Оказывается, Дворкин всё-таки не сумасшедший. Хоть Дворкин и сумасшедший, и мемолаб и всё такое прочее, но это безумие дает ему заразительную уверенность — нет почти ничего невозможного. Вернее, это конечно просто безбашенность — отсутствие ощущения пределов, габаритов, рамок — «А разве это невозможно? Я не знал что это невозможно». Когда мы впервые начали мета-беседу по поводу одной дискуссии во френдфидике, мне это показалось патологией — неспособностью оценить реалистичность той или иной посылки. Но это как ошибки первого и второго рода. Если не рисковать принять неверную гипотезу, то ты очень часто будешь отвергать верные. Оказывается, способность вот так вот безбашенно, неограниченно смотреть на задачи — это отличный perk, trait, power-up, зовите как хотите. Нелимитированность, чит. Flymode on. Разве я не могу летать? Кто сказал?

Мне кажется, больше всего я делегировал благодаря Дворкину. Иногда даже в рамках собственной головы. Когда я говорил «это невозможно», Андрей повторял «что нужно, чтобы это стало возможно?» и оказывалось, что нужно как-то просто заменить себя как исполнителя на какой-то инструмент — железный или же другого человека. Самое главное, что дал Дворкин — это свою железную убежденность, что можно привлечь снаружи любой, вообще любой инструмент. И собственно цена — не важна, важен результат.

Как выяснилось, я переоцениваю цену, допускаю ошибку в гипотезе «это достаточно дешево», отвергая её. Цена, как правило, оказывалась приемлемой — она заключалась обычно в том, чтобы попросить кого-нибудь сделать то, что нужно сделать. Для меня это очень внутренне дорого, но оказывается это возможно.

Оказывается, и правда, менеджерская работа — это про коммуникацию. Про общение. Чтобы отделегировать — надо сказать. Если хочешь что-то сказать, используй для этого рот.

Оказывается, можно сводить двух подрядчиков для того чтобы получить результат их совместной деятельности. Осветителей с операторами, сетевиков вышки со своими сетевиками, звукорежиссера вышки со своим звукорежем, ребят с петличками со звукорежиссером, ребят-контентщиков и ведущих — с демонстратором слайдов и звукорежиссером. Awesome.

Оказывается, поручить — это не попросить. Поручать можно чаще, чем просить. Поручать можно, когда у тебя есть полномочия поручать. Поручать — это делегировать. Изнутри для меня это — делегирование. При коммуникации между мной и тем, кому я поручаю — это поручение.
Делегирование бывает через просьбы и через поручения. Мне тяжело просить, моя этика вся целиком противится этому — нельзя оказываться в долгу, реципрокные предрассудки, и прочая чушь. Однако поручения, когда ты уполномочен поручать, проходят мимо этого барьера. Ты не должен исполнителю за то, что твое поручение выполнено.
А ведь Мио меня уполномочил, пусть и неформально, но это так.


Мама родная.

И это так круто, столько можно сделать коллективом, оказывается.

Горы свернуть.


Мио, спасибо, что дал мне такую возможность.
Вот.

Я не ожидал, когда ругался с Абрамом в начале, что результат будет таким.

Что лута будет так нереально много.

Я просто подпрыгнул.

Куча эмоций.

Я в полном восторге.

Ах.
Tags: восторг, спасительное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments