A-5

«Звезды на нашивках. Эмблемы американской космонавтики от “Джемини” до “Спейс Шаттла”»

Недавно у меня вышла новая книга: «Звезды на нашивках. Эмблемы американской космонавтики от “Джемини” до “Спейс Шаттла”». Она посвящена мало освещенной, но весьма любопытной теме – эмблематике пилотируемых космических полетов.

Вероятно, многие из нас, наблюдая за космическими полетами, замечали на скафандрах или на тренировочных комбинезонах покорителей космоса яркие нашивки с вышитым на них затейливым многоцветным рисунком. Как правило, это и есть космическая эмблема – непременная принадлежность костюма астронавта. Летопись символики космических экипажей может в большой степени служить летописью самой пилотируемой космонавтики, и с этой стороны она представляет безусловный интерес.
В образной и компактной форме космические эмблемы рассказывают о целях, задачах, программе и участниках полета, передают их мысли и чувства. В графических символах пилотируемых полетов имеет значение каждая деталь: форма, цвет, линии, количество тех или иных элементов... В книге «Звезды на нашивках» впервые на русском языке подробно рассказывается об эмблемах, с которыми летали на орбиту и на Луну американские астронавты, приводятся их цветные изображения и рассказывается о смысле, который в них заключен. Книга содержит также краткую информацию о каждом космическом полете и комментарии астронавтов по поводу своих эмблем.

Patch-book_930_001ba

Read more...Collapse )
A-5

Книга "Астронавты"

В последнее время я как-то подзабросил ЖЖ, так что исправляюсь и хочу и тут сообщить о выходе моей книги.

"АСТРОНАВТЫ. 50 рассказов о покорителях космоса"

Sef-0032a

Практически впервые в ней рассказывается о судьбах пятидесяти астронавтов из США, Европы, Китая и некоторых других стран: Джона Гленна, Джеймса Ловелла, Джона Янга, Стори Масгрейва, Салли Райд, Жан-Лу Кретьена, Думитру Прунариу и других... Среди героев книги и прославленные «лунопроходцы», и первые представители своих государств, поднявшиеся на орбиту, и рядовые современные астронавты. Не все они – всемирные знаменитости, но все, без сомнения, – отважные люди, превосходные профессионалы и честные труженики, преданные своему делу. Издание посвящено памяти первого израильского астронавта Илана Рамона, и всех космонавтов и астронавтов, отдавших жизнь во имя освоения космоса.

Книга «Астронавты» издана в твердой обложке, хорошо исполнена полиграфически, снабжена необходимым справочным аппаратом и множеством цветных иллюстраций.

Заказать книгу можно, связавшись со мной, - через ЛС или просто в комментах.


A-5

Все еще живы...



Полет израильского астронавта Илана Рамона, который начался ровно 10 лет назад на борту американского космического корабля "Колумбия", – до его трагического завершения – вызвал в Израиле, истосковавшемся к январю 2003 года по хорошим новостям, измученном непрекращающимися террористическими актами и экономическим кризисом, прилив радости и энтузиазма, искреннего интереса к космонавтике. Буквально повсюду: в учреждениях, на предприятиях, в школах, больницах, воинских частях 16 января 2003 г. люди смотрели, не отрываясь, прямой репортаж из США о запуске «Колумбии». В больших торговых центрах были установлены гигантские экраны, чтобы посетители могли наблюдать за стартом, не отрываясь от покупок. И везде и дети, и взрослые громко отсчитывали вслух оставшиеся до старта секунды!..

Эйфория была неподдельной, а я так вообще чувствовал себя участником проекта и победителем. До трагедии было еще далеко, впереди были две интересных и счастливых недели полета с научными задачами...
A-5

30 лет назад



Когда умер Брежнев, я учился в 9 классе. Разумеется, чувства скорби никто не испытывал, но мне запомнилось собственное жгучее возбуждение и любопытство: впервые застывший мир вокруг нас приходил в какое-то движение. Мы с другом увлекались историей и политикой, в частности - государственной эстетикой, и нам было страшно интересен разворачивающийся парад державной скорби: все эти траурные флаги, портреты, лафеты, рыдающий голос диктора по ТВ, пронзительная траурная музыка с повторяющимся "Адажио" Альбинони...
Старшекласники стояли в почетном карауле у портрета Леонида Ильича в школьном холле, и для этого нас попарно на 15 минут отпускали с урока (что само по себе было страшным кайфом). Мы с другом, надев траурные повязки, стояли не то чтобы гордые – просто с ощущением некой сопричастности к высшей политике, чего не было ни разу в нашей предыдущей жизни. Стоя обочь портрета, мы вполголоса болтали, вспоминая то, что успели вычитать о похоронах Сталина и размышляя вслух, как будет дальше протекать похоронный процесс. Через четверть часа нас сменила другая пара одноклассников.
В день похорон уроки у нас отменили, и я дома по телевизору внимательно смотрел за церемонией похорон. В момент опускания гроба в могилу прозвучал первый залп артиллерийского салюта. Кстати, я это понял сразу, и спустя годы очень удивлялся, когда начали писать, что, мол, "гроб Брежнева с грохотом уронили в могилу"...
A-5

Звезды в Звездном

Друзья, кто часто бывает в ЦПК!
Не припомните, где в Звездном есть такие звезды? На въезде, на стилобате какого-то монумента, или еще где?
Заранее спасибо!

A-5

Были времена

Когда я учился в школе, упоминание фамилии Гей-Люссака на уроках физики не вызывало никаких эмоций, даже улыбок.
A-5

Белой акации...

"Белая гвардия" - одна из моих любимых книг, многократно читанная и перечитываемая.
3-4 серии, увы, не увидел - рабочий день у нас сегодня. Так что Лариосика оценить не могу.
Исполнитель роли Шервинского шокировал. Да, по книге он не такой высокий красавец, как Лановой в басовском фильме, но всё таки - дворянин, герой-любовник... А тут -- физиономия биатлониста из "Трудовых резервов". Все остальное я бы пережил (даже Елену, даже чересчур мордатого Николку), но "Шервинский" всё убил.
А благородная Юлия Рейсс выглядит как современная гламурная дива.
Пореченкову прощаю за профессиональную игру. Хотя Мышлаевский Басова незабываем и непревзойден.
...Открою сегодня перед сном бессмертный роман. Утешусь.
A-5

Как закалялась сталь

Когда-то разных знаменитостей в интервью спрашивали: "Какая Ваша любимая книга?".
Теперь, в лучшем случае, спрашивают (если спрашивают вообще): "Вы что-то читаете?".