Прекрасное Чудовище (_lasher) wrote,
Прекрасное Чудовище
_lasher

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Берегите язык смолоду.

Сегодня prophi должен вернуться из своей двухнедельной поездки по Амстердаму и Парижу, я уже прям соскучился, чесслово. Но пока он этого не сделал и не начал бомбардировать нас, наверняка, многосерийным отчетом, я расскажу вам о своем веселом трипе в столицу Нидерландов. История и смешная и страшная одновременно.

Дело было в мае 2000 года. Странствовал я с подругой Ленкой в большой компании институтских знакомых. К тому времени мы уже побывали в Варшаве, Дрездене, Париже, проехали транзитом по деревням Бельгии, а Амстердам должен был стать заключительной точкой нашего путешествия. И он стал оч. даже жирной точкой...

Приехали мы туда поздним утром. Днем осмотрели основные достопримечательности, поплавали по каналам на кораблике, покатались на великах, которых там больше, чем в Китае, ну, а на вечер у нас, разумеется, был запланирован поход на улицу красных фонарей. А пока мы плавали по каналам, мы с Ленкой сколотили команду дрянных девчонок и парней, которые просто не могли побывать в Амстердаме и не накуриться волшебной голландской травой. На наш зов откликнулись две девушки Аня и Таня и мальчик Боря. Ну вот теперь, когда все главные герои в сборе, я приступаю к основной части...

После того как совсем-совсем стемнело, мы нашли хороший кофешоп неподалеку от улицы красных фонарей рядом с каналом. Купив два чудесных косячка на пятерых, мы уютно расположились на диванах и начали наслаждаться процессом. По окончании первого, мне уже было так хорошо, что я вам и передать не могу. Тело мое стало невесомым, картины на стенах, казалось, скрывают в себе какие-то тайны, все мои друзья стали прекрасными, веселыми и лучшими на свете, вопчем, жизнь была прекрасна. Вдруг Аня заявила нам, что она пойдет проветриться на улицу. После того, как она вышла, мы принялись за второй. На его половине Таня решила узнать, куда запропала ее подружка, и тоже вышла. Мы остались втроем, жизнь стала совсем прекрасной. Докурив, мы резко вскочили и поняли, что надо срочно бежать, потому что нам казалось, что просидели мы в кофешопе часа четыре, как минимум, хотя на самом деле прошло минут сорок. Выйдя на улицу, мы вспомнили, что с нами еще были Таня и Аня. Они же были рядом, их даже искать не пришлось. Аня стояла на карачках, склонившись над каналом, а Таня, как настоящая подруга, держала ей волосы, пока та извергала из себя голландский обед в темные воды. Когда Анька подняла голову, мы увидели, что губы и язык у нее стали почему-то синего цвета. Это потом выяснилось, что она съела пачку активированного угля, а тогда ее вид нас оч. насмешил, мы даже решили, что она похожа с таким языком на чау-чау. Поскольку стоять Аня не могла, то с одной стороны ее подхватил я, с другой - Танька, Ленка поплелась сзади, а Борька, почуяв неладное, таинственным образом слинял. Так мы и пошли. Но тут тучи начали сгущаться. Анька начала говорить, что ее язык зажил своей жизнью и хочет провалиться ей в горло, чтобы она не могла дышать. Мы напряглись. Анька стонала, что она не может справиться с языком, однако с ногами она тоже не оч. справлялась, потому что мы ее уже просто тащили на себе. Не выдержав ее криков, Танька засунула ей в рот руку и схватила за язык. "Я держу его, Анечка, держу, - повторяла она, - теперь он никуда не денется, он у меня в руке". И мы пошли дальше. Анька закатила глаза и, по-моему, вырубилась, потому что про язык я больше ничего не слышал. Да и не мог слышать, потому что язык-то ее был у Таньки в руке. Улица была совершенно безлюдной, и я начал думать, что мы заблудились. Еще Ленка на нервы действовала, постоянно оглядывалась и бормотала со страшным лицом, что слышит, как нас кто-то преследует. Тут я почувствовал, как мой язык стал больше и перестает умещаться во рту. У меня начали подкашиваться ноги, потому что я понял, что мне-то его будет некому подержать, если он вдруг тоже захочет жить собственной жизнью. Внезапно мы вышли к нашему автобусу, который ждал нас. Причем, в прямом смысле ждал только нас, чтобы отвезти всех в отель. Двадцать пар глаз злобно прильнули к окнам. И тут стоим мы. Картина маслом: я весь в себе, контролирую внутренние ротовые процессы, Ленка, озирающаяся по сторонам, с круглыми глазами, Анька а отключке висит между нами, а у нее во рту Танькина рука держит язык...

Обошлось без полиции, но скорую все же вызвали на всякий случай. Аньке сделали укол, проверили кровь на содержание тяжелых наркотиков и велели отпаивать ее всю ночь колой с сахаром. Я тоже просил сделать мне укол для порядка, но меня вежливо проводили на мое место, где мы с Ленкой и забылись сном двух укурков. А Танька с Анькой с тех пор не курят. Ничего.
Tags: life, me, memoires, travel
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 43 comments