Кум (_kum_) wrote,
Кум
_kum_

Categories:
  • Mood:

Сам себе Лазарчук

Известный писатель-фантаст Андрей Лазарчук (urus_hay) сокрушается и удивляется, что две его последние книги "Соль Саракша" и "Любовь и свобода" плохо покупаются в интернете, хотя в то же время бодро скачиваются любителями халявы с флибусты. Однако, если разобраться, удивляться здесь особенно нечему. С моей субъективной точки зрения, лет десять назад Лазарчук был одним из лучших русскоязычных фантастов: я зачитывался его "Штурмфогелем", а трилогия "Гиперборейская чума", написанная совместно с Михаилом Успенским, и посейчас остается для меня на вершине русской фантастики. Однако со временем писатель иссяк, все больше страниц в его произведениях начали занимать описания тактико-технических характеристик разного холодного оружия, которое, как известно, писатель коллекционирует, и читать их стало скучно. (В "Гиперборейской чуме", как мне представляется, был достигнут идеальный баланс между вкладами соавторов: сюжеты явно от Лазарчука, а форма -- то философско-парадоксальная, то юмористическая -- очевидно, от Успенского. "Соль Саракша", по-видимому, также писалась при тесном сотрудничестве соавторов, и потому читать ее еще можно; а вот "Любовь и свобода" Успенскому была уже не интересна, и получилось... ну, то, что получилось). Поскольку, как намекает Лазарчук, новых его вещей в соавторстве с Успенским ожидать не приходится, все, что остается читателю-лазарчукофанату, это перечитывать написанное им ранее. А если "Штурмфогель" уже выучен наизусть, а почитать Лазарчука еще хочется? Вот здесь и поможет мой подход.

Берется любое крупное произведение, тот же "Штурмфогель", или большой отрывок из него, в виде текстового файла. В тексте выбирается любое предложение и на отдельном листке (или в новом файле) записываются его первые четыре знака (включая пробелы, дефисы и знаки препинания, кроме парных -- скобок и кавычек -- иначе с ними возникнут проблемы). Далее во всем файле "Штурмфогеля" отмечаются все появления этих четырех знаков, одно из них выбирается случайным образом, и в новый файл дописываются четыре знака, следующие за ним. После этого отмечаются уже все появления этих новых четырех знаков... и так далее до бесконечности (но лучше ограничиться несколькими сотнями повторов). Технически это делается элементарно: чтобы составить и отладить программу на языке Mathematica, мне понадобилось чуть больше часа -- фактически, один обеденный перерыв.

В результате работы программы получается почти русский текст, авторство которого никаких сомнений не вызывает :о), произведение тоже узнается сразу, а вот содержание... Не скажу, что оно очень богато идейно, но ассоциаций и аллюзий (новых!) в нем возникает масса. Этакая поэма в прозе. Когда-то уважаемая natabelu составляла литературные произведения, тщательно подбирая последовательность фраз полюбившихся ей авторов. Мне же и выбирать ничего не надо -- всё делает компьютер.

Вот, например, из "Штурмфогеля":

Потом тем же нельзя. Светятся за гауптман собирает маховых оказания, И покажут, но…
Бруно каких-то ли буфетчицу или его догола, заставил забрать, забрался на верхнюю полку и спокойно уверевку, из которым движением один из пауков сломана шея надеть снаружи - но это проснется, погулялись от несчастную буфетчица. Тоже до Зубовского, хотелось.
Полузнал, что из-под коньяка и сокол…
Бруно как-то зрение нельзя. Свет проникает откуда-то успел чудесам он позаботился меньше всех, во время подавляющей силе. Гауптман поворачиваться бурь птицы висело бессильно. В ноябре сам сел в киевский поезд, забрался навсегда…
Струйка кипятка разварившееся тело и лишь два опера с малиновыми петлицах - и выше, над ровного такие по одной - в киевский горловой каток. Что еще можно была сеть. Остороженого. На вокзале он дошел до Зубовского торможет, двумя или тремя?.. да нет, одним пришел. Он легко и нашатырем под столу и рассмотреть снаружи - насмерть…
Наступают все, что? Прокруг макушки и нашатыре машины были принес конверт с красивым бланком, комплекцией и цветом волос. Голова похожий на Волковым камнем и потягивая средней паршивости пиво. Потом темного ремингтонного теле была такое иногда случал в дверь уже не одобия роняя щепу и по спирали - полудня не мог: хотелось вслед за орлан клюва частоящему. И он ее терпеть не к земле! Тут управдоподобия роняя щепу и чурбачки и предметов. Что решить таксомотор, но простом, пристальные перь видел, как описание бился, то можно ли ты, бедняга, какие-то нескользнул по мохнатой спине и рухнул с самого называлось спеленают из кипятка - впрочем, к чудесах он и скольку в гостей, он просыпая уголь. Потом сеть не мог: хоть время - с самого на него было удара. Изломана шея. Ворон не любил Москву, больше тотальный, как будет аборт. Впрочем, он и держался просыпая уголь. Потом откуда-то насмерть. Поскопов?
Пламя весело беспутный таким жало, старается: свет, а которону.
Если долгую роскошную пьянку.
- Да. Но он дошел до Зубовского, он сколько дней парадно, - но так разбился Малыш. - Неужели не смог отошел до Зубовского, хотелось пройтись. Он сразу трое: два. Все. Запомнил.
Стая выход, так уж сложив крылья. Близкая молния ослепляет. Штурмфогелю клюва частоящие французские духи?..
Штурмфогель. - Это…
Остороженого. На вопросыпая уголь. - Прячьте это там, в только круг макушки и вот уже ком подержал и ждал, что есть не сможет ничего все его голову подписание туда, к земле, кисть с такой же это они описывает несчастную буфетчицу или в ряд у парадной, оставалось поначалу, и миновала странного догола, заставил забрался обжигающим.
Вниз, к земле! Тут управа и беспечить сеть. От резкого торможении пристально открытое звездное пламя весны. Четыре машины были по-настояли в них неулович! Ворвать себе замечался молния ослепляет. Штурмфогель уже ком из сети, опутали стучать кулаками: Откройте! Тут управдоподобия роняя щепу и чурбачки и околышами и казалось, поток рвется наверху. В саду Гипноса. Он стряхнул крыло, но текста его бросилась вырваться в Пасху, проникает ком и посмотреть снабженец не перестал дергаться вместе с половимо было оглаживает крыльям. Это была сливное отверсть на половиной голова…
Осторой из дальневосто зрением и физически, и появился все равно взмерцнули в них какого-то не мог отливки, - обернулся…, - полуголая толстым дымящимся подводными, но левое время и веер молния ослепляется прорвать сеть. Остальные часы на гауптман, раздел его квартире беспровоцировал нормально. В ноябре сам себе принес конверт с красных колена вопротивляется разными людьми, в форма для отбиваться бурный круглых горы, почти неуловимо были глаза… Потом откуда-то снизу.
Можно знать язык, нужно знал, что есть нужно и незаинтересованный диск большом шуме и невредны, - с кислой улыбкой скажем, как вылезли из сети, опутали паутиной и всадил стаю. Штурмфогеля.
Он упал наверх, мимо каких-то еще раз прошел мимо, ловя запах будто были буфетчицу или НКГБ и там сделать язык, нужно было подрагивая, жало, старается: свет, одним - а может, двумя или тремя?.. да нет, а когда случае чего самого сделают все, чтобы получить от них почек. Девочка-опер была спутали примерно так и непринес конверт с красных колена была такое иногда следующий на прямо на вопрос. Голова похожий на Волковым камнем и потягивающим сломана Гюртнером, а широким открывала своей безумной стене - аист хрупок. Что еще двое и чей-то локоть, дальше часто-частоящим Сашей Волков! Александр Михайлович! Ворон не сможет, тебя, Волкова - впрочем, он и был не так, скажем, что его в затылок.
Страшные. Волков! Александр Михайлович! Ворон бы ее не хотелось вспышку взрыва. Следом по крылья вздрагивают в тугой жгут…
- Не трепещи, Штурмфогель пожелал пристремительно. Бульоном. В ноябре сам он и, потом вытянутая шерстие, не форма для него долгую роскошную пьянку.
- Жрать, - скользнул по мохнатой стене, конечно, ты умный, узкий, в шляпе и даже в пенсне! Повернись, напряженный…
Он описывает несколько то, чтобы схватив Штурмфогель увидел всерьез.
Штурмфогель погон, но все было насекомой тусклости пиво. Поскошную пьянку.
- А мы предством не требуется.
Разумно. Поскользнул по одной - уступает, а когда-то снизу, из мрака или фотография - лицу, он тычками провато-розовый.
Из белого туманной подъем-разведку Штурмфогель сегодняшний замученной посмотрел, как санитары достаточно уверенно ждало удара. Изломана шея. Ворон бился, пытался с женщиной поросло чем-то время?.. да нападающим.
- Кто-нибудь ему пейзажу. То есть и жестковатает местной пропустился прорвать в него яд. Штурмфогель же, конечно, - скорее какое и что его на малую планеты неясно проще всего лишь между занавесками. Изгиб плавный из дальневости пиво. Потом откуда-то летающиеся белые перекусили НКГБ и там себе замену в мире живых почек. Девочка-опер была изнанке достаточно уверенного крылья вздрагиваются сокол…


Натуральный Лазарчук, и никаких ТТХ ножиков!
Tags: mathematica, Лазарчук, кривотифф, литература, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments