July 9th, 2007

Boru

Вот оно в чем дело!

"Борозды и извилины неокортекса млекопитающих возникли не на пустом месте. Они сформировались из специализированных обонятельных центров переднего мозга. В далёком прошлом обонятельные центры основного и дополнительного (вомероназального) органа обоняния были основными компонентами переднего мозга наземных позвоночных. Обонятельный анализатор является древнейшей анализаторной структурой ставшей базой для возникновения большей части структур переднего мозга. В конечном счёте, обонятельная и вомероназальные системы дали начало неокортексу, который возник как своеобразная ассоциативная надстройка над обонянием. Ещё у рептилий этот участок плаща переднего мозга контролировал обонятельные сигналы, определявшие весь биологический смысл работы переднего мозга как мозгового центра обоняния. Именно от работы этих центров зависело распознавание своего и чуткого, выбор половых предпочтений, обработка половых сигналов. На этой базе интегративного анализа обонятельных сигналов возник функциональный фундамент, управляющий эмоционально-инстинктивным поведением. По сути дела, те базовые структуры, которые возникли ещё во времена первичноводных позвоночных, амфибий и рептилий, стали у млекопитающих не просто мозговыми обонятельными центрами, но и центрами управления эмоциональным и гормональным поведением. Через обонятельные стимулы запускается та или иная форма поведения, которая подключает гормональные центры промежуточного мозга. В результате животное осуществляет определённую инстинктивную форму поведения под непосредственным гормональным контролем.

Неокортекс возник для интегрированного обслуживания сложных форм полового поведения. В последствии половые эмоционально-гормональные системы контроля поведения сохранились за древними обонятельными центрами, а неокортекс стал представительством основных органов чувств и ассоциативных центров приматов. Следовательно, весь комплекс рассудочной деятельности приматов и человека сложился на базе обонятельной системы. Более того, базовым исходным элементом конструкции переднего мозга приматов стал интегративный центр полового обоняния. Поэтому вся рассудочная деятельносгь приматов и человека проходит через своеобразный оценочный фильтр полового поведения. Это крайне порочный принцип мышления, но он явллется платой за половые источники формирования рассудочной деятельности. Чудесной перспективой для приматов было бы возникнонение ассоциативного мышления на базе зрительной или слуховой систем. В таком фантастическом случае неврологическая база эмоционально-гормонального контроля поведения была бы отделена от базовых функций неокортекса. Тогда бы не было постоянного внутреннего конфликта между мышлением и врожденными биологическими стратегиями поведения. К сожалению этого не случилось. Источником неокортекса стала обонятельная система. В происхождении коры оказался заложен ещё один скрытый конфликт мотиваций поведения приматов. Он возник из противостояния архаичной биологической системы мозга, несущей видоспецифическую информацию, и эволюционного новообразования - неокортекса."


Статья "Двойственность поведения приматов"
С.В. Савельев
Boru

Про лень

И еще оттуда же.

"Следовательно, активная работа ассоциативных центров головного мозга для приматов и человека выглядит довольно сомнительным поведенческим выбором. Гигантские расходы на работу мозга ставят особь на грань гибели и блокируются всеми возможными физиологическими способами. Иначе говоря, «думать», в обиходном смысле этого слова, крайне энергетически не выгодно. Поэтому организм всеми способами пытается избежать этого процесса. В ход идут все отработанные в ходе эволюции приемы: от химической стимуляции эндорфинами бездеятельности мозга до глубоких вегетативных расстройств желудочно-кишечного тракта при излишней задумчивости.

В отношении экономии энергии крайне демонстративно поведение кошачьих. Львы, гепарды, тигры и пантеры основное время проводят в полудреме, как и домашние кошки. Подсчитано, что кошачьи около 80% времени неактивны, а 20% тратят на поиск добычи, размножение и выяснение внутривидовых отношений. Похожая ситуация складывается и у высших приматов. Около 60% времени они пассивны или проявляют крайне незначительную активность. Бездеятельность, связанная с экономным расходованием энергии, имеет жесткий функциональный характер, но она воспринимается сторонними наблюдателями как «отдых», «развлечение» или даже «лень».

Таким образом, у высших приматов и человека сложилась парадоксальная ситуация в физиологии центральной нервной системы. С одной стороны, крупные приматы обладают большим мозгом с развитыми анализаторами и ассоциативными центрами. Вес головного мозга шимпанзе может достигать 450 г, оранга – 480 г, а гориллы – 550 г. Казалось бы, мозг такого размера способен решать крайне сложные задачи. Однако этого не происходит даже у большинства людей со средней массой мозга в 1320 г. Существует первое физиологической препятствие делающее двойственным поведение всех высших приматов и человека. Оно состоит в энергетических ограничениях продолжительной работы мозга. Большой энергозависимый мозг не может интенсивно работать столько, сколько хочется его обладателю. Если возбужденный примат заставит свой головной мозг долго и интенсивно работать, то организм просто погибнет. Поэтому бездеятельность называемая «ленью» или праздностью является не результатом социальной эволюции, а элементарным условием выживания организма с крупным энергозависимым мозгом. По той же причине заставить активно работать ассоциативные центры головного мозга человека крайне сложно. Даже при условии социального изобилия пищи, репродуктивном успехе и гарантированной доминантности невозможно убедить мозг начать активно тратить бесценные ресурсы организма. На стороне «ленивого» мозга оказываются миллионы лет успешной эволюции, а на стороне рассудочной деятельности – запас еще не съеденной пищи в холодильнике. Это неравноценная борьба мотиваций обычно заканчивается в пользу древних аргументов, а творческое мышление остается редким явлением.

Возникает вполне естественный вопрос об эволюционных причинах возникновения крупного мозга приматов и человека. Если этот орган так энергозатратен, то как он вообще мог возникнуть в процессе эволюции? Казалось бы, создание столь невыгодного в энергетическом плане органа должно было привести к быстрому вымиранию всей группы. Судя по палеонологической летописи, вымиранию подверглась большая часть когда-либо существовавших приматов и антропоидов. Только небольшая группа видов сохранилась до настоящего времени. Тот факт, что высшие приматы и предки человека не вымерли означает существование некоторых неочевидных преимуществ, которые давал большой и эволюционно «невыгодный» головной мозг.

Крупный мозг с развитыми системами анализаторами и огромными ассоциативными областями коры у приматов возник и сохранился в эволюции в результате баланса двух противоположных тенденций. Одна тенденция связана с тем, что приматы были вынуждены решать нам неизвестные, но крайне сложные аналитически-ассоциативные задачи. Для этого нужен большой и совершенный мозг. Обладание таким развитым мозгом позволяло решать все биологические и социальные проблемы приматов, но его постоянное использование было непозволительной роскошью. Задача выглядит почти неразрешимой. Однако выход есть, и он лежит на поверхности проблемы. Если нервная система приматов оказывается крайне «дорогим» органом, то чем меньше времени мозг работает в интенсивном режиме, тем дешевле обходится его содержание. Следовательно, уменьшение времени использования развитого головного мозга снижает его долю в энергетическом балансе организма. Поэтому сформировалось несколько изощреннейших форм поведения связанных с экономией энергии за счет снижения активности головного мозга. Этот набор невиданных способов бездеятельности или «лени» не имел аналогов в эволюции животного мира. Подобный способ экономии энергии на работе мозга оказался столь успешен, что продолжает играть решающую роль в поведении современного человека.

Таким образом, большой мозг можно эффективно использовать от случая к случаю, но не перегружать постоянно. Он эффективен для решения любых сложных проблем, но время его использования ограничено энергетическими запасами организма. Логическим следствием из такой закономерности является вторая тенденция эволюции приматов – увеличение размеров головного мозга. Чем эффективнее становились механизмы ограниченного использования совершенного мозга, тем большего размера он мог стать. При помощи крупного мозга биологические проблемы решались все быстрее, а общие расходы на его содержание снижались."


Короче говоря, мало того что это гипертрофированный нюхатель чужих пиписек(!), так он еще и энергетически не забалансен и постоянно его пользовать нельзя. Кошмар. Куда я попал... Как будто читаю мануал по использованию своей "хардвары". Часто включать моск нельзя, а когда все-таки работает - то есть "налог": полускрытая половина всех мыслей - про еблю.