Tags: Проза

Все хорошо!

Принцесса

Жила была в большом-пребольшом замке принцесса.
И была эта принцесса некрасивая-пренекрасивая. Натурально, прям кривая и косая... как коза.
Все хорошо!

отказаться нельзя участвовать

Хватит писать однообразные посты в своем блоге - пора выходить в люди! Прими участие в литературном конкурсе "Осенний блюз", получи главный приз и специальную статью о своем творчестве. Заявку на участие в конкурсе оставь в комментариях по ссылке - http://yanewegi.livejournal.com/177005.html.
Все хорошо!

Шаг в сторону

        Сергей читал «Метро» в метро. Он долго изучал в газете рекламу «Ростикс» и никак не мог понять, почему на их логотипе в центре петух (или курица?) с хитрой ухмылкой и в поварском колпаке. Но ведь главное блюдо в «Ростиксе» - куриное мясо. Получается, что готовят там – петухи-каннибалы? Размышляя над этим парадоксом, Сергей, вдруг ощутил, что он, вот в этот самый момент, в это самое мгновение, как бы шагнул в сторону от потока жизни, от рутинных автоматических реакций. Новое ощущение понравилось. Стараясь пребывать в этом состоянии наблюдателя- анализатора, он повел взглядом по вагону метро. Бросилось в глаза еще одно творение креативных рекламщиков. Это была реклама водки с Валуевым. Тоже странно. Валуев – известный спортсмен, боксер, – вряд ли он после успешного боя празднует победу с рюмочкой в руке. (С какой рюмочкой!? В его ручищах пивная пол-литровая кружка выглядит аккуратной кофейной чашечкой.) Или может празднует? Тогда понятно почему в последнее время не все гладко у него в спортивной карьере… Да… много интересного вокруг. А еще Сергей прочитал надпись на стекле: «Места для пассажиров с детьми и инвалидов». На этих местах сидели какие-то студенты. А где заявленные пассажиры?
         Додумывая последнюю мысль, Сергей вышел на своей станции. Он обратил внимание на смотрительницу эскалаторов – та, уткнувшись подбородком в грудь, мирно спала. Никто кроме него этого и не замечал… А ей снился прекрасный бал, где она игриво танцевала в роскошном платье. Она кружилась и кружилась в такт прелестной музыке.     
 
Все хорошо!

Настоящий

– Нет, я считаю, что мужчина должен уметь забить гвоздь… Это у каждого мужика в крови должно быть. А если не способен, то я таких в полу-мужики записываю. Нет, Лен, ну правда. И ведь сейчас таких все больше…

Такой разговор между молодыми аспирантками случайно в курилке подслушал Гурий Ипполитович. Гурий Ипполитович был в растерянности… За 20 с лишним лет работы в лаборатории он никогда не делал ничего своими руками, а особенно с помощью каких-либо инструментов. Папа его – Ипполит Мигмарович, был стопроцентным интеллигентом, никогда ничего не мастерившего своими руками и не приучая своих детей к этому. Только раз в жизни ему доверили молоток, для того чтобы выправить алюминиевую раму для гаража. Тогда он после двух ударов свалил на себя стоявший рядом стальной угол и с разбитой головой был доставлен на скорой в поликлинику.
Так и Гурий Ипполитович никогда не занимался ничем подобным. Его главным инструментом был его Мозг.
Размышляя об этом, он прошел в свою лабораторию. Там посреди комнаты лежали две полки и большой портрет бывшего директора НИИ.
- Гурий Ипполитович, надо бы повесить все, - сразу выстрелила Мариночка.

Гурий Ипполитович растеряно посмотрел на научную сотрудницу.
- Так давайте техников вызовем, или аспирантов.
- Гурий Ипполитович, так лето же! Нет никого.. Я уже всех обзвонила. Может Вы повесите? Там и надо-то пару гвоздей забить - не унималась Мариночка.

Гурий Ипполитович задумался…
- Я…у меня, у меня инструменты дома. Я повешу, повешу. – неожиданно для себя сказал Гурий Ипполитович…
Старенькая «шестерочка» несла Гурия Ипполитовича на дачу. На заднем сидении гордо лежали новенький молоток, три килограмма разносортных гвоздей и пачка книг по ремонту.
Половина субботы ушла на изучение литературы. А потом Гурий Ипполитович взялся за дело. Он деловито осмотрел молоток, покрутил его в руках, сделал пару пробных замахов, взял гвоздь...
Первые попытки были робкими и неудачными. Гвозди не слушались, попадать ровно по головке оказалось не так уж просто. Некоторые гвозди упорно гнулись, некоторые вылетали из рук, выбив из себя искру при этом. Маленькие гвозди вообще плохо слушались, к ним оказывается нужен свой подход.
Суббота заканчивалась, а у Гурия Ипполитовича заканчивался второй килограмм гвоздей. Раскрасневшийся, с засученными рукавами, со сбитыми руками, он совсем не был похож на себя – профессора.
На следующий день, он без труда забил оставшийся килограмм, используя разные удары, специально загибая некоторые гвозди так как он хотел, загоняя некоторые с трёх ударов, некоторые под углом, явно получая удовольствие от процесса.

В понедельник Гурий Ипполитович просто влетел в свою лабораторию, и напомнил себя во времена только-что защищенной докторской.
- Мариночка, где у нас лестница? Так. Ты освободи здесь место. Сейчас полки с портретом вешать будем.

Марина удивилась непривычному напору и покорно выполняла распоряжения. Гурий Ипполитович достал рулетку, отметил точки и ловко, даже как-то играючи забил гвозди в нужные места. Через мгновения полки и портрет гордо висели на стене...

...

- А наш-то Гурий Ипполитович-то, - настоящий мужик. Полки у нас враз повесил – мастер. – Марина хвалилась в курилке аспиранткам.

А Гурий Ипполитович удовлетворенно улыбался, подслушивая за дверью.
Вот что значит НАУЧНЫЙ ПОДХОД. 
Все хорошо!

(no subject)

-         Нуу не могу я уже…ну сколько можно??!!

-         Юрий Михайлович, нужно.

-         Опять этот парик! В нем жарко, душно, после него голова вся чешется. У меня уже вся лысина красная от этого парика! Кепку вот эту дурацкую приходится носить! А этот грим многослойный – ты знаешь что это такое когда вся рожа чешется, а почесать не можешь?!

-         Юрий Михайлович, нам нужно торопиться.

-         Эххх! Давай-ка корсет. Давай затягивай-затягивай.  Какое сегодня платье? Ааа, вот это. Ну в этом хорошо будет – не так жарко. Уффф. Платформы еще эти ваши.

-         Юрий Михайлович, сегодня нужно хорошо выглядеть – пресс конференция все-таки.

-         Хорошо выглядеть — хо-ро-шо выглядеть! Надоело уже! Слушай давай что-нибудь другое придумаем, а? Ну давай, что авария там, или еще что-нибудь в этом духе. И все – один и в едином лице, а?

-         Юрий Михайлович, ну вы же знаете что сейчас этого сделать нельзя. Иначе вам нельзя будет заниматься бизнесом. Проделана колоссальная работа. С большим трудом найдены двойники. Ну не можем мы иногда их использовать, но это все реже случается. Мы вас передеваем сейчас 1-2 раза в месяц. Это достаточно редко. Согласитесь что это не такая уж большая цена за ваше «семейное» состояние.

-         Ну ладно-ладно, хватит тараторить. Пошли уже.

 

Госпожа Батурина вышла из здания и направилась к своей шикарной машине…. 
Все хорошо!

Основано на реальных событиях

-         Значит так! – свирепел директор по производству.  - Ваша задача осуществить в точности технологический процесс. И если у нас написано 10 литров спирта на 1 замес – значит там должно быть ровно 10 литров! Сколько можно брак гнать? Вы технолог или где? Решайте как хотите.

-         Но Сергей Иванович, мы привозим и выдаем все 10 литров спирта каждый раз. Скорей всего рабочие – замесчики себе отливают. При чем здесь мы? – оправдывался главный технолог.

-         Это ваш вопрос. Решайте.

После разговора главный технолог написал распоряжение: во избежание расхитительства, с такого-то числа, инженер-технолог лично присутствует при заливке спирта в замесный котел…

-         Что, Николай Иваныч, теперь лично смотреть за нами будете? – подтрунивали операторы замеса Петрович и Сан Саныч, запуская замесовый котел.

-         Да. За вами глаз да глаз! У меня, можно подумать дел других нету…

Петрович деловито открутил крышку канистры, подошел к краю котла и начал осторожно выливать чистый спирт в будущие рулеты…

-         Давай быстрее уже – поторапливал инженер-технолог.

-         Спешка нужна только при ловле блох – парировал Петрович, выливая остатки в котел. Вот, получите-распишитесь – он протягивал Николай Иванычу пустую канистру, -  все как в аптеке.

Сан Саныч провожал внимательным взглядом инженер-технолога.

-         Я же говорил, сработает! А ты- запалит, запалит!. Давай доставай, ушел уже!

Подгонять Петровича не было необходимости. Он ловко вытаскивал из котла, привязанное на крепкой веревке жестяное ведро спирта. 
Все хорошо!

Дело Семена Загородкина

Семен Загородкин, сегодня спешил домой. Он наконец решился сделать это. Да. Он назначил этот день за неделю – чтобы уж наверняка сегодня. Купив дежурные «две «Золотой бочки», пельмени и майонез», он семенил возбужденной походкой к остановке маршрутки. Да, он все продумал и приготовил. Он прокручивал и прокручивал у себя в голове как он это делает, и тут же озабоченно оглядывал попутчиков, как будто они могли знать что он сейчас думает. 
Collapse )